Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Ежов Николай Иванович (1895-1940)

Николай Иванович Ежов (19 апреля (1 мая) 1895 года - 4 февраля 1940 года[1]) - советский государственный и политический деятель. Народный комиссар внутренних дел СССР (1936-1938), генеральный комиссар госбезопасности (с 1937, 24 января 1941 лишён звания), исполнитель политических репрессий (1937-1938). Председатель КПК и секретарь ЦК ВКП(б) (1935-1939).
Год, на всём протяжении которого Ежов находился в должности главы НКВД - 1937 - стал символическим обозначением репрессий; сам этот период очень скоро стали называть ежовщиной.
   Во главе НКВД
В сентябре 1936 года назначен Народным комиссаром внутренних дел СССР.
1 октября 1936 года Ежов подписал первый приказ по НКВД о своём вступлении в исполнение обязанностей народного комиссара внутренних дел СССР.
Как и его предшественнику Г. Г. Ягоде, Ежову подчинялись и органы государственной безопасности (ГУГБ НКВД СССР), и милиция, и вспомогательные службы, такие, как управления шоссейных дорог и пожарной охраны.
На этом посту Ежов занимался координацией и осуществлением репрессий против лиц, подозревавшихся в антисоветской деятельности, шпионаже (статья 58 УК РСФСР), "чистками" в партии, массовыми арестами и высылками по социальному, организационному, а затем и национальному признаку. Систематический характер эти кампании приняли с лета 1937 года, им предшествовали подготовительные репрессии в самих органах госбезопасности, которые "чистили" от сотрудников Ягоды. В этот период предельно широко использовались внесудебные репрессивные органы: т. н.("особые совещания (ОСО)" и "тройки НКВД"). При Ежове органы госбезопасности стали зависеть от руководства партии гораздо слабее, чем при Ягоде. Ежов сыграл важную роль в политическом и физическом уничтожении т. н. "ленинской гвардии". Были репрессированы бывшие члены Политбюро ЦК ВКП (б) Ян Рудзутак, Станислав Косиор, Влас Чубарь, большая часть членов ЦК, наркомов, секретарей обкомов, военного командования, руководителей крупнейших предприятий. Существуют разные точки зрения насчёт того, был ли Ежов старательным исполнителем сталинских указаний или проводил собственную политическую линию.[источник не указан 313 дней]
При Ежове был проведён ряд громких процессов против бывшего руководства страны, закончившихся смертными приговорами, особенно Второй Московский процесс (январь 1937 года), Дело военных (июнь 1937 года) и Третий Московский процесс (март 1938 года). В своём рабочем столе Ежов хранил пули, которыми были расстреляны Зиновьев, Каменев и другие; эти пули были изъяты впоследствии при обыске у него.[6]
Данные о деятельности Ежова в области собственно разведки и контрразведки неоднозначны. По отзывам многих ветеранов разведки, Ежов был в этих делах абсолютно некомпетентен и всю энергию посвящал выявлению внутренних "врагов народа". С другой стороны, при нём органами НКВД был похищен в Париже генерал Е. К. Миллер (1937 год) и проводился ряд операций против Японии, за рубежом был организован ряд убийств неугодных И. В. Сталину лиц.
Ежов считался одним из главных "вождей", его портреты печатались в газетах и присутствовали на митингах. Широкую известность получил плакат Бориса Ефимова "Ежовые рукавицы", где нарком берёт в ежовые рукавицы многоголовую змею, символизирующую троцкистов и бухаринцев. Была опубликована "Баллада о наркоме Ежове", подписанная именем казахского акына Джамбула Джабаева (по некоторым данным, сочинённая "переводчиком" Константином Алтайским). Постоянные эпитеты - "сталинский нарком", "любимец народа".

Помню, когда я изучал [реабилитационное] дело Ежова, меня поразил стиль его письменных объяснений. Если бы я не знал, что за плечами у Николая Ивановича незаконченное низшее образование, то мог бы думать, что это так складно пишет, так ловко владеет словом хорошо образованный человек. Поражает и масштаб его деятельности. Ведь именно этот невзрачный, необразованный человек организовал строительство Беломорканала (начал эту "работу" его предшественник Ягода), Северного пути, БАМа.[7] 
А. Т. Уколов

Подобно Ягоде, Ежов незадолго до своего ареста (9 декабря) был смещён с поста главы НКВД на менее важный пост, что являлось признаком его опалы. Первоначально его по совместительству назначили наркомом водного транспорта (НКВТ): эта должность имела отношение к предшествующей его деятельности, так как сеть каналов служила важным средством внутренней связи страны, обеспечивающим государственную безопасность, и возводилась зачастую силами заключённых. После того, как 19 ноября 1938 года в Политбюро обсуждался донос на Ежова, поданный начальником управления НКВД по Ивановской области В. П. Журавлёвым (который вскоре перемещён на пост начальника УНКВД по Москве и Московской области), 23 ноября Ежов написал в Политбюро и лично Сталину прошение об отставке. В прошении Ежов брал на себя ответственность за вредительскую деятельность различных "врагов народа", проникших по недосмотру в НКВД и прокуратуру, а также за бегство ряда разведчиков и просто сотрудников НКВД за границу (в 1937 году полпред НКВД по Дальневосточному краю Г. С. Люшков бежал в Японию, в то же время сотрудник НКВД УССР Успенский скрылся в неизвестном направлении и т. д.), признавал, что "делячески подходил к расстановке кадров" и т. п. Предвидя скорый арест, Ежов просил Сталина "не трогать моей 70-летней старухи матери". Вместе с тем, Ежов подытожил свою деятельность так: "Несмотря на все эти большие недостатки и промахи в моей работе, должен сказать, что при повседневном руководстве ЦК НКВД погромил врагов здорово..."[8]
9 декабря 1938 года "Правда" и "Известия" опубликовали следующее сообщение: "Тов. Ежов Н. И. освобождён, согласно его просьбе, от обязанностей наркома внутренних дел с оставлением его народным комиссаром водного транспорта". Его преемником стал Л. П. Берия, который был организатором Террора 1937-1938 в Грузии и Закавказье, а придя в НКВД, провёл ещё с конца сентября 1938 года по январь 1939 года широкомасштабные аресты в НКВД, прокуратуре и судах людей Ежова.
21 января 1939 года Ежов присутствовал на торжественном заседании по случаю 15-летия смерти В. И. Ленина. Не был избран делегатом XVIII съезда ВКП(б).
    Арест и смерть
10 апреля 1939 года нарком водного транспорта Ежов был арестован по обвинению в "руководстве заговорщической организацией в войсках и органах НКВД СССР, в проведении шпионажа в пользу иностранных разведок, в подготовке террористических актов против руководителей партии и государства и вооружённого восстания против Советской власти". Впрочем,политический аналитик Анатолий Вассерман утверждает и то, что Сталин уничтожил Ежова, как и других лидеров НКВД в связи с многочисленными нарушениями в их работе.  Содержался в Сухановской особой тюрьме НКВД СССР.
Согласно обвинительному заключению, "подготовляя государственный переворот, Ежов готовил через своих единомышленников по заговору террористические кадры, предполагая пустить их в действие при первом удобном случае. Ежов и его сообщники Фриновский, Евдокимов и Дагин практически подготовили на 7 ноября 1938 года путч, который, по замыслу его вдохновителей, должен был выразиться в совершении террористических акций против руководителей партии и правительства во время демонстрации на Красной площади в Москве".[8] Кроме того, Ежов обвинялся в уже преследуемом по советским законам мужеложстве[9][10][11][12] (в обвинительном заключении было сказано, что Ежов совершал акты мужеложества "действуя в антисоветских и корыстных целях").[11]
На следствии и суде Ежов отвергал все обвинения и единственной своей ошибкой признавал то, что "мало чистил" органы госбезопасности от "врагов народа".

Я почистил 14 000 чекистов, но огромная моя вина заключается в том, что я мало их почистил. Повсюду были враги...

В последнем слове на суде Ежов заявил:

На предварительном следствии я говорил, что я не шпион, я не террорист, но мне не верили и применили ко мне сильнейшие избиения. Я в течение двадцати пяти лет своей партийной жизни честно боролся с врагами и уничтожал врагов. У меня есть и такие преступления, за которые меня можно и расстрелять, и я о них скажу после, но тех преступлений, которые мне вменены обвинительным заключением по моему делу, я не совершал и в них не повинен... Я не отрицаю, что пьянствовал, но я работал как вол... Если бы я хотел произвести террористический акт над кем-либо из членов правительства, я для этой цели никого бы не вербовал, а, используя технику, совершил бы в любой момент это гнусное дело...[8]

3 февраля 1940 года Н. И. Ежов приговором Военной коллегии Верховного Суда СССР был приговорён к исключительной мере наказания - расстрелу; приговор был приведён в исполнение на следующий день, 4 февраля того же года в здании Военной коллегии Верховного Суда СССР. Труп кремирован в Донском крематории.
Об аресте и расстреле Ежова никаких публикаций в советских газетах не было - он "исчез" без объяснений для народа. Единственной внешней приметой падения Ежова стало переименование в 1939 году недавно названного в его честь города Ежово-Черкесска в Черкесск, и "исчезновение" его изображений с некоторых "исторических" фотографий.
В 1998 году Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации признала Н. И. Ежова не подлежащим реабилитации.

Ежов... организовал ряд убийств неугодных ему лиц, в том числе своей жены Ежовой Е. С., которая могла разоблачить его предательскую деятельность.
Ежов... провоцировал обострение отношений СССР с дружественными странами и пытался ускорить военные столкновения СССР с Японией.
В результате операций, проведённых сотрудниками НКВД в соответствии с приказами Ежова, только в 1937-1938 гг. было подвергнуто репрессиям свыше 1,5 млн граждан, из них около половины расстреляно.[7] 
Из Определения № 7 н - 071/98 Военной коллегии Верховного суда РФ.
Семья
Женой Ежова была Евгения (Суламифь) Соломоновна Хаютина. Незадолго до ареста Ежова 29 октября 1938 года в подмосковном санатории имени Воровского Хаютина покончила жизнь самоубийством (отравилась).
Приёмная дочь Ежова и Хаютиной Наталья, которую в 1933 году они взяли пятимесячным ребёнком из приюта, после их ареста в 1939 году была помещена в детский дом № 1 в Пензе и получила фамилию матери, под которой и жила в дальнейшем. В Пензе она прожила около 19 лет. По окончании Пензенского музыкального училища (1958) она была направлена по распределению в Магаданскую область, где в настоящее время и проживает - посёлок Ола. В годы перестройки безуспешно добивалась реабилитации своего приёмного отца [13].
Литература
* Алексей Павлюков Ежов. Биография. - М.: "Захаров", 2007. - 576 с. - ISBN 978-5-8159-0686-0 
* Н. Петров, М. Янсен "Сталинский питомец" - Николай Ежов, пер. с англ. Н.Балашов, Т.Никитина - М.: РОССПЭН, Фонд Первого Президента России Б. Н. Ельцина, 2008. 447 с. - (История сталинизма). ISBN 978-5-8243-0919-5 
* Рейфилд Д. Сталин и его подручные / авторск. пер. с англ., расширенн. и доп. - М.: Новое литературное обозрение, 2008. - 576 с. - ISBN 978-5-86793-651-8 - Гл. 7. Кровавая ежовщина. - С. 315?367. 

Из Бажанова
Ежов, который будет заведовать "сектором кадров" сталинского секретариата (это он будет продолжать списки Товстухи ; это он через несколько лет, став во главе ГПУ, будет расстреливать по этим спискам и зальет страну новым морем крови, конечно, по высокой инициативе своего шефа, великого и гениального товарища Сталина)

В этом году несчастье обрушилось на много семейств. Как будто из пекла вырвались все дьявольские силы. НКВД возглавил злобный карлик, Ежов . Он косил и партийных людей, всех рангов и положений. Тогда сложили головы многие "соратники" Ленина, старые политкаторжане. Одних прикончили в подвале, другие предпочли сами пустить себе пулю в лоб.

Но в ещё большем количестве исчезли беспартийные профессора, врачи, инженеры, филологи. Сумасшедшие головы высших вершителей судеб во всём видели вредительство. Чекисты создавали новые и новые дела о вредительстве и "пришивали" к ним людей, никакого отношения к вредительству не имевших.

В Институтах жертв было сравнительно меньше. Из арестованных Глеб знал болгарина Петрова , когда-то работавшего в его кафедре, профессора физика Рашеева , тоже болгарина, из кафедры сопротивления материалов доцента Подрезного и доцента Руденко , ряд красных профессоров социально- экономических дисциплин. Избиение теплотехников - Ладыженского , Шелковникова и других - произошло раньше. Но инженеров на производстве выбивали из строя, как будто по ним палили шрапнелью. Были арестованы инженеры-путейцы Вовк , Эльсберг , механик Кроненберг , теплотехник и электрик Швецов .

Профессор Белинг и женщина-профессор Радзиевская были арестованы, но скоро выпущены. Потом арестовали Якова Яковлевича Дьяченко . Жена его отвезла дочь в Остёр, приехала обратно в Киев и тоже была арестована.

Сын её студент остался один в Киеве и должен был являться периодически в НКВД, которое взяло над ним "опеку". От матери он получал письма. Она была в женском лагере на севере . Она занималась там вышиванием и совсем испортила себе зрение. От отца письма не получались, видимо он был сослан без права переписки .

Был арестован и инженер-путеец Юрченко . Его короткие отношения со многими партийцами его не спасли.

В газете "Коммунист" появилась нехорошая статья об Адольфе Карловиче Линно . Ему инкриминировалось то, как он объяснял на лекции, что такое бутерброд. Бутерброд, говорил он, по-немецки значит хлеб с маслом и ничто другое. По-русски бутербродом можно назвать хлеб с чем угодно, с колбасой, с килькой, с тюлькой. В этом увидели враждебный выпад, издевательство над благородным, универсальным русским бутербродом. На эту статью можно было бы наплевать, если бы она не означала, что где-то, где решаются судьбы человека, акции Адольфа Карловича упали низко. Его можно ошельмовать, а может быть и хуже того - арестовать.

Однажды, когда Эльза Ивановна вернулась вечером домой, а Адольф Карлович был ещё на лекции, к ней позвонили. Это были два чекиста. Они уселись ждать. Эльза Ивановна встретила мужа словами: тебя ждут. Он понял, кто ждёт: "Ты правду говоришь?". Его забрали, с ним взяли и несколько его фотографических аппаратов. Исчез человек , и о нём больше не слышали. Такой человек мог там только погибнуть. Эльза Ивановна бегала по карательным учреждениям, но везде получала ответ: за нами не числится... В дни октябрьских торжеств Эльза Ивановна должна была идти мимо трибуны и приветствовать вождей...

Потом ей предложили выбрать место и выехать из Киева. Она выехала в Чернигов. Для Беклемишевых это был тяжёлый удар. Как будто бы на их глазах дикари разорвали насмерть культурных людей.

- "Проклятая страна, проклятая эпоха", - шептал Глеб.

Из инженеров, которых знал Глеб, были ещё арестованы инженер- кораблестроитель Дорошенко (ездил в командировку в Японию) и инженер Широкозад. Когда Широкозад был арестован, жена его повесилась. Мать его выскочила звать на помощь, упала с лестницы и сломала ногу. Потом Широкозада вернули, он был некоторое время главным инженером завода "Ленинская кузница" . Позже его снова арестовали, и он уже больше не возвращался.

Из врачей, с которыми встречался Глеб, были арестованы доктор Кристер , старик-профессор Свенсон и его сын. После обоих Свенсонов остались жёны и дети младшего. Ежов продолжал косить людей, составляя ложные обвинения для простых смертных. Кода же он стал подбираться в вершинам коммунистического "Олимпа" - его самого уничтожили...

Люди жили в двух планах. В одном они были врачами, профессорами, инженерами, экономистами, юристами. Они рассуждали на заседаниях о новых технологических процессах, о животноводстве, о котлах высокого давления, о пятилетних планах развития промышленности, о каучуконосных растениях и о методах преподавания различных дисциплин.

Во втором плане они жили, как живут кролики в клетке . Однако их сознание было острее, чем у кроликов. Они ясно представляли себе, что в любой день, в любую ночь их могут бросить в подвал, на съедение вшам, на издевательство пьяного следователя, и никакой закон их не защитит... Их могут заставить самих взвести на себя чудовищные обвинения. Так же беззащитны их жёны и дети. Детей могут в один миг превратить в беспризорных, ездящих на буферах и ночующих в котлах для варки асфальта...

Иногда им казалось, что они спят и видят кошмар. Им хотелось проснуться, но кошмар продолжался, проснуться было невозможно. В советские праздничные дни они шли мимо трибун и кричали "ура" вождям, создавшим эту двухплановую жизнь...

Ссылки:
1. Перевод эпоса "Джангар": "презентация" после ареста С.Каляева 1938 г.
2. Странное Сообщение ТАСС (Сталина) от 13 июня 1941 года
3. Хаютина Наталия
4. Сухановская секретная, особорежимная тюрьма НКВД
5. Хаютина Евгения (Суламифь) Соломоновна
6. Дагин И.М.
7. В.С. Аллилуев о репрессиях
8. Появление Берии на руководящем посту НКВД и арест Реденса
9. Охрана Сталина
10. Власик Н.С.
11. Кто обвинял Реденса, боровшегося против массовых репрессий
12. Арестовать Сталина! (Заговор военных)
13. Маяковский: постскриптум
14. Маяковский был и остается лучшим, талантливейшим поэтом советской эпохи
15. Враг народа и малолетний Владимир [Войнович В.Н. детство]
16. Руднев П.В.
17. Амнистии и реабилитации в СССР
18. Окончание массовых репрессий
19. Евдокимов Ефим Георгиевич 1891-1940)
20. НКВД СССР
21. Репрессии в отношении иностранцев и этнических меньшинств 1934-1938 гг
22. Дом Вакаров в Киеве
23. Баталпашинск
24. Свенсон Николай Александрович
25. Беклемишев А.П. отпуск в Теберде (ок. 1939 г)
26. ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКАЯ ВОЙНА, РЕВОЛЮЦИЯ, БОЛЬШЕВИКИ
27. Гуль Роман Борисович: жизнь в Париже 1933-1938 гг
28. Ахматова: "ДОЧЬ ВОЖДЯ МОИ ЧИТАЛА КНИГИ!"
29. Письмо знатных евреев в редакцию "Правды" и Эренбург
30. Последние годы жизни Горького
31. Конец НЭПа. Маяковский понял, что социализм не получится
32. ежовщина
33. Ягода Генрих (Енох) Григорьевич (Гершенович)
34. Решение об отмене приговора Королеву С.П. 1939
35. Енукидзе Авель Сафронович (1877-1937)
36. Радек Карл Бернгардович
37. Бухарина в Москве, во Внутренней тюрьме НКВД, допрос Берии
38. Бухарин Н.И.: последний месяц
39. Бухарина А.М.: перестук в Новосибирской тюрьме
40. Анна Бухарина в Париже
41. Допрос А. Бухариной, Сквирский
42. Характеристика Кагановича и Ежова в "письме старого большевика"
43. Процесс над Н.И. Бухариным
44. Сталин играл с Бухариным и другими "большевиками" как кошка с мышами
45. Кербер Л.Л. о коммунистической бюрократии и системе "шараг"
46. Г.Е. ГОРЕЛИК: И.Е. ТАММ: ТРАГИЧЕСКАЯ ПОЛОСА, 1937
47. Судоплатов Павел Анатольевич (1907—1996)
48. Мотовилов Г.И. в письмах родственников
49. Классон П.Р. при Берии полностью отрицает свою вину
50. Трудные годы Петра Ивановича Лукирского (в лагерях)
51. Шноль Симон Эльевич
52. Бауэр Эрвин Симонович (1890-1937)
53. План НКВД по уничтожению лучших людей страны (разнарядка по областям на расстрелы)
54. Владимир Семенович Зотов и Владимир Николаевич Дегтярев
55. Шноль Эли Гершевич
56. Карпачева С.М.: арест и возвращение мужа Юры Ларина
57. Берия Лаврентий Павлович (1899-1953)
58. Агранов Яков Саулович (Янкель Шмаевич Соренсон) (1893 - 1938)
59. Кто работал в секретариате Сталина
60. Зиновьев Григорий Евсеевич (Радомысльский 1883-1936)
61. Товстуха Иван Павлович (-1935)
62. Павлуновский
63. Снегов Алексей Владимирович (1898-1989)
64. Сталин и Победа - через подмены и подлоги
65. ШАТУНОВСКАЯ О.Г. И ИСТОКИ СТАЛИНСКОГО ТЕРРОРА
66. Подлог, совершенный Сталиным на XVII съезде (рассказ Ольги Шатуновской)
67. Совместное заседание Политбюро ЦК и РВС Союза (репрессии военных)
68. книга Виктор Кравченко; “Я избрал свободу”
69. Сталин, Орджоникидзе и вредительство
70. Ойский
71. Анастас Микоян и Ольга Шатуновская 1921 г

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»