Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Маяковский: Источники и использованная литература

Несмотря на более чем полувековую главенствующую позицию Маяковского на советском парнасе и тысячи написанных о нем книг и статей, ситуация в науке о нем далеко не удовлетворительна. Вследствие канонизации поэта в 1935 году его произведения неоднократно переиздавались, однако стихотворения, считавшиеся менее подходящими для образцового советского поэта, не издавались вообще или печатались крайне редко. Таким же образом подвергалась цензуре любая информация о нем, особенно в мемуарной литературе. Все, что усложняло образ Маяковского как великого пролетарского поэта, вычеркивалось из его биографии. Положение улучшилось после XX съезда партии (1956). Два года спустя вышел том 65 "Литературного наследства" "Новое о Маяковском". Здесь были напечатаны не только неизвестные доселе тексты поэта и научные статьи о его творчестве, но и 125 из его писем и телеграмм к Лили Брик. Эта публикация заставила Комиссию по вопросам идеологии, культуры и международных партийных связей КПСС принять резолюцию, утверждающую, что напечатанные письма "искажают облик выдающегося советского поэта" и в целом "перекликаются с клеветническими измышлениями зарубежных ревизионистов". Том был задуман как первый из двух, однако второй, куда планировалось включить воспоминания Лили и Эльзы, так и не вышел.

Вместо этого фрагмент воспоминаний Лили опубликовали в более чем 700- страничном сборнике, изданном в 1963 году: "В. Маяковский в воспоминаниях современников" ( 15 ). В сборник вошли также воспоминания В. Шкловского , Л. Гринкруга , К. Чуковского , Р. Райт , А. Родченко , С. Эйзенштейна , Вс. Мейерхольда , Н. Асеева , В. Катаняна и других друзей и коллег Маяковского. Однако сборник подвергся значительных цензурной правке.

"Сложности" биографии Маяковского затушевывались, и многие люди, сыгравшие в его жизни важную роль, в нем даже не упоминаются: Элли Джонс , Татьяна Яковлева , Вероника Полонская , не говоря о таких политических деятелях, как Лев Троцкий , Николай Бухарин и другие. Разумеется, этот сборник вызвал сильные чувства у "анти-бриковской" фаланги маяковедения, которая пять лет спустя выпустила книгу- противоядие: "Маяковский в воспоминаниях родных и друзей" ( 44 ).

Она содержала, в частности, яростные нападки на Лили и Осипа , которые изображаются злыми гениями Маяковского ( 38 ). Издание этого сборника означало эскалацию идеологической борьбы вокруг Маяковского. Попыткой восстановить баланс стал сборник "Majakovskij. Memoirs and Essays", изданный в 1975 году Стокгольмским университетом ( 97 ). Здесь наряду с воспоминаниями Лили Брик и ее мужа В. Катаняна были опубликованы статьи шведских и русских ученых о творчестве Маяковского. В него вошли и воспоминания Эльзы, написанные для второго, не увидевшего свет, тома "Литературного наследства" о Маяковском. В семидесятые годы ситуация в Советском Союзе настолько ухудшилась, что Лили и Осип были почти что вычеркнуты из биографии Маяковского. Как вклад в борьбу с подобной фальсификацией я составил и издал в 1982 году полную переписку между Маяковским и Лили Брик, 416 писем и телеграмм, с предисловием и подробными комментариями ( 84 ). Этот проект обсуждался мною еще с Лили Брик , и материалы были переданы мне В.А. Катаняном после ее смерти.

Когда переписка вышла по-русски в Стокгольме, ее встретили полным молчанием в СССР, так как упоминание этой книги было бы равнозначно признанию того, что Лили Брик существовала. Шесть лет спустя я издал переписку между Маяковским и Эльзой ( 85 ) и в 1992-м по заказу Фонда Якобсона - мои беседы с Якобсоном о Маяковском и футуризме, так же как и его переписку, в том числе с Эльзой ( 86 ).

Перестройка и дальнейшие события изменили ситуацию в корне. В 1991 году переписка между Маяковским и Лили вышла в Москве, таким образом став "официальной". В связи со 100 летием со дня рождения Маяковского в 1993 году были напечатаны ранее не опубликованные воспоминания, в том числе Иды Хвас ( 73 ), Веры Шехтель ( 77 ), Давида и Маруси Бурлюк ( 14 ), так же как и сборник воспоминаний женщин, знавших Маяковского близко: Лили, Эльзы, Сони Шамардиной, Натальи Брюханенко и других ( 32 ).

В Нью-Йорке дочь Маяковского составила книжку "Маяковский на Манхэттене", на базе магнитофонных записей воспоминаний матери ( 65 ), а в Акмоле Анатолий Валюженич издал сборник материалов об Осипе Брике ( 19 ).

В 1999 году вышли воспоминания Василия и Галины Катанян ( 31 ) и в 2003 году - соборник, содержащий воспоминания Лили и выдержки из ее писем и дневников ( 11 ).

Особое значение имели публикации, касающиеся самоубийства Маяковского . В 1998 году вышла книга В. Скорятина, состоящая из ранее опубликованных журнальных статей, где он пытался доказать, что Маяковский не покончил с собой, а был убит ( 58 ). Несмотря на несерьезность этого утверждения, нельзя не признать, что автору удалось выявить ряд документальных материалов, бросающих новый свет на связи Маяковского и Бриков с чекистской средой. В 2005 году вышла книга, представляющая самый важный за многие годы вклад в маяковедение, да и не только в маяковедение: том материалов о самоубийстве Маяковского, которые доселе хранились в архиве Ежова ( 16 ): 600 страниц доносов, протоколов допросов, воспоминаний и других документов, связанных с самоубийством. Переписка между Лили и Эльзой в 1921-1970 годы, вышедшая по-русски и по-французски в 2000 году ( 40 , 99 ), является важным источником, однако она затрагивает Маяковского лишь косвенно, так как очень мало писем (в русском издании даже меньше, чем во французском) относится к периоду до 1930 года.

За последние годы было опубликовано много статей и книг о Лили: книга В.В. Катаняна "Лили Брик. Жизнь" ( 34 ), сочетание фактических материалов и личных воспоминаний и продолжение более маленькой книжки, вышедшей в 1998 году ( 33 ). Однако только 90 страниц посвящены жизни Лили с Маяковским, остальная часть касается ее жизни после 1930 года.

Книга А. Ваксберга о Лили ( 18 ), в которой тоже описана вся ее жизнь, является ценным вкладом в "чекистковедение" и значительно обогащает наши представления о роли органов безопасности в советском обществе двадцатых годов и их проникновении в литературную и художественную среду.

Основной интерес за последние годы привлекала, несомненно, Лили , а не Маяковский. Причины тут две: отсутствие интереса к нему в сочетании с новообретенной свободой писать о том, что раньше было запрещено.

Пестрая биография Лили представляет собой соблазн, которому трудно противиться, - как и вообще тема "женщины Маяковского". Последние вклады в этот жанр книжка "Тата", о Татьяне Яковлевой , изданная Музеем Маяковского ( 64 ); книга Ю. Тюрина на ту же тему ( 69 ) и книга С. Коваленко о "женщинах в жизни Маяковского" ( 35 ).

В 2005 году в Нью-Йорке вышла книга дочери Татьяны Яковлевой, Франсин дю Плесси Грей , о ее матери и отчиме ( 92 ).

У Маяковского, однако, нет настоящей биографии. "Маяковский. Жизнь и творчество" в трех томах В. Перцова ( 50 ) отражает официальное отношение к Маяковскому, чья ценность измеряется исключительно степенью лояльности к советской власти. Это же касается и биографии А. Михайлова ( 46 ), изданной в 1988 году, хотя и в значительно меньшей мере. Книга Ю. Карабчиевского "Воскресение Маяковского", вышедшая в 1985 году по-русски в Германии ( 27 ), напротив, представляет собой яростную атаку на официальный образ Маяковского - исполненная боли за поэта, книга изобилует меткими наблюдениями и одновременно несправедливыми и неуравновешенными выпадами против разных людей. И не является биографией. Своего рода биографией можно назвать "Хронику жизни и деятельности" Маяковского В.А. Катаняна ( 30 ), вышедшую четырьмя изданиями - последнее в 1985 году. Несмотря на ее недостатки, обусловленные главным образом вмешательством цензуры, она служила важным источником во время работы над данной биографией.

Если в Советском Союзе желание и возможности написать биографию Маяковского были ограничены цензурой и табу, окружавшими его имя, отсутствие биографий на Западе объясняется в первую очередь отсутствием интереса к нему. Внимание западных славистов по праву было сосредоточено на писателях, которые были запрещенными и преследуемыми в СССР и творчеством которых не могли заниматься советские исследователи.

В 1965 году вышла антология, составленная польским писателем Виктором Ворошильским, "Zycie Majakowskiego" ("Жизнь Маяковского", английский перевод 1972; 111 ). Книга является собранием воспоминаний, писем и других документов, многосторонне и живо освещающих жизнь и творчество Маяковского. Но это тоже не биография. Книга американского ученого Эдуарда Брауна "Mayakovsky: A Poet In The Revolution" ("Маяковский: Поэт в революции"), изданная в 1973 году ( 89 ) - литературоведческий анализ произведений поэта с нарочито антибиографическим направлением.

Маленькая книга Виктора Терраса "Vladimir Mayakovsky", изданная в 1983 году в биографической серии "Twayne's World Authors Series", является хорошим, хотя и коротким (150 стр.) введением в творчество Маяковского, но без биографических амбиций ( 108 ). Книга Анн и Самюеля Чартерсов "Love: The Story of Vladimir Mayakovsky and Lili Brik" ("Люблю: История Владимира Маяковского и Лили Брик"), вышедшая в Нью-Йорке в 1979 году ( 90 ), в большой степени основана на интервью с Лили и Ритой Райт (некоторые из них были взяты при моем посредничестве). Авторы ставили своей целью изобразить "любовную связь между Лили Брик и Владимиром Маяковским" и весьма поверхностно касались литературной и политической биографии Маяковского. К сожалению, книга полна неточностей, что объясняется незнанием авторами русского языка - этот недостаток существенно ограничивал и их доступ к источникам.

При том, что ситуация радикально изменилась после падения советской власти, многие источники утрачены навсегда. После канонизации Маяковского Лили уничтожила письма от Татьяны и Марии Денисовой (но - что странно - не от Элли Джонс). Если это решение было продиктовано ее желанием предстать в роли единственной музы Маяковского (кем она фактически была), меры, предпринятые ею после ареста Примакова в 1936 году, были обусловлены страхом и инстинктом выживания. Воспоминания, начатые ею в 1929 году, объемом в 450 машинописных страниц (как сообщила Лили Брик автору этой книги), были тогда уничтожены - за исключением глав, охватывающих дореволюционные годы и цитируемых в главе "Лили".

Дневник, который она вела с того же года, также подвергся редактированию, и имена и факты, которые могли навредить ей и другим, были вычеркнуты. Текст, которым я пользовался, является, таким образом, отредактированной версией. И воспоминания и дневник были за последние годы опубликованы и, однако не в полном виде. Это то, что нам известно от Лили и других. Однако мы не знаем, какие еще документы были уничтожены за пятьдесят лет культа Маяковского. Корреспонденция Маяковского была не такой уж обильной, но он, несомненно, написал - и получил - больше писем, чем их дошло до потомства.

Бурлюк Д. Фрагменты из воспоминаний футуриста ( 13 ). Бурлюк Д., Бурлюк, М. Маяковский и его современники ( 14 ). Каменский В. Жизнь с Маяковским ( 26 ). Лившиц Б. Полутораглазый стрелец. Ленинград, 1933. Маяковская К. Детство и юность Владимира Маяковского ( 15 ). Маяковская Л. Пережитое. Тбилиси, 1957. Хвас И. Воспоминания о Маяковском ( 73 ). Шамардина С. Футуристическая юность ( 32 ). Шехтель В. Выл у нас Маяковский... ( 77 ).

Ссылки:
1. Арест Краснощекова и заграничное турне Маяковского и Лили Брик

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»