Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Комплексная автоматизация АПЛ (атомных подводных лодок)

 В 1958 г., академик Анатолий Петрович Александров предложил Вадиму Александровичу принять участие в конкурсе предэскизных проектов глубокой комплексной автоматизации нового класса атомных подводных лодок - истребителей подводных и надводных кораблей вероятных противников. Это предложение сулило немало важных выгод.Во-первых, оно позволяло надеяться, что удастся не частично, не через настойчивые "приставания" к руководителям предприятий, а по-настоящему, в полном объёме, с обязательными программными сроками и плановым финансированием осуществить действительно комплексную автоматизацию управления - от силовой ядерной энергетической установки до боевых действий кораблей.

Во-вторых, открывалась реальная возможность включить в Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР по новому проекту решение о строительстве нового здания Института и наконец-то собрать разбросанные по всей Москве лаборатории ИАТа под одной общей крышей. К счастью, мечта сбылась. В 1968 г. коллектив Института автоматики и телемеханики получил прекрасное и отлично оснащённое здание на Профсоюзной улице. Михаилу Лазаревичу Линскому - заместителю В.А. Трапезникова, непосредственно руководившему строительством здания, человеку, который отдал решению этой задачи, да и вообще делу развития Института много физических и душевных сил, удалось раздобыть для нового здания такие технические средства и такие материалы, применение которых в те годы в гражданском строительстве считалось чем-то вроде государственного преступления.

В-третьих, немаловажное значение для коллектива Института имела личная заинтересованность сотрудников в этой работе (в ту пору о личной заинтересованности говорить бы-ло не принято - "наверху" это не приветствовалось), так как участие в проекте позволяло сформулировать темы новых диссертаций, облегчало должностной рост и в случае успеха позволяло рассчитывать на государственные награды.

Тем не менее предложение об участии в разработке проекта было всесторонне взвешено. В.А. Трапезников провёл его обсуждение с ведущими сотрудниками Института, прокон-сультировался с руководителями ряда отраслевых институтов, в том числе и с теми, кого предполагалось привлечь к тесному сотрудничеству. Оценивались все научные и организационные факторы, которые могли повлиять на результативность работ. Принимая столь ответственное предложение, легко было ошибиться, поскольку речь шла отнюдь не об увеселительной прогулке. Одно дело, когда коллектив много лет работает в определённой области и профессионально растёт вместе с ростом сложности решаемых им задач. Другое - когда ситуация качественно иная: Институту предстояло буквально скачком начать "мозговой штурм" принципиально новой для него, крайне сложной и масштабной проблемы.

Реальная оценка возможностей Института выглядела примерно так. В послевоенный период наблюдался общий подъём теории управления и техники автоматизации. Чтобы подтвердить вывод, достаточно просмотреть издания журнала "Автоматика и телемеханика" за те годы. Практически в каждом номере "АиТ" того времени имеются статьи, впоследствии переработанные в целые разделы самых хрестоматийных ныне учебников по теории управления.

Столь же заметный сдвиг происходил и в развитии технических средств автоматизации. В конце 50-х годов промышленность начала выпускать достаточно надёжные полупро-водниковые приборы, люминофорные управляемые средства отображения информации, ло-гические элементы, первые цифровые управляющие вычислительные машины и другие устройства.

А существовали ли организационные предпосылки для включения в столь сложную деятельность, как работа над проектом новой подлодки? Некоторые были - другие надо было терпеливо создавать. Прежде всего, Институт располагал классными специалистами практически во всех разделах теории и приложений управления и автоматизации. Так сложилось потому, что в ИАТе существовала невиданная по тем временам свобода выбора тематики ис-следований. Это позволяло самым разным сотрудникам и разнопрофильным исследова-тельским группам находить свои "ниши" в общей проблематике теории и техники систем управления. При этом сложившаяся в Институте автоматики и телемеханики атмосфера свободы, открытости и взаимного доброжелательства немало способствовала проявлениям инициативы и повышению чувства ответственности за выполняемые работы.

Взяв на себя общее руководство подготовкой предложения по проекту, Вадим Александрович ввёл новую для Института организацию работ. Рассматриваемая проблема была разбита на несколько подпроблем-направлений, для решения каждой из которых были созда-ны межлабораторные группы со специально назначенными руководителями.

Всё это привело к тому, что было принято решение участвовать в конкурсе. На выбор решения, по-видимому, сработало и назначение научным руководителем всего проекта Анатолия Петровича Александрова - человека, который своей увлечённостью делом был близок по духу самому Вадиму Александровичу. В.А. Трапезников приложил огромные усилия, что-бы за время, чуть большее года, организовать в Институте работу над таким проектным исполином. Были налажены регулярные рабочие контакты с теми организациями, которые долж-ны были предоставить всю исходную информацию. В результате к концу 1959 г. были подготовлены 8 томов предэскизного проекта, которые 30 декабря передали заказчику - Технической службе Военно-морского флота. Комиссия, подводившая итоги, как сказали бы теперь, тендера, признала предложения Института наиболее подходящими. Главными достоинствами иатовского проекта были единая концепция построения управляющих систем и глубокая унификация технических средств автоматизации и многих других решений.

Вскоре Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР В.А. Трапезников был назначен научным руководителем комплексной автоматизации АПЛ, а Институт привлекли к выполнению науч-ных исследований, предназначенных для обеспечения проектных работ.

Невозможно переоценить всю сложность и ответственность работы, которую при-шлось возглавить тогда Вадиму Александровичу. В обеспечении заданных тактико-технических характеристик проектируемого корабля автоматизации предстояло сыграть осо-бую роль. В конструкции корабля использовались новейшие научные разработки того времени, причём не только в части систем автоматизации и управления. Даже конструкция и форма корпуса атомной подлодки была сверхоригинальна: такой лодки ещё никто не видел. Новый флагман отечественного подводного флота создавался почти в одни сроки с американским кораблём аналогичного назначения (последний известен из открытой печати под именем "Трешер" и погиб при проведении испытаний).

Впоследствии все разработки для АПЛ (с некоторыми модификациями) были перенесены на новую серию
атомных ледоколов "Арктика", "Сибирь" и другие. Научное руководство автоматизацией новых ледоколов также выполнял Институт проблем управления во главе с В.А. Трапезниковым.

В ноябре 1971 г. первый вариант лодки-истребителя, получившей в западной печати наименование "Голубой кит", вышел в море под командованием капитана 1-го ранга А.С. Пушкина и прошёл Государственные испытания. Лодка второго варианта - основного, была испытана под командованием капитана 1-го ранга А.У. Аббасова и принята на вооруже-ние флота в 1978 г.

Государственные испытания и сдача корабля флоту - сложная, ответственная и трудоёмкая операция. Как они проходили тогда на головной опытной подлодке, описано в книге "Подводная лодка "Голубой кит" Александра Сергеевича Пушкина (да-да, именно так звали капитана первой отечественной атомной подлодки нового поколения), изданной Подольской фабрикой офсетной печати в 1996 г. Государственную комиссию возглавлял адмирал флота, Герой Советского Союза, заместитель главкома ВМФ по боевой подготовке флота Георгий Михайлович Егоров - опытный офицер, прослуживший на подводном флоте всю Великую Отечественную войну и послевоенные годы. В книге своих воспоминаний "Фарватерами флотской службы" Г.М. Егоров отмечает участие В.А. Трапезникова в первых глубоководных маневренных испытаниях подводной лодки.

Последующая эксплуатация кораблей этой серии подтвердила, что выбранный объём автоматизации и весь комплекс технических решений обеспечили достаточно качественное и надёжное функционирование систем корабля во всех режимах эксплуатации. Этот проект оказал серьёзное воздействие на всё последующее развитие процесса автоматизации кораблей не только уровнем совершенства заложенных в него технических решений, но и преодолени-ем извечной боязни объёмной автоматизации, которая до реализации этого проекта бытовала в кругу высокопоставленных лиц, ответственных за техническую политику кораблестроения в нашей стране.

Интерес Вадима Александровича к новой области автоматизации не ограничился работами над одним уникальным образцом подводной лодки. В 1968 г. он организует инициативную группу по обобщению приобретённого опыта и разработке общих для всех подлодок принципов автоматизации, а также выбора перспективных технических средств автоматиза-ции. К этой работе он привлёк не только сотрудников ИАТа, но и специалистов других организаций, что было вполне естественно, поскольку за годы работы над АПЛ-истребителем сложились неформальные и хорошо сработавшиеся группы специалистов. Вадим Александрович всегда стремился к общению с "простыми" разработчиками, всегда выделял людей способных и всячески подталкивал их к поискам нового. Он говорил, что наша страна уникальна, прежде всего, тем, что у нас научный и технический прогресс держится на людях, которые просто не могут не создавать нового - это у них "в крови". При этом никаких экономических, денежных стимулов для инноваций в стране, по сути дела, не было.

В 1969 г. Вадим Александрович выступает на совещании высшего руководства ВМФ с докладом о структуре и принципах автоматизации перспективных АПЛ. В этом докладе был дан детальный критический анализ действующих и вводимых на вооружение систем, в том числе и собственных разработок, и предложены принципы построения перспективных систем.

На протяжении тридцати лет В.А. Трапезников оказывал прямое или косвенное (посредством организации поисковых научно-исследовательских работ) воздействие на развитие теории и техники автоматизации отечественного подводного флота. При этом круг его собственных научных интересов естественным образом расширялся. Решая задачи автоматизации корабельных комплексов, он и его сотрудники выполнили значительный объём работ по управлению боевыми действиями подлодок в типовых ситуациях контакта со средствами противодействия потенциального противника. Вадим Александрович полагал, что пока Институт способен получать новые результаты, полезные для совершенствования отечественной оборонной техники, работы в этом направлении нужно продолжать. Страна должна быть обороноспособна.

Ссылки:
1. АПЛ (атомная подводная лодка) Проект 705
2. рис.13
3. Трапезников Вадим Александрович (1905-1994)

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»