Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Как Федосов стал действительным членом Академии наук

Я впервые выехал за рубеж в 1963 году. Это была поездка в форме научного туризма, которая организовывалась через единственную туристическую фирму в СССР "Интурист" , а оформление проходило через Государственный комитет по науке и технике ( ГКНТ ). Поводом для поездки стало проведение первого симпозиума ИФАК (Международная федерация по автоматическому управлению) по управлению в космосе. Симпозиум проводился в г. Ставангер (Норвегия) . Со стороны СССР была образована делегация во главе с вице-президентом Академии наук СССР академиком Борисом Николаевичем Петровым . В составе делегации были профессора М. А. Михайлов и А. М. Летов (впоследствии академик АН СССР) из МАИ с кафедры Б. Н. Петрова; легендарный механик, по учебнику которого мы все учились, член-корреспондент АН А. И. Лурье из ЛПИ - Ленинградского политехнического института. Из институтов Академии наук: доктора технических наук Б. Н. Наумов , Д. Е. Охоцимский (также стали впоследствии академиками АН СССР) и Г. М. Уланов .

От промышленности было трое: доктор технических наук Б. В. Раушенбах , кандидаты технических наук В. П. Легостаев и я . Борис Викторович Раушенбах, Виктор Павлович Легостаев и я впоследствии также были избраны действительными членами академии. Мы все были относительно молодыми и активными участниками бурно развивающегося в то время научного направления в теории управления - управления движением .

Основоположником направления и его безусловным лидером был Б. Н. Петров . Это было время становления нашей космонавтики, и все члены делегации участвовали в той или иной степени в работах по системам управления космическими аппаратами. На симпозиуме были практически только две делегации - наша и США, если не считать норвежских ученых.

Делегацию США возглавлял ведущий ученый в области систем управления и навигации Чарльз Дрейпер-Ли . Он является автором первой в мире гироинерциальной платформы на поплавковых гироскопах, которая сыграла ключевую роль в системах управления космических аппаратов и ракет- носителей. В делегации США также были ученые, в той или иной мере связанные с космическими программами.

СССР был в то время ведущей космической державой, оставив позади США. Были произведены облеты Луны, посадка на Луну автоматических станций, движение по ней лунохода. Это, конечно, сильно ущемляло гордость США, тем более в условиях "холодной войны". Президент США Джон Кеннеди поставил национальную задачу - догнать СССР. Была выдвинута смелая программа - высадить астронавтов на Луну. Для решения этой задачи в США началась разработка мощной по тем временам ракеты-носителя, которая должна была выводить на орбиту Земли груз, значительно больший, чем выводили наши носители. Конструктором этой ракеты был Вернер фон Браун , который построил в фашистской Германии первую баллистическую ракету ФАУ-2 , ставшую родоначальницей этого вида оружия. Он был после окончания Второй мировой войны вывезен в составе группы немецких инженеров в США. У нас также была своя лунная программа. С.П. Королев строил новую ракету-носитель для этой цели - Н-1 , а В. Н. Челомей - ракету Р-700 на базе "связки" ракет Р-500 (ныне "Протон" ). С.П. Королев планировал прямую посадку на Луну и возвращение на Землю без промежуточных орбит, а В. Н. Челомей ставил более скромную задачу - только облет Луны космическим аппаратом с человеком на борту, без его посадки на поверхность. Срок выполнения программы был приурочен к 50-летию Советской власти - ноябрь 1967 года. Начиналась "лунная" гонка . Симпозиум прошел очень успешно и в очень дружественной, поистине научной атмосфере. Ч. Дрейпер пригласил к себе в гостиницу Б. Н. Петрова и Б. В. Раушенбаха и рассказал всю схему высадки астронавтов на Луну. Нам эта схема показалась очень сложной: вывод на орбиту Земли, затем выход на орбиту Луны, посадка лунного модуля, затем взлет модуля с поверхности Луны, стыковка с лунным кораблем и возврат на Землю. Такая многоступенчатость "пугала" нас не столько своей сложностью, сколько возможностью технических отказов на различных этапах. Мы даже подумали, не дезинформация ли это? Но впоследствии американцы очень широко опубликовали эту схему задолго до ее реального осуществления. Поездка в Норвегию оставила неизгладимое впечатление на всю жизнь. Мы все впервые выезжали за рубеж , и это, конечно, играло определенную роль в восприятии, но Норвегия вместе со Швецией в то время демонстрировала достижения "скандинавского социализма" . В Норвегии уже много лет у власти были левые, что привело к значительным социальным достижениям. В стране было бесплатное среднее образование, бесплатные учебники, завтраки для учащихся, бесплатный транспорт в школьных автобусах от порога дома до школы и обратно, бесплатное медицинское обслуживание и очень незначительный разрыв между нижним и верхним уровнем зарплаты. Все население Норвегии, по существу, принадлежало к "среднему" классу. Богатые в Норвегии не приживались, так как налоги на их доходы строились по прогрессивной шкале, и свыше некоторого уровня все уходило в бюджет. Даже знаменитый норвежец Тур Хейердал жил в Италии, так как все его доходы от фильмов и книг, описывающих его научные путешествия, были бы в Норвегии отобраны через налоги. Все это создавало в Норвегии очень благоприятную обстановку при полном отсутствии социальной напряженности. Правительство тщательно отслеживало уровень жизни в северной и южной частях Норвегии (Норвегия вытянута вдоль Скандинавского полуострова с юга на север с резкой разницей климатических условий). Если уровень жизни на севере падал по сравнению с югом, правительство применяло сразу ряд мер по созданию налоговых льгот, выдаче кредитов, необходимых субсидий и т.д., чтобы избежать возможной миграции населения с севера на юг. Мы в начале проехали по южной части Норвегии от Осло до Ставангера, затем посетили Берген, из которого вернулись в Осло через центральную горную часть Норвегии. Страна по своей живописности действительно соответствует названию "северная Швейцария".

В те времена поездки за рубеж оформлялись через выездной отдел ЦК КПСС с прохождением специального инструктажа и подписанием документов об ознакомлении с правилами поведения при пребывании за рубежом и дачей соответствующих обязательств их соблюдения. Нас весьма удивили и позабавили слова инструктора ЦК, который собрал нас перед отъездом: "Ребята, Норвегия - это сказочная страна. Вам повезло. Вы побываете в коммунизме". Действительно, Норвегия по своему высокому уровню жизни поражала даже работников ЦК КПСС. Я так подробно описал эту поездку потому, что она стала началом моего пути в действительные члены Академии наук СССР. Практически все члены делегации впоследствии стали академиками. Борис Николаевич Петров очень активно формировал новое научное направление ?Процессы управления? в Отделении механики АН СССР . Отделение благодаря ему получило новое название: "Отделение механики и процессов управления". Ученые, создающие теорию управления и работающие над системами управления, получили подтверждение того, что их наука является фундаментальной наравне с математикой, механикой, физикой, химией, биологией и т.д. Это было значительное событие, и в этом, безусловно, заслуга академика Бориса Николаевича Петрова. Он очень много сил отдавал нашей авиационной и космической программе вместе с президентом Академии наук академиком М. В. Келдышем , академиками А. Ю. Ишлинским , Л. И. Седовым , Г. Г. Черным - нашими ведущими механиками.

В Академию в это время пришла славная когорта Генеральных и главных конструкторов - создателей авиационной и космической техники: академики А. Н. Туполев , А. И. Микоян , А. С. Яковлев , Г. П. Свищев , С.П. Королев , В. Н. Челомей , А. М. Люлька , В. П. Глушко и другие. Отделение механики и процессов управления было одним из самых сильных и авторитетных отделений Академии, и его бессменным руководителем был академик Борис Николаевич Петров . Борис Николаевич очень гармонично сочетал в своей деятельности теоретические исследования, будучи воспитанником известного математика академика Лузина , с практическими прикладными исследованиями в области процессов управления. Лично ему принадлежит инициатива создания научного направления - управление движущимися объектами, которое охватывало очень широкий круг технических систем: от авиации, космонавтики, ракетной техники до транспортных систем, таких, как надводные и подводные суда, железнодорожный и автомобильный транспорт и т.д. Был создан и очень продуктивно работал Научный совет АН СССР по управлению движением и навигации, стал выпускаться научный журнал "Известия АН СССР. Техническая кибернетика", в котором публиковались статьи по вопросам управления движущимися объектами. Борис Николаевич обладал хорошим чутьем в области новейших технологических прорывов. Когда появились столь впечатляющие результаты в технологии микроэлектроники и создании первого поколения микропроцессоров, Борис Николаевич мгновенно понял, какое будущее несет использование микропроцессоров в системах управления. Он организовал по этому вопросу специальное научное сообщение на президиуме Академии наук и пригласил меня выступить с сообщением на эту тему. Мы в это время как раз внедряли цифровую технику в системы управления боевых самолетов и авиационных ракет. Мне также приходилось несколько раз выступать с научными докладами на ряде всесоюзных конференций и симпозиумов по управлению, а в 1965 году- на Втором международном конгрессе по автоматическому управлению ИФАК в Лондоне. Вероятно, мое удачное выступление в Ставангере, а также на президиуме Академии наук оставило у Бориса Николаевича хорошее впечатление, и в начале 1979 года он предложил мне баллотироваться в члены-корреспонденты АН. Это предложение для меня было полной неожиданностью, так как я считал себя больше инженером, чем ученым. Кроме того, я знал, как много очень крупных ученых, в том числе мой учитель профессор В. В. Солодовников , безуспешно стремились попасть в члены-корреспонденты. Владимир Викторович Солодовников - основатель частотных методов в теории управления - имел очень много трудов в этой области, которые были широко известны за рубежом. Так вот, В. В. Солодовников баллотировался в Академию много раз, еще с тех времен, когда я был его аспирантом, и все безуспешно. Поэтому я отнесся к предложению Б. Н. Петрова скептически, совершенно не веря в свой успех. Однако под нажимом ученого секретаря отделения Е. Д. Теряева и моего помощника Г. В. Свиридова я подал документы на конкурс. Выборы проходили в мае 1979 года, незадолго до моего дня рождения. Чтобы лучше познакомиться с кандидатами, Борис Николаевич устраивал выезд группы академиков на места их работы. Такая группа под его руководством в составе академиков Н. Н. Красовского , Л. И. Седова , А. Ю. Ишлинского , Г. Г. Черного , членов-корреспондентов Е. П. Попова , Б. Н. Наумова , Д. Е. Охоцимского приехала и в наш институт. Я провел экскурсию по нашим экспериментальным залам, подробно рассказал, над чем мы работаем, какие проблемы стоят в области управления авиационными системами. А в это время мы отрабатывали МиГ-23 , МиГ-25 , ракеты "воздух - воздух" К-23 и К-40 , режимы бомбометания на самолете Ту-22М , разворачивали комплексы полунатурного моделирования пилотажно- навигационных систем сверхзвукового пассажирского самолета Ту-144 . Вероятно, на академиков все это произвело определенное впечатление. Когда наступило время выборов, то по специальности "Процессы управления", на которую я подал свои документы, были две вакансии и двадцать два претендента. В числе претендентов были такие известные ученые, как В. Ю. Рутковский - ученик Б. Н. Петрова , О. А. Авен , мой учитель В. В. Солодовников , Ф. Л. Черноусько и другие. Обычно выборам, которые проходят в виде тайного голосования на Общем собрании отделения АН СССР, предшествует тайное голосование в специальной экспертной комиссии, состоящей из ведущих академиков отделения,- такие своеобразные "праймериз". Цель этих выборов - определить рейтинг кандидатов и дать членам отделения определенную ориентацию. Результаты голосования экспертной комиссии не оглашались, но первая "десятка" называлась, и кандидаты в ней располагались по порядку голосования. Впереди был Рутковский, затем Авен; я был то ли на пятом, то ли на шестом месте. Обычно кандидаты проводят своего рода избирательную кампанию, агитируя членов отделения путем личных встреч, знакомя их со своими научными работами. Среди членов отделения было много представителей авиационной промышленности: академики Г. П. Свищев, А. С. Яковлев, Г. С. Бюшгенс, Р. А. Беляков, Г. В. Новожилов, которые меня, естественно, хорошо знали и активно выступали за мою кандидатуру. Кроме того, меня хорошо знал член- корреспондент В. В. Петров, у которого я слушал цикл лекций по нелинейным системам управления. Но несмотря на все это я был твердо уверен, что не буду выбран, так как выдвигался впервые, а случаи прохождения таких "новичков" на выборах были скорее исключением. Когда прошел первый тур выборов, совершенно неожиданно я оказался лидером, но не добрал всего одного голоса. Вот здесь я действительно оказался в стрессовом состоянии. Дело в том, что в момент голосования уехал

В. В. Петров , почувствовав себя нездоровым и не явился на выборы А. С. Яковлев . Это были верные мои два голоса. Мой помощник Г. В. Свиридов проявил сверхоперативность и обеспечил присутствие на втором туре и В. В. Петрова и А. С. Яковлева. Борис Николаевич, открывая второй тур, сказал: "Ну, с Федосовым все ясно, надо определиться с кандидатом на второе место". На втором туре я набрал необходимое число голосов и стал членом-корреспондентом Академии наук СССР. Вторая вакансия по специальности "Процессы управления" так и не была заполнена, так как голоса разошлись между двумя кандидатами - Рутковским и Авеном, но ни один из них так и не набрал нужного числа голосов. Подобные ситуации в Академии случаются довольно часто. После выборов на приеме в гостинице "Советская" президент АН СССР академик А. П. Александров , произнося тост за вновь избранных членов Академии и обращаясь к нам, сказал: "Вы теперь не принадлежите себе, вы принадлежите государству и академии, и на ваши плечи с этого момента ложится громадный груз ответственности за то дело, которому вы служите". Эти слова я всегда помнил в своей дальнейшей работе. Итак, мне исполнилось 50 лет, я руководитель крупного научного коллектива и член-корреспондент Академии наук СССР - по всем критериям это блестящий результат в научной карьере. Скоро после тяжелой болезни не стало Б. Н. Петрова . Новым академиком-секретарем отделения в 1984 году был избран академик К. В. Фролов . В том же году я был выбран действительным членом (академиком) Академии наук и стал его заместителем вместе с академиком Г. Г. Черным .

К. В. Фролов курировал в отделении научные направления, связанные с машиностроением ; кстати, при нем отделение получило новое название: "Отделение проблем механики, машиностроения и процессов управления".

Г. Г. Черный отвечал за направления механики, а я за процессы управления. Мне пришлось возглавить и Научный совет "Управление движением и навигацией" и стать главным редактором журнала "Известия АН. Техническая кибернетика" . Таким образом, я стал во главе того наследия, которое создал Б. Н. Петров. Работа в Академии естественно накладывала на меня дополнительную нагрузку, особенно в период выборов в члены Академии, при формировании планов работы Советов по моему направлению, проведении конференций по системам управления и т.д. Много пришлось заниматься и журналом. Мы создали очень хороший коллектив редколлегии из ведущих ученых. Заместителями главного редактора были назначены академик Ф. Л. Черноусько и д. т.н. В. И. Кухтенко, которые, по существу, взяли на себя весь груз работы редколлегии.

Название "Техническая кибернетика" журналу было дано Б.Н. Петровым в то время, когда наука кибернетика , благодаря работам Н. Винера , который и придумал это название, переживала свои лучшие годы. Но впоследствии эта наука стала развиваться по двум направлениям: теория информации и информационные технологии и теория управления и системы управления. Поэтому мы изменили название журнала и он стал называться: "Известия АН. Теория и системы управления". Под этим названием он выходит и в наши дни, причем издается одновременно на русском и английском языках. Английский вариант журнала распространяется за рубежом и переиздается в США. Надо сказать, что в СССР были созданы ведущие научные школы в области теории управления благодаря работам Б.Н. Петрова , Л. С. Понтрягина , Н. Н. Красовского , А. А. Фельдбаума , В. В. Солодовникова , В. А. Трапезникова . В академии еще в довоенные годы был создан Институт автоматики и телемеханики , одним из первых его директоров был Б. Н. Петров , который продолжал работать в нем вплоть до своей кончины. Многие годы институт возглавлял академик В.А. Трапезников . При нем институт изменил свое название и стал называться "Институт проблем управления" . Это был ведущий научный центр страны в области теории управления. В его стенах трудились основные члены Академии наук нашего отделения, а впоследствии и Отделения информатики и вычислительной техники. Правда, после ухода из жизни отцов-основателей современной теории управления институт потерял в какой-то степени свою лидирующую роль, хотя остается достаточно крепким научным коллективом. В настоящее время в области теории управления значительную роль играют школа академика Н. Н. Красовского в Екатеринбурге , петербургская школа, которую возглавляли наследники А. И. Лурье , покойные ныне профессор А. А. Первознанский и член-корреспондент В. И. Зубов .

В области теории управления движением безусловно лидирует ГосНИИАС , где были созданы: современная теория самонаведения, теория телеуправления и навигации, теория систем со случайными параметрами, методы анализа сложных технических систем, теория эффективности и методы анализа надежности, моделирование боевых операций, методы цифрового управления, а также получено много других фундаментальных результатов.

В наши дни институт, имея статус Государственного научного центра, проводит очень много работ в области теории обработки сигналов, теории технического зрения и распознавания образов, ряда современных информационных технологий, искусственного интеллекта и т.д.

Практически с 1984 года и по сей день я остаюсь в Академии наук руководителем направления "Процессы управления". При последнем реформировании структуры уже Российской академии наук, когда наше отделение было объединено с Отделением физико-технических проблем энергетики " и получило новое название "Отделение энергетики, машиностроения, механики и процессов управления , я вновь был избран заместителем академика-секретаря отделения и руководителем секции "Машиностроение и процессы управления? . Моя жизнь в Академии наук продолжается, хотя, будучи генеральным директором ГосНИИАС, мне очень сложно погружаться в дела Академии.

Ссылки:
1. ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ, НАЧАЛО 90-Х ГОДОВ: КРЫЛАТЫЕ РАКЕТЫ, ВЕРТОЛЕТЫ

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»