Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Бурлюк Давид Давидович (1882-1967)

Из Маяковского

Бурлюк происходил из состоятельной семьи, его отец был управляющим украинским имением графа Мордвинова, что позволяло Бурлюку выдавать Маяковскому 50 копеек в день на еду. Когда средств не хватало, он голодал, спал на садовых скамейках; чтобы зарабатывать на пропитание, играл в карты и на бильярде, в котором был настоящим мастером.

Давид Бурлюк был на одиннадцать лет старше Маяковского и к моменту их встречи уже состоялся как художник. Его работы выставлялись и в России, и за рубежом (например, он участвовал в выставках "Голубого всадника" в Мюнхене). Он был центральной фигурой русского художественного авангарда и одним из основателей объединения "Бубновый валет", на протяжении 1912- 1916 годов организовавшего ряд громких выставок в Москве и Петербурге. Бурлюк быстро ввел Маяковского в эти круги. Они начали выступать вместе, и в ноябре 1912-го Маяковский впервые предстал перед публикой в качестве поэта, художника и пропагандиста новых течений в живописи и поэзии.\

Гражданская война помешала многим деятелям искусства вернуться в Москву; Третьяков занимал пост "товарища" - то есть заместителя наркома просвещения при правительстве Краснощекова.

Группой руководил марксистский критик и старый большевик Николай Чужак, редактор журнала "Творчество" и газеты "Дальневосточный телеграф". Там же был и Давид Бурлюк.

Когда Дальневосточная республика вошла в состав Советской России, в Москву вернулись "сибиряки". Единственным невозвращенцем стал Бурлюк, эмигрировавший сначала в Японию, а затем в Нью-Йорк; поскольку зимой 1918 года он принимал участие в финансовых махинациях, связанных с захватом анархистами московских домов, он опасался, что в Москве его будут ждать неприятности. когда Дальневосточная республика вошла в состав Советской России, в Москву вернулись "сибиряки". Единственным невозвращенцем стал Бурлюк, эмигрировавший сначала в Японию, а затем в Нью-Йорк; поскольку зимой 1918 года он принимал участие в финансовых махинациях, связанных с захватом анархистами московских домов, он опасался, что в Москве его будут ждать неприятности.

Бурлюк принимал участие в организации выступлений Маяковского и сделал иллюстрации к двум стихотворениям, вышедшим отдельными книгами во время его пребывания в Нью-Йорке.

Но каким бы политически "прогрессивным" Бурлюк ни был, старые друзья, разумеется, говорили не только о политике. Стихотворения, иллюстрированные Бурлюком, - "Необычайное приключение..." и "Христофор Колумб" - не были политическими произведениями. Бурлюк являлся не только "отцом русского футуризма", но и в определенном смысле "отцом" Маяковского, именно он открыл его поэтический талант и сделал его поэтом. В 1910-е годы они вместе боролись за эстетические идеалы футуризма, а после революции - за свободу искусства от государства.

Бурлюк был одним из ближайших друзей Маяковского, их очень многое объединяло. Если поэт и мог облегчить душу перед кем-либо, то именно перед ним.


См. в Википедии Давид Давидович Бурлюк

Источник - Википедия

Давид Давидович Бурлюк

(9 (21) июля 1882, хутор Семиротовка Лебединского уезда Харьковской губернии (ныне Сумская область Украины) — 15 января 1967, Хэмптон-Бейз, остров Лонг-Айленд, штат Нью-Йорк, США) — русский поэт и художник украинского происхождения, один из основоположников русского футуризма. Брат Владимира и Николая Бурлюков.


Родился 9 (21) июля 1882 в семье агронома-самоучки Бурлюка Давида Давидовича. У него было два брата и три сестры — Владимир, Николай, Людмила, Марианна и Надежда. Владимир и Людмила были художниками, Николай — поэтом. Они также были участниками движения футуристов.
Учился в Александровской гимназии г. Сумы. В детстве родной брат случайно лишил Давида глаза во время игры с игрушечной пушкой. Впоследствии ходил со стеклянным глазом, это стало частью его стиля.
В 1898—1910 учился в Казанском и Одесском художественных училищах. В печати дебютировал в 1899. Изучал живопись в Германии, в Мюнхене, в «Королевской Академии» у профессора Вилли Дитца и у словенца Антона Ашбе и во Франции, в Париже, в Школе изящных искусств Кормона.
    Вернувшись в Россию, в 1907—1908 Бурлюк сошёлся с левыми художниками и участвовал в художественных выставках. В 1911—1914 занимался вместе с В. В. Маяковским в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Участник футуристических сборников «Садок судей», «Пощёчина общественному вкусу» и др.
В Первую мировую войну Бурлюк не подлежал призыву, так как у него не было левого глаза. Жил в Москве, издавал стихи, сотрудничал в газетах, писал картины.
Весной 1915 года Бурлюк очутился в Уфимской губернии (станция Иглино Самаро-Златоустовской железной дороги), где находилось поместье его жены. Мать Давида Бурлюка, Людмила Иосифовна Михневич, жила в это время в Буздяке — в 80 км от Уфы. За два года, проведенные здесь до отъезда он успел создать около двухсот полотен. 37 из них составляют существенную и наиболее яркую часть коллекции русского искусства начала XX века, представленной в Башкирском художественном музее им. М. В. Нестерова. На сегодняшний день музейное собрание произведений Давида Бурлюка является одним из самых полных и качественных собраний его живописи в России. Бурлюк часто приезжал в Уфу, посещает Уфимский художественный кружок, сплотивший вокруг себя молодых башкирских художников. Здесь он подружился с художником Александром Тюлькиным, с которым он часто бывает на этюдах.
В 1918 году Бурлюк чудом избежал гибели во время погромов и расстрелов анархистов в Москве и снова уехал в Уфу. В 1918—1920 он гастролировал вместе с В. Каменским и В. Маяковским по Уралу, Сибири, Дальнему Востоку.
В 1920 эмигрировал в Японию, где прожил два года, изучая культуру Востока и занимаясь живописью. Здесь им написано около 300 картин на японские мотивы, денег от продажи которых хватило на переезд в Америку. В 1922 поселился в США.
В Нью-Йорке Бурлюк развил активность в просоветски ориентированных группах и, написав поэму к 10-летию Октябрьской революции, стремился, в частности, снискать признание в качестве «отца российского футуризма». Был постоянным автором газеты «Русский голос». Свои сборники, брошюры, журналы Бурлюк издавал вдвоем с женой Марией Никифоровной и через друзей распространял эти издания преимущественно в пределах СССР. С 1930 в течение десятилетий Бурлюк сам издавал журнал «Color and Rhyme» («Цвет и рифма»), частью на английском, частью на русском языках, объёмом от 4 до 100 страниц, со своими живописными работами, стихами, рецензиями, репродукциями футуристских произведений и т. п. Работы Бурлюка участвовали в выставках существовавшей в конце 1920-х — начале 1930-х годов группы советских художников «13».
В 1956 и в 1965 гг. посетил СССР. Несмотря на многократные предложения к изданию в СССР своих произведений, ему не удалось напечатать ни строки.
Жена — Мария Никифоровна Еленевская (1894—1967) — мемуаристка, издатель. В 1962 году супруги совершили путешествие по Австралии и Италии, посетили Прагу, где жила его сестра. Живописные работы Бурлюка выставлялись в Брисбене.
Умер 15 января 1967 года в г. Хэмптон-Бейз, штат Нью-Йорк. Его тело было кремировано согласно завещанию и прах развеян родственниками над водами Атлантики с борта парома. 
    Бурлюк полагал: «Истинное художественное произведение можно сравнить с аккумулятором, от которого исходит энергия электрических внушений. В каждом произведении отмечено, как в театральном действии, определенное количество часов для любования и разглядывания его. Многие произведения вмещают в себя запасы эстет-энергии на долгие сроки, как озёра горные, из коих неустанно вытекают великие реки воздействий, а истоки не иссякают. Таково творчество Н. К. Рериха».
Картины и рисунки Бурлюка разбросаны по всему свету в музеях и частных коллекциях. Многие из них репродуцированы в его книгах или книгах о нём. «Отец российского футуризма», Бурлюк принимал активное участие в выступлениях футуристов, являясь их теоретиком, поэтом, художником и критиком. Свойственные футуризму эпатажность и антиэстетичность ярче всего проявлялись в его стихах:
  …Душа — кабак, а небо — рвань,
  Поэзия — истрепанная девка,
  А красота — кощунственная дрянь…
  …Звезды — черви, пьяные туманом…
  …Мне нравится беременный мужчина…
   и т. д.
Маяковский вспоминал о нём: «Мой действительный учитель, Бурлюк сделал меня поэтом… Выдавал ежедневно 50 копеек. Чтоб писать, не голодая». Большой интерес представляют его воспоминания о футуризме и В. Маяковском.

Ссылки:
1. Михневич Людмила Иосифовна
2. Метаморфоза - Лили Брик делает Маяковского "приличным" человеком
3. Маяковский, Лили и Эльза Брик в Берлине, 1923
4. ЛЕФ распался, катализатор - Пастернак
5. Маяковский - азартный игрок
6. Маяковский: Источники и использованная литература
7. Маяковский и Брики в Берлине
8. Маяковкий и Элли
9. Опасные футуристы
10. Еленевская Мария Никифоровна (1894—1967)
11. Маяковский надеется на дальневосточный футуризм
12. Большевики руководят литераторами, но разрешают им соревнуются, 1924
13. Чекрыгин Василий
14. Ланг Евгения
15. Шенгели Георгий Аркадьевич (1894-1956)
16. Бурлюки
17. Кубофутуризм
18. Переписка И.Р. Классона и С.Н. Мотовиловой продолжилась
19. Мотовилова С.Н. про Пасху, евреев и Чуковского

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»