Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Эльза Каган и Маяковский

Маяковский вращался в кругах, близких к обществу "Бубновый валет" , к этим же кругам принадлежала сестра Лили Эльза - одно время она даже брала уроки у Ильи Машкова , и тот одобрительно отзывался о ее рисунках. Здесь она влюбилась в старого поклонника Лили Гарри Блуменфельда , который по возвращении из Мюнхена стал учеником в мастерской Машкова и которого Эльза в своем дневнике называет "сладострастным", но с "замечательными глазами". Ее чувства, однако, остались безответными Гарри любил другую. Кроме того, Эльза знала, что мать никогда не позволит ему ухаживать за ней. Осведомленность о сифилисе также помогла ей выкинуть его из головы. Дневник Эльзы 1912-1913 годов свидетельствует о большой эгоцентричности и развитом комплексе неполноценности младшей сестры. Ей шестнадцать, и она во всем сравнивает себя с Лили, которая вызывает у нее восхищение и на которую ей хочется быть похожей.

"Я должна была родиться красивой. Тогда бы мне не нужны были бы столько денег, то есть, не то, чтобы не нужны были бы, но подобно Лили это бы не снилось мне". Отношения между сестрами при этом весьма сложны. Жалуясь на старшую сестру за то, что та, "как обычно", не обращает на нее внимания и не слышит, что она говорит, Эльза одновременно дает себе следующую убийственную характеристику:

"Я бессовестная, невыносимая, и я никогда не бываю довольной. Точно как Лили". Пока Лили и Осип путешествуют по Туркестану, Эльза живет в их квартире, где ее вдохновляют "своего рода мысли", которые здесь "витают в воздухе": и у нее, как она пишет, случаются "чувственные сны", она "не то что развращенная", но "жаждет непристойностей, лишь бы они не были противными".

Она часто влюбляется, но без взаимности, и страдает, потому что кажется себе непривлекательной: "Бог дал мне желание любить, создал мою душу для любви, но не дал мне тело, созданное для любви". С этим пухлым подростком с "не созданным для любви" телом знакомится осенью 1913 года Маяковский . Встреча состоялась дома у пианистки Иды Хвас , студентки Московской консерватории и близкого друга бубнововалетчиков. Семьи Каган и Хвас хорошо знали друг друга, Эльза и Лили дружили с Идой и ее сестрой Алей с детства. Дата первой встречи устанавливается по воспоминаниям Эльзы, но датировка неточна; в любом случае регулярно встречаться они начали летом 1914-го.

Теперь, после футуристического турне , Маяковский больше не носит потрепанные, лоснящиеся брюки, теперь на нем цилиндр и черное пальто, и, фланируя по московским бульварам, он машет элегантной тростью. Но он по- прежнему ведет себя нахально, его неотесанные манеры глубоко шокируют Юрия Александровича и Елену Юльевну .

Вот как описывает Эльза ужин у них дома:

"Володя вежливо молчит, изредка обращаясь к моей матери с фразами вроде: "Простите, Елена Юльевна, я у вас все котлеты сжевал..." - и категорически избегая вступать в разговоры с моим отцом. Под конец вечера, когда родители шли спать, мы с Володей переезжали в отцовский кабинет, с большим письменным столом, с ковровым диваном и креслами на персидском ковре, книжным шкафом... Но мать не спала, ждала, когда же Володя наконец уйдет, и по нескольку раз, уже в халате, приходила его выгонять: "Владимир Владимирович, вам пора уходить!- Но Володя, нисколько не обижаясь, упирался и не уходил".

Можно было бы думать, что Елену Юльевну закалила бурная молодость старшей дочери, но это было не так: мать была в отчаянии от того, что Эльза общается с Маяковским, и плакала. Летом 1914 года Эльза с родителями поехала в Германию, где отцу удалили раковую опухоль. Война застала их в санатории под Берлином, и они спешно вернулись в Россию через Швецию.

В Москве поправившийся после операции отец возобновил свою юридическую практику. Но вскоре его состояние снова ухудшилось, и ровно через год, в июне 1915 года, он скончался. Во время болезни Юрия Александровича Эльза представила Лили Маяковского, который однажды решил зайти к ним в гости в квартиру на улице Жуковского. Он вернулся из Куоккалы в Финляндии, где провел лето. С порога он начал хвастаться, что никто не пишет стихи лучше него, добавив, что их не понимают и не умеют читать так, как надо. Когда Лили сказала, что готова попытаться, он дал ей "Мама и убитый немцами вечер". Она прочитала стихотворение так, как Маяковский хотел, но когда он спросил о ее мнении, она ответила: "Не особенно. Я знала, что авторов надо хвалить, - вспоминала Лили, - но меня так возмутило Володино нахальство..." Страдавший от бронхита Осип, который лежал на диване и читал газету, повернулся к стене и накрылся одеялом, намекая, что Маяковскому пора уходить. С демонстративным равнодушием Лили и Осипа контрастировал безграничный энтузиазм Эльзы. Стихами Маяковского она была одержима, знала их наизусть и рьяно защищала его ото всех, кто подвергал сомнению его талант. После смерти отца Эльза одно время жила у Лили и Осипа, которые уговаривали ее порвать с Маяковским. Поскольку он приходил к ней на улицу Жуковского довольно часто, вопрос в конце концов стал ребром - "проблему" Маяковского надо было решить. Эльза могла спасти свои отношения с ним, только убедив сестру и зятя в том, что он великий поэт, для чего он должен был почитать им свои стихи. Лили и Осип упорствовали и умоляли Эльзу не просить его читать. Но она не послушала "и мы услышали, вспоминала Лили, в первый раз "Облако в штанах". Конфликт разрешился, но не так, как предполагала Эльза.

  Сердце обокравшая,

  всего его лишив,

  вымучившая душу в бреду мою,

  прими мой дар, дорогая,

  больше я, может быть, ничего не придумаю.

  Владимир Маяковский. Флейта-позвоночник

"Маяковский ни разу не переменил позы, - вспоминала Лили. Ни на кого не взглянул. Он жаловался, негодовал, издевался, требовал, впадал в истерику, делал паузы между частями. Вот он уже сидит за столом и с деланной развязностью требует чаю. Я торопливо наливаю из самовара, я молчу, а Эльза торжествует - так я и знала! Эльза добилась своего.

"Это было то, о чем так давно мечтали, чего ждали, - вспоминала Лили. - Последнее время ничего не хотелось читать". Первым пришел в себя Осип, объявивший, что Маяковский великий поэт, даже если он не напишет больше ни строчки. "Он отнял у него тетрадь, - вспоминает Лили, - и не отдавал весь вечер". Когда Маяковский снова взял тетрадь в руки, он написал посвящение: "Лиле Юрьевне Брик".

В этот день ее имя появилось над поэмой Маяковского в первый, но не в последний раз: до самого конца его жизни все его произведения будут посвящены Лили. Судя по всему, Лили и Осип были первыми слушателями окончательной версии "Облака".

До этого Маяковский читал фрагменты поэмы многим, в частности Максиму Горькому , Корнею Чуковскому и Илье Репину - с одинаково ошеломляющим эффектом. Горького, например, Маяковский "испугал и взволновал" так, что тот "разрыдался, как женщина". Услышав от Горького, что "у него большое, хотя, наверное, очень тяжелое будущее", Маяковский мрачно ответил, что хотел бы "будущего сегодня", и добавил: "Без радости - не надо мне будущего, а радости я не чувствую!" Разговаривал он, как впоследствии вспоминал Горький, "как-то в два голоса, то - как чистейший лирик, то резко сатирически <...> Чувствуется, что он не знает себя и чего-то боится... Но - было ясно: человек своеобразно чувствующий, очень талантливый и - несчастный". Из Послесловия Судьба другой эмигрантки, Эльзы, сложилась иначе. Вместе с Арагоном она играла в тридцатые годы важную роль в коммунистической партии Франции , где пара Эльза-Арагон получила почти такой же мифологический статус, как Лили и Маяковский. Арагон воспел Эльзу своих стихах, а с годами она и сама стала успешной французской писательницей - в 1944-m она была удостоена Гонкуровской премии. В 1939-м издала книжку о Маяковском "Maiakovski. Poete russe" . После советской окупации Чехословакии B 1968 году они с Арагоном стали более критически относится к СССР, и в своей последней книге "La mife en mots" (1969) Эльза с неожиданной откровенностью призналась, что она была "советским идиотом" и что Арагон стал коммунистом "по ее вине".

Эльза, у которой было слабое сердце, умерла в 1970 году,

Ссылки:
1. Маяковский: поэма "ЧЕЛОВЕК", 1917
2. Маяковский и Татьяна Яковлева
3. Маяковский: постскриптум
4. Лили в Лондоне, Маяковский и Осип в Берлине 1922
5. Маяковский, Лили и Эльза Брик в Берлине, 1923
6. Лев в зоопарке (Лев Кулешов и Лили Брик)
7. Лили Брик и "Человек из Чернобыля" (Краснощеков А.М.)
8. Лживый отчет о Берлине, Лиля Брик отставила Маяковского
9. Якобсон семья
10. Татьяна Яковлева становится мадам дю Плесси
11. Маяковский: Источники и использованная литература
12. МАЯКОВСКИЙ, ЛИЛИ И ОСИП БРИК: НАЧАЛО 1908-1915
13. Левашево: Маяковский, Лили и Осип Брик начали совместную жизнь
14. Яковлева Татьяна (?-1991)
15. Маяковский и Татьяна Яковлева: все оказалось всерьез
16. ЭЛЬЗА КАГАН (ТРИОЛЕ)
17. Лили Брик хотела эмигрировать, вступив в фиктивный брак с Р. Якобсоном
18. Виктор Шкловский и Роман Якобсон
19. Причины самоубийства Маяковского
20. Маяковский - Лили Брик: новый кризис, 1924
21. О Маяковском, Бриках и Времени (вместо введения)
22. Триоле Андре
23. Маяковский оставляет Татьяну в прошлом
24. Треугольник, не считая Андре - Эльза-Якобсон-Шкловский
25. Маяковский: письмо товарищу Кострову из Парижа о сущности любви
26. Неотразимая Лили Брик
27. Брики, Маяковский и Краснощеков ("любовный трест" и коммунизм?!)
28. Маяковский в Париже - ограблен или проигрался? Отъезд в Мексику
29. Маяковский - обещающий поэт и "страшный хулиган"
30. Лили и Осип Брик в Берлине
31. Маяковский, Эльза и Лили Брик
32. Брик Лили: семья, школа
33. Маяковский: езжу, как бешеный! 1926
34. Переезд семьи Бриков-Маяковского в Гендриков пер. 1925
35. Маяковский в Париже - кругосветное путешествие не состоялось, 1924
36. Связь Татьяны и Маяковского делала его политически неблагонадежным
37. Маяковский раэъезжается с Лилей
38. Брик, Якобсон и Шкловский начали изучение новой поэзии

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»