Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Горки Ленинские

Из Сойфера

Вблизи Москвы, километрах в 20-30, было несколько старинных дворянских усадеб, названных одинаково - Горки. Были Горки и по Нижегородскому тракту, и по Варшавской дороге, и на север от Москвы. В 35-ти километрах на юго-восток от столицы еще в XVIII веке на берегу реки Пахры был построен комплекс красивых домов. Перед революцией усадьбу занимал московский градоначальник Рейнбот . От Москвы туда вела прекрасная дорога, рядом темнел лес. К усадьбе протянули нитки проводов - градоначальник имел прямую телефонную связь с правительственными учреждениями. Словом, это было живописное, благоустроенное поместье. В комфортабельных дворцах была стильная мебель, висели дорогие картины, лежали красивые ковры, стояли по углам залов заморские вазы.

После революции и переезда большевистского правительства из Петрограда в Москву хозяева сменились. Комплекс облюбовал под загородную резиденцию Ленин 8-1 . Тяжело заболев, он жил уже безвыездно в Горках, где и умер в январе 1924 года. Горки с тех пор стали именовать Ленинскими. Неподалеку от Горок, еще при жизни Ленина, нашел себе аналогичную усадьбу председатель ЦИК советской республики, всенародный староста, как его попросту звали, бывший рабочий М.И. Калинин . А чтобы обслуживать нужды обеих правительственных дач, неподалеку было создано специальное хозяйство Управления делами Совета Народных Комиссаров . Хозяйство было не маленькое (около полутора тысяч гектаров). Естественно, содержалось оно образцово, имело прекрасные надворные постройки, было электрифицировано, к нему вели хорошие подъездные пути, и была сеть дорог внутри хозяйства. После смерти Ленина Горки оставались в ведении Совнаркома до 1938 года, став чем-то вроде подсобного хозяйства для подкармливания кремлевской верхушки. Вот это хозяйство и приглянулось Лысенко. Вряд ли следует говорить, что и экономически и политически Горки Ленинские, одно название которых в уме каждого советского человека будило соответствующие ассоциации, вполне удовлетворяли амбициям Лысенко. С тех пор, как хозяйство Горок, выделенное в самостоятельную единицу, отделенную от Музея Ленина (дворцов и маленького парка), перешло в управление Лысенко, оно часто упоминалось в печати в сочетании с его именем и одновременно с именем Ленина. Многие в СССР знали, что в Горках творит новую биологическую науку великий Лысенко. В то же время, пользуясь и своим высоким постом и ссылками на то, что это не ординарная деревня, а все-таки ГОРКИ ЛЕНИНСКИЕ,

Лысенко постоянно добивался для своего хозяйства всевозможных привилегий: освободил его от обязательной в СССР сдачи почти всего урожая государству, продавал продукцию не по государственным (закупочным) , а по рыночным ценам, обеспечивал мощной техникой, удобрениями и т. п. Хозяйство всегда имело много рабочих рук, так как из него не сбегали правдами и неправдами работники, ведь оно в должниках перед государством никогда не ходило, а, следовательно, зарплату и приплаты за выполнение планов начисляли вовремя, а не так, как в большинстве сельских хозяйств в стране, где иногда по полгода никаких выплат не производили. Немудрено, что поля были всегда ухоженными, посевы радовали глаз. А предприимчивые лысенкоисты всегда были готовы приписать это правильности теоретических предпосылок их шефа, которые якобы и предопределяют высокий уровень ведения сельского хозяйства в Горках Ленинских.

В течение всей последующей жизни Лысенко обосновывал свои рекомендации на получаемых в Горках результатах. Горки рассматривались как своеобразный эталон, как образец для подражания. И в этом сравнении Горок с остальными коллективизированными хозяйствами страны было заложено то же ядро неправды, какое несли с собой анкеты одесского периода. В анкеты безвестные колхозные счетоводы вносили цифры, из которых слагалась гигантская пирамида лжи. Теперь Лысенко на новом этапе его жизненного пути нашел другой критерий оценок - ибо ему самому предстояло обосновывать свои предложения, самому доказывать и научную и экономическую пользу от своих нововведений. Сообразно с этим менялся и способ доказательств. Долгие годы изюминка нового подхода оставалась неразгаданной. Несовпадение результатов одного и того же приема, примененного в Горках и в любом другом месте, заметили быстро. Но почему это различие возникало, стало ясно не сразу. Нам придется забежать на четверть века вперед, когда прояснилась механика этого обмана.

1965 году было документально доказано, что главное заключалось не в том, что услужливые лысенковские помощнички норовили всюду смухлевать - внести загодя побольше навоза и удобрений в почву, а на другой год присыпать землю ничтожной по питательности своей "патентованной смесью" и начать трубить, что смесь эта - чудодейственна; или раскормить коров выше всякой меры, а объявить погромче, что кормили скот умеренно, как кормят в средней руки колхозах. Такой обман творился ежечасно.

Но был и другой вид подтасовки, другой источник погрешностей. Как сказали бы статистики - была заложена основа для постоянно присутствующей систематической ошибки: здесь хозяйствовали по иным, несоциалистическим меркам. Во всех отношениях база Горок Ленинских была не похожа на колхозы (не говоря уже о совхозах) - ни по площади земель, ни по объему посевов, ни по насыщенности машинами, ни по характеру использования собранного урожая, а отсюда - и по жизненному укладу работников. Чтобы не быть голословным, приведу выписку из официального документа - "Доклада комиссии АН СССР о результатах проверки деятельности экспериментальной научно-исследовательской базы "Горки Ленинские" и ее подсобного научно-производственного хозяйства" ( 8-3 ):

"В начальный период (1938 г.) земельный фонд составлял 1580 га, в том числе пашни 735 га ... По сравнению с другими хозяйствами земли экспериментальной базы высокоокультурные. ... По главным показателям - площади пашни и численности дворов - хозяйство "Горки Ленинские" в 5 раз меньше среднего совхоза Московской области и в 2-2,5 раза меньше среднего колхоза имени Владимира Ильича 8-2 (земли колхоза окружают территорию базы с трех сторон). ... Значительно лучшая обеспеченность хозяйства фондами, кадрами и предоставленное ему право реализации продукции по розничным ценам делают показатели базы "Горки Ленинские" несопоставимыми с показателями рядовых колхозов. Здесь на 509 га пашни имеется 10 физических (15,5 условных) тракторов, 11 автомашин, 2 бульдозера, 2 экскаватора, 2 комбайна, что с избытком перекрывает потребности хозяйства и обеспечивает резервы. По расчету на 10 га пашни здесь в 9 раз больше основных фондов, в 3 раза больше производственных фондов, почти в 2,5 раза выше энергообеспеченность хозяйства, чем в среднем по совхозам Московской области" ( 8-4 ). Наконец, следует отметить, что хозяйство "Горки Ленинские" практически освобождено от продажи зерна государству. ... Пшеница обменивается хозяйством через заготовительные органы на концентрированные корма. Это означает, что почти вся продукция растениеводства остается в хозяйстве и используется на собственные нужды, в основном как кормовой фонд. Кроме этого, хозяйство закупает зерно, комбикорма, которые составляют 1/3 всех потребляемых концентратов" (8-5). Конечно, в таких условиях можно было добиваться результатов, невозможных в условиях других хозяйств страны

Из Сойфера

Вблизи Москвы, километрах в 20-30, было несколько старинных дворянских усадеб, названных одинаково - Горки. Были Горки и по Нижегородскому тракту, и по Варшавской дороге, и на север от Москвы. В 35-ти километрах на юго-восток от столицы еще в XVIII веке на берегу реки Пахры был построен комплекс красивых домов. Перед революцией усадьбу занимал московский градоначальник Рейнбот . От Москвы туда вела прекрасная дорога, рядом темнел лес. К усадьбе протянули нитки проводов - градоначальник имел прямую телефонную связь с правительственными учреждениями. Словом, это было живописное, благоустроенное поместье. В комфортабельных дворцах была стильная мебель, висели дорогие картины, лежали красивые ковры, стояли по углам залов заморские вазы.

После революции и переезда большевистского правительства из Петрограда в Москву хозяева сменились. Комплекс облюбовал под загородную резиденцию Ленин 8-1 . Тяжело заболев, он жил уже безвыездно в Горках, где и умер в январе 1924 года. Горки с тех пор стали именовать Ленинскими. Неподалеку от Горок, еще при жизни Ленина, нашел себе аналогичную усадьбу председатель ЦИК советской республики, всенародный староста, как его попросту звали, бывший рабочий М.И. Калинин . А чтобы обслуживать нужды обеих правительственных дач, неподалеку было создано специальное хозяйство Управления делами Совета Народных Комиссаров . Хозяйство было не маленькое (около полутора тысяч гектаров). Естественно, содержалось оно образцово, имело прекрасные надворные постройки, было электрифицировано, к нему вели хорошие подъездные пути, и была сеть дорог внутри хозяйства. После смерти Ленина Горки оставались в ведении Совнаркома до 1938 года, став чем-то вроде подсобного хозяйства для подкармливания кремлевской верхушки. Вот это хозяйство и приглянулось Лысенко. Вряд ли следует говорить, что и экономически и политически Горки Ленинские, одно название которых в уме каждого советского человека будило соответствующие ассоциации, вполне удовлетворяли амбициям Лысенко. С тех пор, как хозяйство Горок, выделенное в самостоятельную единицу, отделенную от Музея Ленина (дворцов и маленького парка), перешло в управление Лысенко, оно часто упоминалось в печати в сочетании с его именем и одновременно с именем Ленина. Многие в СССР знали, что в Горках творит новую биологическую науку великий Лысенко. В то же время, пользуясь и своим высоким постом и ссылками на то, что это не ординарная деревня, а все-таки ГОРКИ ЛЕНИНСКИЕ,

Лысенко постоянно добивался для своего хозяйства всевозможных привилегий: освободил его от обязательной в СССР сдачи почти всего урожая государству, продавал продукцию не по государственным (закупочным) , а по рыночным ценам, обеспечивал мощной техникой, удобрениями и т. п. Хозяйство всегда имело много рабочих рук, так как из него не сбегали правдами и неправдами работники, ведь оно в должниках перед государством никогда не ходило, а, следовательно, зарплату и приплаты за выполнение планов начисляли вовремя, а не так, как в большинстве сельских хозяйств в стране, где иногда по полгода никаких выплат не производили. Немудрено, что поля были всегда ухоженными, посевы радовали глаз. А предприимчивые лысенкоисты всегда были готовы приписать это правильности теоретических предпосылок их шефа, которые якобы и предопределяют высокий уровень ведения сельского хозяйства в Горках Ленинских.

В течение всей последующей жизни Лысенко обосновывал свои рекомендации на получаемых в Горках результатах. Горки рассматривались как своеобразный эталон, как образец для подражания. И в этом сравнении Горок с остальными коллективизированными хозяйствами страны было заложено то же ядро неправды, какое несли с собой анкеты одесского периода. В анкеты безвестные колхозные счетоводы вносили цифры, из которых слагалась гигантская пирамида лжи. Теперь Лысенко на новом этапе его жизненного пути нашел другой критерий оценок - ибо ему самому предстояло обосновывать свои предложения, самому доказывать и научную и экономическую пользу от своих нововведений. Сообразно с этим менялся и способ доказательств. Долгие годы изюминка нового подхода оставалась неразгаданной. Несовпадение результатов одного и того же приема, примененного в Горках и в любом другом месте, заметили быстро. Но почему это различие возникало, стало ясно не сразу. Нам придется забежать на четверть века вперед, когда прояснилась механика этого обмана.

1965 году было документально доказано, что главное заключалось не в том, что услужливые лысенковские помощнички норовили всюду смухлевать - внести загодя побольше навоза и удобрений в почву, а на другой год присыпать землю ничтожной по питательности своей "патентованной смесью" и начать трубить, что смесь эта - чудодейственна; или раскормить коров выше всякой меры, а объявить погромче, что кормили скот умеренно, как кормят в средней руки колхозах. Такой обман творился ежечасно.

Но был и другой вид подтасовки, другой источник погрешностей. Как сказали бы статистики - была заложена основа для постоянно присутствующей систематической ошибки: здесь хозяйствовали по иным, несоциалистическим меркам. Во всех отношениях база Горок Ленинских была не похожа на колхозы (не говоря уже о совхозах) - ни по площади земель, ни по объему посевов, ни по насыщенности машинами, ни по характеру использования собранного урожая, а отсюда - и по жизненному укладу работников. Чтобы не быть голословным, приведу выписку из официального документа - "Доклада комиссии АН СССР о результатах проверки деятельности экспериментальной научно-исследовательской базы "Горки Ленинские" и ее подсобного научно-производственного хозяйства" ( 8-3 ):

"В начальный период (1938 г.) земельный фонд составлял 1580 га, в том числе пашни 735 га ... По сравнению с другими хозяйствами земли экспериментальной базы высокоокультурные. ... По главным показателям - площади пашни и численности дворов - хозяйство "Горки Ленинские" в 5 раз меньше среднего совхоза Московской области и в 2-2,5 раза меньше среднего колхоза имени Владимира Ильича 8-2 (земли колхоза окружают территорию базы с трех сторон). ... Значительно лучшая обеспеченность хозяйства фондами, кадрами и предоставленное ему право реализации продукции по розничным ценам делают показатели базы "Горки Ленинские" несопоставимыми с показателями рядовых колхозов. Здесь на 509 га пашни имеется 10 физических (15,5 условных) тракторов, 11 автомашин, 2 бульдозера, 2 экскаватора, 2 комбайна, что с избытком перекрывает потребности хозяйства и обеспечивает резервы. По расчету на 10 га пашни здесь в 9 раз больше основных фондов, в 3 раза больше производственных фондов, почти в 2,5 раза выше энергообеспеченность хозяйства, чем в среднем по совхозам Московской области" ( 8-4 ). Наконец, следует отметить, что хозяйство "Горки Ленинские" практически освобождено от продажи зерна государству. ... Пшеница обменивается хозяйством через заготовительные органы на концентрированные корма. Это означает, что почти вся продукция растениеводства остается в хозяйстве и используется на собственные нужды, в основном как кормовой фонд. Кроме этого, хозяйство закупает зерно, комбикорма, которые составляют 1/3 всех потребляемых концентратов" (8-5). Конечно, в таких условиях можно было добиваться результатов, невозможных в условиях других хозяйств страны

Ссылки:
1. Московская Летно-планерная школа (МЛПШ)
2. Опровержение действенности органо-минеральных смесей 1954
3. Лысенко в Горках Ленинских
4. Бендерский В.С.
5. Лысенко предложил идею применения гранулированных удобрений 1952
6. Попытка Лысенко отвергнуть результаты проверки Горок Ленинских
7. В Центральном Доме журналиста состоялась встреча ученых-генетиков
8. Сессия ВАСХНИЛ, второй день - экскурсия в Горки ленинские
9. Результаты - с Лысенкоистами ничего не произошло
10. Лысенко Т.Д. как личность
11. "Закон жизни биологического вида": Лысенко и жирномолочные коровы
12. Cессия ВАСХНИЛ 1956 г показала порочность методологии Лысенко
13. Летная станция в Горках
14. Королев С.П.: учеба в МВТУ и занятия планеризмом
15. Несмеянов А.Н.: последствия сессии ВАСХИЛ 1948 г.
16. Бухарины после Парижа в Москве
17. Бухарин и Ларина, наконец соединились
18. Последняя авантюра Лысенко

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»