Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Павловская сессия 1950

В истории российской физиологии тоже прошли сталинские репрессии. Начало этому было положено пресловутой "Павловской сессией", состоявшейся в 1950 г. в Ленинграде, прямом продолжении печально знаменитой "лысенковской" сессии ВАСХНИЛ 1948 г. На этой сессии критике, вернее не критике, а беспардонному оплевыванию и поношению, подверглись выдающиеся физиологи Советского Союза: Л.А. Орбели , П.К. Анохин и И.С. Бериташвили , обвиненные в попрании учения Павлова, идеализме и антипатриотизме. Одним из немногих участников сессии, который осмелился дать отпор безграмотным и холуйским выступлениям этих "ревнителей" павловского учения, был Н.А. Рожанский .

Из Шноля

Иван Петрович Павлов (1849-1936)

"Я всего более вижу сходство нашей жизни с жизнью древних азиатских деспотий. А у нас это называется республикой.

И.П. Павлов. Письмо в Совет Народных Комиссаров СССР. 21 декабря 1934 г. Июнь 1950 г. Где-то в концлагере Андрей Трубецкой . Начало войны в Корее . В тюрьмах пытают на допросах членов Антифашистского Еврейского Комитета . Приговорены к расстрелу участники "Ленинградского дела" . Как "социально опасный" находится в тюрьме за борьбу с Лысенко В.П. Эфроимсон . В разгаре борьба с "безродными космополитами" за утверждение российского, русского приоритета во всех областях науки и техники.

Прекрасное яркое лето. Я, студент 4-го курса, обличен доверием. Академик К. И. Скрябин поручает мне руководство экспедицией на Белое море для сбора гельминтов - паразитов птиц и зверей побережья. Я начальник отряда. Подданных у меня нет. Мои друзья - студенты, согласившиеся было, почти в последний момент отказываются - слишком трудная может быть экспедиция... Я все равно счастлив. Меня притягивает Север (см. очерк " Н. А. Перцов "), В это время Отдел Науки ЦК КПСС организует "Павловскую сессию". Так назвали объединенную сессию двух академий - "Большой" и Медицинской, собранную для установления иерархического порядка в физиологии животных [ 19_1 , 19_2 , 19_3 , 19_4 , 19_5 , 19_6 ].

И. П. Павлов получил Нобелевскую премию в 1904 г. за работы по физиологии пищеварения. В 1935 г. он был президентом 15-го Международного Физиологического Конгресса в Москве. От работ по физиологии пищеварения он перешел к исследованию механизмов работы мозга и достиг здесь больших результатов. Схема отработана. Павлов давно мертв. Он, как и Мичурин , ответственности за такое использование его имени не несет. Главный враг определен - это любимый ученик, последователь и сотрудник Павлова академик Леон Абгарович Орбели [ 19_2 ]. Орбели раздражает партийное руководство своей значительностью, авторитетом, множеством занимаемых им должностей. Орбели будет играть роль Шмальгаузена в 1948 г . Определены и другие объекты критики. П. К. Анохин , А. Д. Сперанский - они тоже ученики Павлова, но недостаточно ортодоксальные. Намечен для преследования и выдающийся грузинский физиолог И. С. Бериташвили .

"Истинных павловцев" пятеро: главный - на роль аналога Лысенко - К. М. Быков , за ним А. Г. Иванов-Смоленский , Э. Ш. Айрапетян , И. П. Разенков и Э. А. Асратян .

О чем, в сущности, идет речь? О том, что, как утверждают ортодоксы, согласно Павлову все физиологические процессы в организме животных подчинены коре больших полушарий головного мозга. Эту подчиненность следует изучать развитым Павловым методом "условных рефлексов". Кто этого не делает, кто не признает всеобъемлющую руководящую роль коры больших полушарий и при этом изучает другие аспекты физиологии - "субъективный идеалист", как Орбели. Вообще это опасные люди - они не признают руководящей роли верховных властей и при этом занимают хорошо оплачиваемые должности. Должности эти гораздо правильнее отдать истинным павловцам!

Сессию открыл президент Академии наук СССР С.И. Вавилов . Какие он говорил слова! Он, брат великого Н.И. Вавилова ,

Затем с жесткими партийными установками выступил вице-президент Медицинской Академии И. П. Разенков [ 19_14 ]. Основные доклады сделали К. М. Быков "Развитие идей И. П. Павлова (задачи и перспективы)" и А. Г. Иванов-Смоленский "Пути развития идей И.П. Павлова в области патофизиологии высшей нервной деятельности".

Основное содержание докладов - обвинения физиологов, отступающих от "генеральной, единственно правильной научной линии - Павловской физиологии". Поведение обвиняемых также было традиционным. В первом выступлении на "сессии" Л. А. Орбели еще как-то сопротивлялся. На последнем - десятом (как и на сессии ВАСХНИЛ другие обвиняемые) Орбели выступил с признанием своих ошибок Он был сломлен. П. К. Анохин правила игры соблюдал лучше. Он не только сразу признал все инкриминируемые ему ошибки в следовании учению великого И. П. Павлова, но еще указал и на другие свои ошибки, незамеченные в докладе Быкова. После Павловской сессии Орбели и Бериташвили были уволены со всех своих постов. Были уволены их основные сотрудники. А. Г. Гинецинский был вынужден уехать из Ленинграда в Новосибирск. Одних физиологов - учеников Павлова уничтожают другие физиологи - тоже ученики Павлова. Традиционный способ для Сталина и его команды. Это тяжелое нравственное испытание и для "жертв" и для "хищников". Но сценарий отработан. И те и другие знают, что стоит неподчинение. Все знают как важно должным, ожидаемым способом заявить о себе на таких сессиях. Число желающих выступить исчисляется многими десятками. На Павловской сессии захотели выступить 209 человек (см. [ 19_18 ]). Слово дали 81-м времени не хватило. Тогда они передали для опубликования тексты своих непроизнесенных речей. Тяжело читать эти речи. И, как всегда в конце таких собраний, ритуальное обращение к Товарищу И. В. Сталину . Казалось бы, раз ритуальное - чего его цитировать... Однако, нет лучшей иллюстрации лжи и лицемерия, чем слова в этих текстах. Мы тогда к ним привыкли и не вдумывались, не вчитывались, не вслушивались в зловещий смысл эйфорических восклицаний. Но вот прошло полвека и я с неожиданным для себя изумлением читаю: См. обращение к Товарищу И. В. Сталину

"Под бурные, долго не смолкающие овации участники сессии принимают текст приветственного письма великому вождю и учителю Иосифу Виссарионовичу Сталину". Сотни участников сессии в экстазе. Сотни научных деятелей. Седовласые профессора и маститые академики, бодрые доценты и партработники. Аплодируют, выкрикивают лозунги, оглядываясь на соседей, чтобы не перестать это делать раньше прочих - чтобы не показаться менее преданными. Их можно понять. В костном мозгу у них страх и подсознательное присутствие исторического опыта - арестов, расстрелов 1920 - 1930-х годов.

В эти дни великий вождь подписал указание о расстреле героев обороны блокадного Ленинграда (см. "Ленинградское дело"), в том числе своего ближайшего соратника времен войны академика Н. А. Вознесенского . В эти дни он неотступно следит за ходом пыток на допросах членов ЕАК . В эти дни продолжаются массовые повторные аресты ранее отбывших свои сроки в тюрьмах и концлагерях. Темные "флюиды" поднимаются в душах тех, кто волею случая (произвола?) получает возможность в этой обстановке подавить противника, занять его место, продвинуться в карьере. В главном докладе К. М. Быкова основное содержание - разгромная критика. Основной объекты - Л.А Орбели , его ученики и последователи ( Г.В. Гершуни , А.Г. Гинецинский и др), И. С. Бериташвили .

Особый удар по Л.С. Штерн - еще недавно прославляемая как единственная женщина-академик, теперь о ней:

"Я не касаюсь... стоящих на низком научном уровне работ Штерн о так называемом гематоэнцефалическом барьере, где полностью игнорированы все концепции Павлова...". Штерн не может ответить - она в особо строгой "режимной" тюрьме. Понятия чести забыты. На Штерн особо резко нападает новый директор ИЭМ Д.А. Бирюков . Не надо их винить - они на самом деле стремятся выжить. Сами они в этом не признаются. Но это так. Этим стремлением объясняются почти все поступки. Тех, кто нападает, тех, кто защищается.

Ссылки:
1. Быков К.М. академик
2. Пурмаль А.П. начало пути химфак, Фрост, Менделеевский, ИХФ чуть-чут
3. Анохин Петр Кузьмич (1898-1974)
4. Рожанский Н.А.: Сталинские репрессии и кончина в 1957 г
5. Иванов-Смоленский Анатолий Георгиевич (1895 - 1982)
6. Несмеянов А.Н.- Президент Академии Наук (АН СССР)
7. Павлов Иван Петрович (1849-1936)
8. Разенков Иван Петрович
9. Идеологический контроль науки при большевиках - "особая пролетарская наука"
10. Распределение С.З. Шноля на работу и роль в нем С.Е. Северина
11. Шноль С.Э. о Тимофееве-Ресовском Н.В.
12. ИЭМ при большевиках
13. Северин С.Е.: блестящий лектор, зав. кафедрой и умный защитник
14. После гибели Ф. Ф. Белоярцева1
15. Арест В. В. Парина, "Дело" Клюевой-Роскина и противораковый препарат КР
16. Борьба большевиков с кибернетикой
17. Асратян Эзрас Асратович (1903 — 1981)

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»