Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

ПРС-1 Противоракета ближнего перехвата

В 1968 году ОКБ "Новатор" приступило к разработке противоракеты ближнего перехвата. 27 ноября 1973 года в рамках предварительных испытаний был проведен первый бросковый пуск противоракеты 5Я26 на втором опытном образце комплекса "Азов" .

Начиная с этого, все последующие пуски проводились с целью включения ракеты в состав комплекса "Амур" . Первый этап предварительных испытаний продолжался до 1975 года. Все работы по созданию противоракеты проводились под непосредственным руководством главного конструктора Л.В.Люльева , твердотопливный двигатель разрабатывался в Казанском ОКБ "Союз" под руководством главного конструктора П.Ф.Зубца , автопилот - под руководством главного конструктора ЦКБ "Алмаз" П.М.Кириллова , бортовая аппаратура - в НИИ радиоприборостроения под руководством В.И.Низимова .

Рассказывает главный специалист Казанского ОКБ "Союз", профессор Д.М.Гальперин .

"Наша совместная работа с конструкторским коллективом Л.В.Люльева началась в 1969 году. Для новой противоракеты потребовалось усовершенствовать твердые ракетные топлива по совокупности характеристик, исследовать свойства гетерогенных потоков в камере двигателя, формирующихся при горении усовершенствованных топлив, оценить реальный уровень суммарных энергетических потерь двигателей, снаряженных зарядами из этих топлив, и поведение горения топлива при работе двигателя в летных условиях. Актуальной стала задача совершенства конструкции двигателей с обеспечением их работоспособности и требуемой надежности при более высоких продольных и поперечных летных перегрузках, что было вызвано возросшей тяговооруженностью и маневренностью противоракет. Потребовалось реализовать методы управления вектором тяги по направлению, эффективные в условиях повышения требований к динамическим характеристикам противоракет. Возникла необходимость новых подходов к созданию конструкции двигателя, развитию теплозащитных и эрозионно-стойких композиционных материалов и технологии их изготовления. В этой большой и сложной работе вместе с нами участвовали Пермский НИ-ИПМ , Институт химической физики АН СССР , ВИАМ , НИХТИ ,

Институт проблем материалов АН УССР , ЦНИИМ , НИАТ , ЦИАМ , НИИТП , Казанский авиационный институт и Уфимский авиационный институт , МВТУ имени Н.Э.Баумана .

В результате удалось создать крупногабаритные конические корпуса из высокопрочных сталей и волокнистых намоточных композиционных материалов с прочноскрепленными коническими зарядами смесевого твердого топлива специфической формы, и многое другое".

Рассказывает заместитель главного конструктора НИИРП Н.Ф.Шатский . "Бортовую аппаратуру противоракеты комплекса "Азов" разрабатывали в КБ-1. В 1972 году, после целого ряда неудач, разработчики бортовой аппаратуры передали техническую документацию нам, в НИИ радиоприборостроения . Познакомившись с документацией, мы пришли к выводу о том, что нужно создавать совершенно новую аппаратуру. В нашем институте все работы велись под руководством главного конструктора Вячеслава Ивановича Низимова , который занимался этой темой практически до своей кончины в 1997 году. Вячеслав Иванович обладал исключительными организаторскими способностями. Мог точно подобрать, расставить людей, и всеми силами способствовал росту своих сотрудников. Наиболее сложными были три проблемы: как создать требуемую аппаратуру на имеющейся элементной базе, как обеспечить ее стойкость и как "уместиться" в крайне ограниченные вес и габариты противоракеты? Повышенные требования диктовались и отсутствием ЭВМ на борту.

Для испытаний нашей аппаратуры на вибрационную стойкость не подходил ни один отечественный стенд и был закуплен английский стенд, который установили в Химкинском филиале. Технические требования к аппаратуре были значительно выше тех, которым удовлетворяла имеющаяся в стране элементная база. Мы могли изобрести что угодно, но элементы попросту не выдерживали заданных нагрузок. При создании предыдущих изделий, а также противоракеты дальнего перехвата таких требований не выдвигалось.

Пришлось заказывать целый ряд необходимых нам элементов на заводах страны. Их освоение шло крайне тяжело. Долго шли облеты на самолетах МИГ-17. С огромным трудом, но, все же, нам удалось создать необходимую аппаратуру".

В январе 1978 года началась подготовка к заводским испытаниям. В июле 1979 года был проведен первый пуск противоракеты в составе комплекса "Амур-П". По результатам пуска пришлось вносить коррективы в конструкцию шахтной пусковой установки для обеспечения стойкости ее элементов к струе стартового двигателя противоракеты. В 1981 году заместителем главного конструктора по противоракете был назначен П.И.Камнев . С 1983 года начались автономные программные пуски, затем пуски в замкнутом контуре управления по имитационным электронным целям, включая маневрирующие.

В марте 1984 года завершились государственные испытания ПРС-1 . Мишенью при их проведении служила скоростная баллистическая цель К65С (двухступенчатый вариант баллистической ракеты Р-14, разработанный в КБ-10 Минобщемаша под руководством М.Ф.Решетнева, и оснащенный доразгонным двигателем). С 1973 года в рамках трех этапов испытаний 5Я26 было проведено около 30 пусков, в результате чего удалось добиться точной оценки эффективности огневого комплекса со скоростной противоракетой.

Получив индекс 53Т6 , противоракета была введена в состав комплекса "Амур" .

После долгих лет разработки уникальная, не имеющая аналогов в мире, конструкция Л.В. Люльева удалась.

Рассказывает бывший ответственный работник Министерства авиационной промышленности СССР О.А.Морозов .

"Прирожденный конструктор, хороший организатор и психолог, Лев Вениаминович Люльев умело подбирал и воспитывал своих помощников, учил их мыслить самостоятельно, нетрадиционно. Его подчиненные могли отстаивать свою точку зрения по техническим вопросам, спорить, доказывать правоту. Льва Вениаминовича уважали, но никогда не заискивали перед его авторитетом. Он был лишен высокомерия, легко находил контакт с любым собеседником. Любил пошутить. Иногда, решая вопросы в Минавиапроме, с иронией говорил:

- Вам, москвичам, слава и почет, а нам, периферии, все, что останется. Действительно, Люльеву и его ОКБ доставались разработки сложнейших проектов современного оружия, их освоение в производстве, испытания и сдача на вооружение. Решение этих задач было возможным при оптимальном сочетании опыта инженеров старшего поколения и энтузиазма молодых.

Проверкой на прочность всего коллектива ОКБ "Новатор" и Машиностроительного завода имени М.И.Калинина стала разработка 53Т6 и ее постановка на боевое дежурство".

Рассказывает генеральный директор - генеральный конструктор ОКБ "Новатор" П.И. Камнев .

"Важнейшими техническими характеристиками, которым должен быть отдан наивысший приоритет при разработке противоракеты, являются максимальное ускорение на коротком участке разгона для получения высокой средней скорости на малой дистанции и высокие поперечные перегрузки, реализуемые за минимальное время (быстродействие управления). Требуемые скоростные и маневренные характеристики противоракеты в несколько раз превышали характеристики лучших современных зенитных управляемых ракет, включая зарубежные. Причем высокую скорость полета необходимо было реализовать в плотных слоях атмосферы, отсюда высокие температуры на наружной поверхности и, как следствие, - проблемы создания теплозащитных покрытий минимальной массы и системы управления противоракетой, работоспособной в плазменных образованиях при громадных скоростных напорах.

Пришлось отказаться от применения традиционных аэродинамических рулей и впервые в мировой практике создавать твердотопливную систему газоструйного управления. Мало кто верил в саму возможность создания такой противоракеты, были возражения и негативные заключения не только отдельных маститых ученых, но и целых организаций. Но, несмотря на трудности, отсутствие аналогов и необходимой стендовой базы, имитирующей условия полета, противоракета была создана, прошла все стадии испытаний и продемонстрировала уникальные летно-технические характеристики.

На последних этапах предварительных испытаний практически не было отказов по вине ракеты. Парадоксально, но факт - ракета в условиях громадных перегрузок и механических нагружений имела надежность, близкую к единице. Необходимо отметить, что и в настоящее время в мировой практике ракетостроения отсутствуют проекты изделий, даже на уровне научно-исследовательских работ, которые хотя бы приближались по своим характеристикам к противоракете 53Т6".

Ссылки:
1. "НОВАТОР", ОКБ Опытно - конструкторское бюро "Новатор"
2. РАЗВИТИЕ СИСТЕМ РКО, ХРОНИКА 1989 - 2003 гг
3. СИСТЕМА А-135 ПРИШЛА В ПОДМОСКОВЬЕ
4. 45Т6 противоракета
5. ЕДИНСТВЕННАЯ В МИРЕ
6. ТРЕТИЙ ВАРИАНТ ПРОЕКТА А-135
7. РАКЕТНАЯ ОБОРОНА: ЛЮДИ И СИСТЕМЫ
8. А-135 система ПРО московского промышленного района
9. КРИЗИС В ПРО. НАЧАЛО ДЕЯТЕЛЬНОСТИ А.Г.БАСИСТОВА 1
10. ИСПЫТАНИЯ "АЗОВА"
11. Ракетно-космическая оборона гарант стратегической стабильности
12. РАЗВИТИЕ СИСТЕМ ПРН. ПРО, ПКО И ККП. ХРОНИКА 1978 - 1989 гг

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»