Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Трапезников Вадим Александрович (1905-1994)

Трапезников Вадим Александрович р. 15 (28) ноября 1905] - сов. ученый в области автоматики и электромашиностроения, чл.-корр. АН СССР (с 1953). Чл. КПСС с 1951. В 1928 окончил Моск. высшее технич. училище, после чего до 1933 работал во Всесоюзном электротехнич. ин-те. В 1930-41 преподавал в Моск. энергетич. ин-те (с 1939-проф.). С 1941 работает в Ин-те автоматики и телемеханики АН СССР (с 1951 - дир.). Т. предложил новые методы расчета электрич. машин поперечного поля, методы технико-экономич. анализа и построения электрич. машин и трансформаторов. В области автоматики Т. исследовал вопросы автоматич. контроля геометрич. размеров, способы построения быстродействующих автоматич. устройств и принципы создания агрегатных систем автоматич. контроля и регулирования. Под руководством Т. разработаны методы моделирования систем автоматич. регулирования и созданы электронные моделирующие установки. Лауреат Сталинской премии (1951). Соч.: Основы проектирования серий асинхронных машин, М.-Л., 1937; Обобщенные условия соразмерности и оптимальная геометрия трансформаторов, "Электричество", 1948, № 2; Автоматический контроль линейных размеров изделий, М., 1947 (совм. с др.). Лит.: Член-корреспондент АН СССР В. А. Трапезников (К пятидесятилетию со дня рождения), "Автоматика и телемеханика", 1956, т. 17, N 2. 


Вадим Александрович происходил из дворянской семьи с длинной родословной. Её представители по отцовской линии к концу XIX столетия занимались научной деятельностью, а по материнской - главным образом, художественным творчеством, в частности, ювелирным искусством. В анкете по учёту кадров в 1941 г. в графе "занятие родителей до Октябрьской революции" он записал: "...отец - научный работник, мать - врач, а в графе "занятие родителей после Октябрьской революции": "отец - профессор, доктор технических наук в области авиационных материалов, мать - врач". Первые шаги начального образования Вадим Александрович делал в московской гимназии № 1, но Октябрьская революция и последовавшие за ней гражданская война, разруха и голод существенно изменили путь его дальнейшего образования. Свою рабочую биографию В.А. Трапезников начал в 13 лет: он стал лаборантом "Кооперахимии", затем был нивелировщиком изыскательской партии, потом - метеорологом "Мосхоза". Одновременно с работой учился и в 1921 г. окончил трудовую школу. В том же году поступил в МГУ, в 1923 г. перевелся в МВТУ на электромеханический факультет, который закончил в 1928 г. Его дипломная работа называлась "Электрическое освещение поездов".
С 1928 по 1933 гг. он работает во Всесоюзном электротехническом институте (ВЭИ). Эти годы он называл периодом "бешеной" увлечённости работой. Уже в 1929 г. он публикует свою первую работу "Исследование машины Розенберга". Главным направлением его научной деятельности в ВЭИ стали поиски оптимальных параметров самой массовой продукции электротехнической промышленности - асинхронных двигателей. В период с 1930 по 1946 гг. он публикует по этой проблеме 42 статьи, в основном в журналах "Электричество" и "Электротехническая промышленность". В 1937 г. выходит его монография "Основы проектирования серий асинхронных машин". В этот же период формировалась техническая политика нашей электротехнической промышленности по созданию серии асинхронных двигателей. С 1934 по 1937 гг. Вадим Александрович - член Экспертного совета по всесоюзным сериям электрических машин. За пять лет Вадим Александрович прошёл путь от техника до начальника отдела ВЭИ.

В это же время он увлекается автоматикой. Исторически сложилось так, что вплоть до 50-х годов практически все специалисты автоматики были по образованию электротехниками. По-видимому, это можно объяснить тем, что в то время особенно интенсивно развивалась электрическая ветвь средств автоматизации, и ВЭИ стал ведущим научным центром развития автоматики.

В 1933 г. В.А. Трапезников переходит в "Оргэнерго" бригадным инженером и к 1938 г. становится главным инженером мастерских автоматики. Сам Вадим Александрович считал началом своей серьёзной работы в автоматике 1935 год. В 1936 г. он получает первое авторское свидетельство № 48911 "Устройство для автоматического регулирования температуры, давления и других величин".

В 1938 г. его приглашают на должность начальника лаборатории автоматики ЦНИИ хлопчатобумажной промышленности. Одновременно он продолжает работать по проблематике электрических машин.

С 1930 г. ведёт преподавательскую работу, сначала ассистентом, а затем преподавателем и профессором Московского энергетического института (МЭИ). В начале 1938 г. ему без защиты присуждается в МЭИ учёная степень кандидата технических наук, а в конце 1938 г. он защищает докторскую диссертацию "Основы разнопольного проектирования асинхронных машин". Сохранился развернутый отзыв заведующего кафедрой электрических машин МЭИ заслуженного деятеля науки и техники, профессора Г.Н. Петрова на курс лекций В.А. Трапезникова "Проектирование электрических машин", в котором этому труду дана высокая оценка.

О работе Вадима Александровича в ЦНИИ хлопчатобумажной промышленности можно судить по сохранившимся в архиве приказам директора этого института, во многих из которых В.А. Трапезников отмечается поощрениями за создание и внедрение в различные производства автоматических устройств и систем.

Наконец, 5 июля 1941 г. Вадим Александрович переходит в Институт автоматики и телемеханики на должность старшего научного сотрудника. Вскоре он создаёт новую лабораторию технических средств автоматики. Работы этой лаборатории в Москве, а затем в эвакуации в Ульяновске отмечены рядом приказов тогдашнего директора Института члена-корреспондента АН СССР В.И. Коваленкова. Наиболее известны нашедшие применение в оборонной промышленности автоматы для развески сыпучих тел (разного рода порохов) и контроля изделий массового производства. Работа В.А. Трапезникова в годы войны отмечена многими поощрениями, а в 1946 г. - медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг.".

В 1947 г. он совместно с группой сотрудников издает в "Оборонгизе" книгу "Автоматический контроль размеров".

В 1953 г. избирается членом-корреспондентом, а в 1960 г. - действительным членом Академии наук СССР.

В 1951 г. В.А. Трапезников назначается директором Института автоматики и телемеханики. В том же году получает совместно с Б.Я. Коганом Государственную (тогда Сталинскую) премию за создание и внедрение аналоговых электронных моделирующих устройств (ЭМУ).

В течение тринадцати лет с 1965 по 1978 гг. он, не покидая поста директора Института, работает первым заместителем председателя Государственного комитета по науке и технике (ГКНТ).

В 1965 г. ему присваивается звание Героя Социалистического Труда.

В 1981 г. за научное руководство работами по автоматизации первой в нашей стране атомной подводной лодки-истребителя (проект 705) ему присуждается Ленинская премия.

Долгие годы его работы отмечены рядом правительственных наград. Свой первый орден (Трудового Красного Знамени) он получил в 1949 г.

В 1987 г. в возрасте 82-х лет он уходит с поста директора Института, несколько месяцев работает главным научным сотрудником в лаб. № 5 и вскоре утверждается почётным директором Института, которым и остаётся до последнего дня своей жизни 15 августа 1994 г.

С приходом В.А. Трапезникова на должность директора Института (1951 г.) были развернуты работы в области электрической, пневматической и гидравлической ветвей средств автоматизации.

В рамках реализации электрической ветви были построены образцы электрических регуляторов и следящих систем. Но основное внимание уделялось созданию аналоговых электронных моделирующих установок (ЭМУ). Интерес к таким установкам стимулировался тем, что они были единственным доступным в конце 40-х - начале 50-х годов вычислительным средством, позволявшим моделировать работу системы управления летательными аппаратами (в то время шло бурное развитие исследований подобных систем в ИАТе под руководством Бориса Николаевича Петрова). Никаких других технических средств, полезных при решении проблемы анализа динамики нелинейных систем автоматического регулирования, тогда попросту не было. С 1946 по 1960 гг. было разработано десять поколений ЭМУ.

Вадиму Александровичу удалось создать квалифицированный и дружный коллектив (именно такие качества исследовательских групп он всегда ценил особенно высоко). В результате, по-видимому, впервые в СССР, удалось создать операционный усилитель с автоматической компенсацией дрейфа нуля и достаточно высоким коэффициентом усиления. Ведущими разработчиками были сотрудники лаб. N 9: В.А. Трапезников, Б.Я. Коган, Д.Е. Полонников, В.В. Гуров. Эта совместная работа с НИИСчётмашем была отмечена в 1951 г. Государственной премией.

Не менее оригинальное и конструктивное развитие получили пневматическая и гидравлическая ветви средств автоматизации, которые на начальном этапе разрабатывались под руководством М.А. Айзермана, а затем А.А. Таля. Благодаря хорошему взаимодействию с заводом "Тизприбор" (г. Москва) были доведены до массового применения агрегатная унифицированная система пневматических приборов (АУС), а затем унифицированная система элементов промышленной пневмоавтоматики (УСЭППА). За разработку и массовое внедрение УСЭППА М.А. Айзерману, Т.К. Берендс, Т.К. Ефремовой, А.А. Тагаевской и А.А. Талю в 1964 г. была присуждена Ленинская премия. Пневматическая ветвь средств автоматизации успешно развивается и поныне. В это же время в Институте зарождается новое направление - струйная техника (пневмоника), которое разрабатывалось под руководством Л.А. Залманзона. Промышленный выход нашли комбинированные струйно-мембранные элементы. Достаточно успешно развивалась гидравлическая ветвь средств автоматизации. К концу 60-х годов было Начато  промышленное освоение универсальной системы элементов гидроавтоматики (СЭГРА).

Широкий спектр работ по средствам автоматизации и естественная потребность в обобщении накопленных научных результатов привели в конце 50-х годов к разработке Государственной системы приборов автоматики (ГСП), в основу которой был положен агрегатный принцип. Вадим Александрович всячески поощрял эту работу. Роль лидера в разработке ГСП взял на себя член-корреспондент АН СССР Борис Степанович Сотсков, крупнейший специалист по элементам автоматики. Одна из наиболее важных "изюминок" этой работы - классификация типовых функций средств в системах, построение рядов функционально однородных и легко сопрягаемых элементов.

Переход Института в двойное подчинение - Академии наук СССР и Министерства приборостроения, средств автоматизации и систем управления - позволил эффективно реализовать идею ГСП. Государственная система приборов автоматики стала на долгие годы основой технической политики министерства, руководимого тогда талантливым и высокоавторитетным специалистом К.Н. Рудневым. В конце 50-х годов с появлением полупроводниковой и ферритной техники Вадим Александрович Трапезников стимулирует работы по созданию серий логических элементов, выполняемые под руководством М.А. Розенблата и Н.П. Васильевой, и систем логического управления. В своей лаб. № 9 он организует группу молодых специалистов под руководством А.Ф. Волкова для создания управляющей цифровой вычислительной машины, которая в дальнейшем послужила прообразом целого класса вычислительных машин оборонного назначения. Работы в области логических элементов и устройств вдохновили специалистов на проведение исследований по дискретным средствам автоматизации. По воле Вадима Александровича, из состава лаб. N 3, руководимой М.А. Гавриловым, выделяются три новые лаборатории - три научных направления: по созданию средств и систем технического диагностирования объектов (руководитель П.П. Пархоменко); систем массового обслуживания и конкретно систем резервирования и продажи авиабилетов для "Аэрофлота" (руководитель В.А. Жожикашвили); параллельных цифровых высокопроизводительных вычислительных машин с перестраиваемой структурой (руководитель И.В. Прангишвили).

В нашей стране эти новые направления были пионерскими и оказали значительное воздействие на развитие средств автоматизации и расширение сфер их применения.

Вадим Александрович пришёл в автоматику в эпоху "навешивания регуляторов", когда преобладало ручное, в лучшем случае, дистанционное с использованием следящих систем управление технологическими процессами. Причём только для стабилизации значений отдельных координат или их программного изменения ручное управление дополнялось регуляторами. В послевоенный период количество объектов автоматизации резко увеличилось и одновременно значительно возросла их сложность, особенно в химии, нефтепереработке, металлургии, цементном производстве и других отраслях промышленности. Главной областью внедрения средств автоматизации стала техника военного назначения. Накапливался опыт комплексной автоматизации объектов, отличающихся тем, что обеспечивалось управление большими технологически связанными комплексами объектов во всевозможных режимах их функционирования. В ИАТе, в силу отсутствия его однозначной привязки к отдельным отраслям народного хозяйства, этот опыт постоянно обобщался, что и привело к созданию общей методологии комплексной автоматизации.

Именно поэтому вторая часть уже упоминавшегося доклада Вадима Александровича в ОТН АН СССР содержала ряд основополагающих предложений по комплексной автоматизации.

Во-первых, предлагалось проектировать управляющие системы в едином комплексе с проектированием технологических объектов. Главный аргумент в пользу такого предложения заключался в том, что управляющая система и объект управления суть новый объект со своими особенными свойствами, отличными от свойств системы и объекта управления, взятых порознь, поэтому уже с самых первых шагов процесса проектирования следовало добиваться желаемых характеристик этого нового, интегрированного, объекта.

Во-вторых, обращалось внимание на необходимость расширения перечня регулируемых координат, добавляя к таким привычным, как температура, давление, перемещения, уровни и пр. менее традиционные координаты-показатели качества технологических процессов (например, концентрации полезных компонент в технологических смесях, удельные затраты энергии и т. п.). Это предъявляло новые требования к разработке специальных измерительных комплексов и датчиков.

В-третьих, предлагалось создавать единые управляющие системы технологически связанными агрегатами, учитывая все варианты режимов их функционирования, в том числе предаварийные и аварийные.

Можно утверждать, что В.А. Трапезникову удалось своевременно осознать ту серьёзную "смену вех", что происходила с начала 50-х в идеологии автоматизации. Став директором Института, он организует ряд новых лабораторий по проблеме комплексной автоматизации во главе с В.Л. Лоссиевским, Н.Н. Шумиловским, Д.И. Агейкиным, М.А. Айзерманом, А.Я. Лернером. Кроме чисто теоретических, фундаментальных исследований новые лаборатории включали в свои планы работы по автоматизации конкретных технологических процессов. На Учёных советах того времени Вадим Александрович настойчиво пропагандировал идею гармоничного объединения теоретических исследований с прикладными, причём прикладные работы он рассматривал как естественный способ поиска и формулировки новых фундаментальных проблем. При этом важнейшей задачей Института В.А. Трапезников всегда считал развитие теории. И подтверждением тому были тематические Учёные советы по фундаментальным вопросам теории управления, приглашение для работы известных учёных-теоретиков, организация новых теоретических лабораторий. Так, в 50-е годы были созданы лаборатории А.М. Лётова, Я.З. Цыпкина, В.С. Пугачёва. Довольно часто на Учёных советах звучали и обсуждались призывы Вадима Александровича доводить теоретические разработки до внедрения в практику. Как-то перед открытием очередного заседания совета по проблемам внедрения Александр Михайлович Лётов со смехом спрашивал Марка Ароновича Айзермана: "А скажи, Марк Аронович, почем нынче интегралы?"

Трудности внедрения теоретических новинок теории управления в автоматизацию производства заставили Вадима Александровича заняться этой проблемой более обстоятельно. Главную причину сложностей с внедрением он видел в отсутствии экономической заинтересованности в результатах автоматизации на отечественных предприятиях. При жестком планировании объёмов выпуска продукции и ещё более жесткой регламентации цен, штатных расписаний и других плановых параметров внедрение новшеств не приносило руководителям промышленных предприятий ничего, кроме лишней "головной боли".

Все последующие годы В.А. Трапезников целенаправленно занимался поиском путей облегчения и упрощения внедрения достижений науки. Он называл это проблемой научно-технического прогресса в народном хозяйстве. Вадимом Александровичем было внесено немало предложений по путям её решения, он выступал с докладами, публиковал статьи в центральной прессе и на посту первого заместителя председателя ГКНТ СССР не жалел сил на конструктивное решение проблемы внедрения. Свои поиски в этой области он подытожил в 1983 г. в книге "Управление и научно-технический прогресс".

К концу 50-х годов сложилось так, что большинство новаторских предложений Института не находили полноценного практического применения. Поворот к прикладным проблемам был продиктован не только логикой развития самой области знаний - автоматикой, но и условиями жизни научно-исследовательских институтов в экономической системе социализма. При любой результативности теоретических исследований, не приводящей к прямой практической отдаче народному хозяйству, трудно было рассчитывать на серьёзное развитие материальной базы институтов.
Именно в это время, в 1958 г., академик Анатолий Петрович Александров предложил Вадиму Александровичу принять участие в конкурсе предэскизных проектов глубокой комплексной автоматизации нового класса атомных подводных лодок - истребителей подводных и надводных кораблей вероятных противников. Это предложение сулило немало важных выгод.
      См.  комплексная автоматизация АПЛ 
Интерес Вадима Александровича к организационно-экономическим системам, по-видимому, оформился к 1960 г. Именно в 1960 г. он выступил с докладом на I конгрессе Международной организации по автоматическому управлению (IFAC) с довольно претенциозным - в духе того времени - названием: "Автоматика и человечество". В этом докладе обсуждались перспективы автоматизации в экономике, научных исследованиях, проектировании. Доклад на III Всесоюзном совещании по автоматическому управлению 1965 г. так и назван: "Автоматическое управление и экономика". В нём содержатся обобщающие результаты по исследованию проблемы экономической эффективности процессов автоматизации и связанной с нею проблемы повышения качества и потребительских свойств продукции промышленных предприятий. Предложенная в докладе методика расчёта эффективности управляющих систем вызвала у специалистов немалый интерес. На протяжении ряда следующих лет все ключевые работы по анализу экономической эффективности, как правило, содержали ссылки на это выступление В.А. Трапезникова.

Анализируя фактические данные об экономической эффективности процессов автоматизации, Вадим Александрович сделал вывод о том, что широкая автоматизация не только не бесполезна и - тем более - вредна, но в высшей степени полезна и выгодна. В частности, из систематизированных им данных следовало, что внедрённые автоматические системы окупаются за полтора-два года, в то время как основное технологическое оборудование - лишь за 7-8 лет. К этой теме В.А. Трапезников возвращался неоднократно.

Вопросам совершенствования управляющих систем крупными организационно-экономическими комплексами посвящён его доклад "О некоторых перспективах развития управляющих систем" на VIII Всесоюзном совещании по проблемам управления в 1980 г. Это был период широкого распространения автоматизированных управляющих систем (АСУ) в непромышленной сфере, который зачастую не сопровождался должным анализом экономической эффективности внедряемых систем. В стране стали раздаваться голоса о неэффективности АСУ вообще. Вот почему доклад директора ИПУ АН СССР, в котором "зёрна отделялись от плевел", оказался особенно актуален.

В своих работах Вадим Александрович немалое внимание уделял проблеме встраивания, "вживания" автоматизации в производственную и общественную деятельность человека. По-видимому, именно В.А. Трапезникову принадлежит первая успешная попытка рассмотреть психологические аспекты внедрения и эксплуатации АСУ. Хочется обратить внимание на две важные особенности, которые отличали все доклады нашего директора: во-первых, он любил приводить множество количественных, содержательных примеров, а во-вторых, не довольствуясь конкретикой примеров, всегда формулировал вытекающие из этой конкретики обобщающие выводы. Так было и на этот раз, когда разговор шёл о проблемах экономики страны.

См. Трапезников боролся за повышение эффективности путем внедрения управляющих систем

     Трапезников В.А.- директор Института автоматики и телемеханики

      Трапезников В.А.  История в фотографиях



 

Ссылки:
1. Создание ракет и космические исследования признаются большой наукой
2. Черток Б.Е.: учеба в МЭИ и знакомство с Голубцовой (Маленковой)
3. Г-1 (Р-10): немецкий проект ракеты на дальность 600 км.
4. Сделать Р-1 - "копию" немецкой А-4, оказалось очень не просто
5. НИИ-88: Отдел "У"2
6. Патон Борис Евгеньевич (1918)
7. Егоров Георгий Михайлович
8. Челомей В.Н. выходит на сцену
9. Несмеянов А.Н.- Президент Академии Наук (АН СССР)
10. НЕОЖИДАННОЕ НАПАДЕНИЕ КАПИЦЫ П.Л. НА ФИЛОСОФОВ
11. АПЛ (атомная подводная лодка) Проект 705
12. Александров А.П. и разработка первой советской АПЛ

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»