Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Презент Исаак Израилевич - правая рука Лысенко

В 1934 году среди ближайших приближенных Лысенко появился новый сотрудник, сразу затмивший своей персоной всех других соратников украинского академика, - Исай Презент (по документам он числился Исааком, но со времен жизни в Ленинграде к нему прилипло Исай, да так и осталось). И в работах советских биологов и у многих западных специалистов можно прочесть, что именно Презент снабдил Лысенко марксистской фразеологией , перевел его будто бы чисто агрономические разговоры в плоскость идеологической борьбы ( 4_12 ). Надеюсь, что все написанное в предыдущих главах освобождает меня от необходимости опровергать эту точку зрения. Но нельзя не признать, что Презент действительно придал этой стороне деятельности Лысенко дьявольский блеск.

Исаак Израилевич Презент родился в 1902 году, закончил в 1926 году трехгодичный факультет общественных наук ЛГУ (Ленинградского университета имени Бубнова) ( 4_13 ). По некоторым сведениям до поступления в Университет Презент побывал в Германии (1923?), а до этого посетил Иран.

Он якобы опубликовал книгу об одном из сектантских религиозных течений, возникших в странах Ближнего Востока в XIX веке - бехаизме (названо по имени его основоположника Мирзы Хуссейна Али Бехауллы,- согласно бехаизму, в частности, наука должна объединиться с религией ( 4_14 ).

После окончания университета И.И. Презент был замечен Н.И. Вавиловым и принят в ВИР . Но уже через год Презент оттуда уходит ( 4_14 ), унося неприязнь к Вавилову, сохранявшуюся им всю жизнь. Презент получает место в Ленинградском педагогическом институте имени Герцена как специалист в области диалектического материализма. В 1930 г. он упоминается в числе руководителей Ленинградского отделения Коммунистической академии ( 4_15 ), в том же году становится председателем Ленинградского общества биологов- материалистов.

В 1931 году он возглавил кафедру со странным названием "Кафедра диалектики природы и эволюционного учения" ЛГУ , оставаясь одновременно доцентом пединститута и научным сотрудником 1-го разряда Института философии Ленинградского отделения Комакадемии ( 4_16 ).

Перу Презента к этому времени принадлежало несколько печатных работ ( 4_17 ). Он мог бы спокойно работать в Ленинграде и дальше, но отношения с коллегами у него постоянно ухудшались из-за несносного характера и всегдашнего стремления кого-то разоблачать и клеймить.

Презент приложил руку к погрому в ботанике в начале 30-х годов , он был главным лицом в кампании против специалистов в области охраны природы ( 4_18 ), что привело к аресту одного из основателей биоценологии в СССР В.В. Станчинского 4=2 , он же оклеветал совершенно неповинного человека, видного ученого и педагога Б.Е. Райкова , заявив в докладе перед работниками просвещения Ленинграда:

"Возможно, что сидящие здесь товарищи не отдали себе отчета, что значит классовый враг. Но если перед каждым встанет с остротой вопрос, что Райков является не чем иным, как агентом той самой буржуазии...что Райков является одним из фунтиков, которые на весах буржуазии лежат и хотят создать победу буржуазии, если представить себе, что этот враг хочет уничтожить все достояния, все завоевания, которые пролетариат сделал своей кровью, тогда такой Райков ничего иного в каждом честном товарище, который слился с Советами рабочих, вызвать не может, кроме омерзения, брезгливости и ненависти" ( 4_20 ).

Райков был арестован, судим и выслан на Север, откуда он смог вернуться только в 1945 году, после чего был избран членом академии педагогических наук.

До объединения с Лысенко Презент выставлял себя на роль непримиримого борца за диалектический материализм , за дарвинизм, даже за правильно понимаемую генетику. Например, в 1932 году он похвально высказался о работах молодого генетика Н.П. Дубинина , попавшего в фокус внимания советской прессы. Ученик А.С. Серебровского Дубинин выполнил в 1929-1932 годах совместно с другими сотрудниками лаборатории Серебровского серию интересных работ по дробимости гена ( 4_21 ), и Презент решил нажить капиталец на популяризации достижений входившего в моду генетика.
Академик, назначенный Сталиным в ВАСХНИЛ в 1935 г.

Неприятные черты характера Презента приводили к множеству конфликтов, а после ареста Райкова его одновременно стали и бояться и презирать все окружающие, и, понимая, что это не может кончиться добром, Презент начал искать, куда бы ему перейти работать. Он решил примкнуть к восходящей звезде советской науки - Лысенко.

Академик ВАСХНИЛ и АН БССР Н.В.Турбин рассказывал мне вскоре после смерти И.И. Презента (умер 15 сентября I960 года), что первое знакомство Лысенко с Презентом состоялось в 1929 году во время выступления Лысенко на 1-ом Всесоюзном съезде генетиков и селекционеров в Ленинграде . Презент будто бы присутствовал при этом и указал докладчику на то, что неплохо было бы связать яровизацию с дарвинизмом. Какую связь усмотрел между ними будущий "диалектик природы и эволюционного учения" Исай Презент - сказать трудно, но поразительно другое: как ни был скуден уровень познаний стихийного диалектика Лысенко, но все-таки имя Дарвина он мог слышать. Однако оказалось, что он тогда не знал, о ком идет речь, и после заседания принялся выспрашивать у Презента, с кем из ученых, с каким-таким Дарвиным ему надо поговорить, и где его можно встретить!

В 1935 году во время второго выступления перед Сталиным (об этом выступлении речь впереди) Лысенко признал факт, что до недавнего времени он не знал работ Дарвина и что учителем его в данном вопросе был И. Презент - сам человек поверхностных знаний. О столь существенных пробелах в своем образовании Лысенко публично повинился перед Сталиным, видимо, понимая, что Сталин не начнет о нем дурно думать, поскольку и он тоже - недоучившийся семинарист:

"Я часто читаю Дарвина, Тимирязева, Мичурина. В этом помог мне сотрудник нашей лаборатории И.И. Презент. Он показал мне, что истоки той работы, которую я делаю, исходные корни ее дал еще Дарвин. А я, товарищи, должен тут прямо признаться перед Иосифом Виссарионовичем, что, к моему стыду, Дарвина по настоящему не изучал. Я окончил советскую школу [?? - В.С], Иосиф Виссарионович, и я не изучал Дарвина" ( 4_24 ).

После того, как летом 1933 года Презент съездил с Лысенко в Асканию- Нова, связь между ними была восстановлена ( 4_25 ), и Презент мгновенно и круто поменял полярность высказываний, начав характеризовать работы генетиков, отрицательно. В 1956 году Дубинин напомнил Презенту о его "шатаниях", на что Презент в свойственной ему манере возразил:

"Но с 1932 года прошло почти двадцать пять лет и за это время я, Николай Петрович, кое-чему научился и хоть немного поумнел, чего, к сожалению, "кое о ком" сказать никак нельзя" ( 4_26 ). Задумав пойти в компаньоны к Лысенко, Презент в свойственной ему манере стал тут же превозносить Лысенко в своих выступлениях, упоминая к месту и не к месту о его "выдающихся достижениях" ( 4_27 ).

Характерно, что в одном из докладов этой поры Презент показал, что его взгляды совпадают с лысенковскими и еще в одном вопросе: он высказался против применения математики и против статистико-вероятностных подходов к оценке биологических закономерностей. Как видим, для Лысенко союз с Презентом также был полезен, ибо, несмотря на свою поверхностность, Исай Израилевич был (или казался) Лысенко кладезем знаний в самых различных областях, в которых Лысенко был полным профаном. Ну и, конечно, Лысенко, хоть и испытывал влечение к полемике, но в одном отношении Презенту уступал: в умении хлестко жонглировать цитатами из самых разных областей - от высказываний классиков марксизма-ленинизма до выдержек из книг Священного Писания.

Маленького роста, юркий, даже вертлявый, то размахивающий руками, то пускающийся в пляс, загоравшийся при виде любой смазливой девчонки, ежеминутно готовый к тому, чтобы что-то с жаром опровергать или, напротив, с не меньшим жаром принимать, Презент как нельзя лучше подошел к Лысенко и к его такому же серенькому, простецкому окружению.

Переехав в Одессу, он присвоил себе титул профессора, хотя всего за несколько месяцев до этого все знали его всего лишь как самочинного доцента. Он привнес в лысенковский обиход яркость, броскость, бряцание цитатами вождей, откровенное политиканство, подаваемое под соусом бескомпромиссной (а, может быть, - бесшабашной) заботы о чистоте знамен, - качества, которых в этой компании не хватало и которые были так нужны для процветания в те годы.

Он же сделал еще одно важнейшее для Лысенко дело. Претендующий на то, что он основатель целого учения, Лысенко как-то не очень умело формировал и багаж и антураж "учения". Он не смог найти соответствующую яркую оболочку для "учения", не сумел, как следует, сформулировать тезис о том, что же это за учение. А ловкий Презент преуспел в этом лучшим образом. Он уже знал, что может быть марксистско-ленинская философия, дарвиновская биология, сталинское учение о нарастании классовой борьбы по мере расцвета социализма. В словосочетании "лысенковская биология" было что-то чрезмерное, может быть, даже опасное. Надлежало подыскать иное знамя, с иным девизом, и Презент, который хвастался знакомством с Мичуриным (у него была даже фотография, на которой он был запечатлен вдвоем с Мичуриным), придумал: эклектической мешанине лысенковских псевдоноваторств было присвоено имя Мичурина .

Появился гибрид " мичуринская биология ", в которой от Мичурина ничего не было, но зато новое словосочетание звучало (особенно, памятуя о том, что с Мичуриным подписывался сам Иосиф Виссарионович !) вполне призывно и солидно, а также и ново.

Лысенко и Презент решили сразу после смерти Мичурина использовать его имя как собирательное название для их псевдо-теорегических рассуждений. Они подняли на шит примитивные высказывания Мичурина и, ловко проведя отбор нужных им цитат из противоречивых писаний козловского любителя- садовода, представили его закоренелым противником Менделя и других генетиков.

На деле Мичурин вначале выступал против "пресловутых гороховых законов Менделя" [выражение Мичурина], но затем понял роль работ Менделя и писал о нем диаметрально противоположные фразы, о чем, конечно, лысенкоисты помалкивали.

В 1933 году в газетах появился термин "мичуринцы", но первоначально он использовался только в отношении садоводов-любителей (см., например, статью, призывавшую любителей обратить внимание на растущее в Аджарии дерево аноны или азилины ( 4_28 ).

Презент принял последний раз экзамены у студентов в Ленинградском университете в весеннюю сессию 1934 года (в числе сдававших экзамены был Даниил Владимирович Лебедев , который в будущем станет одним из наиболее сильных борцов с лысенкоизмом). Летом Презент кочевал между Ленинградом и Одессой (в это время в Ленинграде выходили еще некоторые его печатные работы), а с осени он окончательно перебрался с берегов Невы на берег Черного моря. Они зажили с Лысенко душа в душу, испытывая взаимную радость от совместного трепа и от обилия дел.

Презент стал с 1935 года соредактором журнала "Яровизация", заменившего "Бюллетень яровизации".

Лишь одна крупная неприятность поджидала его в 1937 году. Приехавший тогда в Одессу для консультации с Трофимом Денисовичем ботаник П.А. Баранов (в будущем член-корреспондент АН СССР и директор Ботанического института АН СССР имени Комарова) застал Лысенко в смятении чувств. Трофим зазвал Баранова к себе домой, они крепко выпили, и тут Трофим начал реветь, размазывая пьяные слезы по физиономии и причитая: "Что-о-о же-е мне бедному-у делать! Исайку-то мо-о-во заарестовали! Исайку надо-о-о выручать! Что я без него-о делать бу-у-дy- y!" (личное сообщение Д.В Лебедева). Выручить Исайку удалось - криминал был не очень по тем временам страшный: его взяли за соблазнение несовершеннолетней, и дело как-то полюбовно уладили, Трофим помог.

Ссылки:
1. Олег Гомааков: СЛОВО О БИОФАКЕ ПЯТИДЕСЯТЫХ
2. Сабинин Дмитрий Анатольевич (1889-1951)
3. Последние раскаты критики Лысенко в печати 1964
4. "Научная работа" Лысенко опиралась на тысячи полуграмотных крестьян
5. Лысенко в Горках Ленинских
6. Лысенко уничтожил созданные Н.И. Вавиловым институты
7. Арест Вавилова
8. Сталин поддержал Дысенко, в ВАСХНИЛ назначили 75 академиков-лысенковцев
9. Лысенко исполнилось 50 лет
10. Вавилов под огнем партийной критики
11. "Сталинская ветвистая" пшеница - очередной блеф Лысенко
12. Презент и Коштоянц в Институте Кольцова
13. Лысенко и его личная ответственность перед страной
14. Нуринов Александр Агеевич
15. Поташникова
16. Алиханян Сос Исаакович
17. Снятие Н.К. Кольцова с поста директора Института экспериментальной биологии, 1937
18. Вильямс Василий Робертович (1863 - 1939)
19. Последняя встреча Вавилова со Сталиным
20. Наука колхозно-совхозного строя
21. "Суд чести" над А.Р. Жебраком
22. Лысенкоисты отрицали роль физики и химии для изучения жизни
23. Лысенко Т.Д. как личность
24. Вавилов Н.И. - подследственный ОГПУ
25. Провал Лысенко на "Круглом Столе" в редакции журнала "Наш современник"
26. ПОБЕДНЫЙ ДЛЯ ЛЫСЕНКО 1935-Й ГОД
27. 4 ???
28. Дискуссия о генетике в 1939 году в редакции партийного журнала
29. IV-я сессия ВАСХНИЛ (1936 г) - арена борьбы генетиков с Лысенко
30. Нападки на Н.К. Кольцова 1937
31. Скворцов-Степанов
32. 7=17
33. Несмеянов А.Н.: последствия сессии ВАСХИЛ 1948 г.
34. Кербер Л.Л. о коммунистической бюрократии и системе "шараг"
35. Жебрак Антон Романович (1901-1965)
36. В.Е. Борейко: Колокол Кожевникова
37. Кольцов Николай Константинович (1872-1940)
38. Жизнь и судьба профессора Ефима Иудовича Лукина (1904-1999)
39. Шноль С.Э. о Николае Ивановиче Вавилове
40. Сессия ВАСХНиЛ, август 1948 года
41. Юдинцев Сергей Дмитриевич
42. Странная реакция Сухарева и Сахарова на профессора М.Г. Удельнова
43. ИЭМ при большевиках
44. Шибанов Николай Владимирович
45. Северин С.Е.: блестящий лектор, зав. кафедрой и умный защитник
46. Хесин-Лурье Роман Вениаминович (1922-1985)
47. Меркурьева Е.К.
48. Шноль С.Э. о странном поступоке Д.А. Сухарева и Д.А. Сахарова
49. Изгнание Презента (Рассказ В. Я. Александрова)
50. После сессии ВАСХНИЛ 1948 г

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»