Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Лысенко предложил идею применения гранулированных удобрений 1952

Здесь и подоспел Лысенко со своим очередным детищем - через всесильного помощника Хрущева по сельскому хозяйству А.С.Шевченко , да с помощью других дружков, сидевших кто в Минссльхозс, кто в Госплане, разъяснил, что удобрения надо не по полям развеивать, и что не худо было бы делать удобрения в виде мелких гранул. Тогда бы гранулы потихоньку за лето растворялись и питали бы растения в течение всего периода вегетации. Почувствовав, что в этой идее есть разумное зерно, Лысенко стал горячо твердить о пользе гранулированных удобрений . Правда, и здесь его заносило сверх меры. В брошюре 1950 года он, например, сообщил, что потому грануляция полезна, что спасает удобрения от якобы вредного контакта с почвенными частицами. "Чем меньше суперфосфат или калийные удобрения будут соприкасаться с почвой, -говорил он, - тем меньше они будут вступать в неусвояемые для растений химические соединения" ( 11_14 ).

Затем прослышал Лысенко о том, что неплохо вроде получается, если смешивать гранулы удобрений с жидким навозом или пометом. То ли в Горьком, то ли в Нижнем Тагиле у кого-то здорово получается: и удобрений меньше идет, и помет, который сразу в дело не пустишь - надо год выдерживать в траншеях, компосты с землей и соломой готовить, здесь сразу утилизируется. И то верно, решил Лысенко, и стал трубить, где только можно, о пользе ручного приготовления органо-минеральных гранул.

Как вспоминал в 1955 году крупнейший авторитет тех лет в области минерального питания Андрей Васильевич Соколов 11=1 :

"Т.Д. Лысенко вначале выступал в качестве сторонника применения заводского гранулированного суперфосфата, затем органо-минеральных гранул, потом органо-минеральных смесей, и то высоких, то малых доз извести. Все эти выступления сопровождались утверждениями о необычайно высокой эффективности рекомендуемых им в данный момент приемов" ( 11_15 ).

К 1953 году Лысенко окончательно утвердился в мнении, что все-таки главное в питании растений не почва, не гумус, не кислотность или щелочность среды, не содержание минеральных веществ или микроэлементов, а почвенные микробы . Ясное дело, что только они и усваивают все вещества из почвы, ясно, что, усвоив их и переработав в своих клетках в усвояемые растениями формы, они и кормят последние.

На сессии ВАСХНИЛ 15 сентября 1953 года Лысенко потряс академиков и членов-корреспондентов этой своей выдумкой ( 11_16 ), подаваемой как выдающееся достижение человеческого ума. Без жизнедеятельности соответствующих почвенных микроорганизмов в почве нет и нужной для растений пищи", -сказал он ( 11_17 ) и добавил:

Для каждого вида ... растений ... существуют специфические виды почвенных микроорганизмов" ( 11_18 ). Объяснять, чем он руководствовался при формулировании столь решительного вывода, противоречащего всему, что известно в почвоведении и агрохимии, Лысенко, конечно, не стал. Все они, эти почвоведы и агрохимики - заскорузлые и зазнавшиеся неучи и невежды, ошибались, - заранее парировал возможные возражения ученых Лысенко. Конечно, они могут пытаться спорить. "Но я думаю, что если деятелям науки не ясно, чего они еще не знают в разделе своей работы, то это признак того, что и то, что они знают, не раскрывает существа процессов, имеющих место в разбираемом явлении", - решительно объявил он ( 11_19 ).

По ходу дела он наперед отмел как ненужные всякие разговоры о химиях и физиках:

"... будет ошибкой сводить биологические закономерности к химическим и физическим, отождествлять их" ( 11_20 ). "Сколько бы химики не вскрывали химические закономерности, как бы они не изучали химические превращения в курином яйце, на основе добытых химиками закономерностей цыпленка из куриного яйца не получить. А вот на основе удовлетворения биологических потребностей куриного эмбриона люди уже давно научились выводить цыплят" ( 11_21 ). Новый подход был очерчен, аргументация за него полностью исчерпана - надлежало переходить к воплощению в практику очередного продукта лысенкоизма, реюлюционизирующего сельскохозяйственное производство.

"Нам теперь ясна и тактика минерального питания: нужно кормить микроорганизмы, а не пытаться накормить сразу растения. Тогда и нормы внесения удобрений снизятся, и набор удобрений упростится, и эффект усилится", - заявил он ( 11_22 ). Не к чему будет возиться и со всякими там улучшениями почв - устранением лишней кислотности или вредного защелачивания. "Сама по себе кислотность почвенного раствора для сельскохозяйственных растений и их корневой системы не вредна, вредное для сельскохозяйственных растений действие кислот почвенной среды связано с тем, что, как уже говорилось, в ней не могут жить бактерии, продуктами жизнедеятельности которых питаются эти растения", - так звучало еще одно "открытие" Трофима Денисовича ( 11_23 ).

Для практического применения его предложение было сформулировано следующим образом: микроорганизмы станут жить в почве лучше, если вносить в землю органо-минеральные смеси - 3 центнера суперфосфата смешивать с одной-двумя тоннами навоза, добавлять иногда к смеси известь, фосфоритную или доломитовую муку (что под рукой окажется), и все это запахивать. Вовсе теперь не нужно выискивать, как раньше, много навоза (ведь по 30-40 тонн на гектар вбухивали и еще почитали это кое- где малым количеством!), да и удобрений много не нужно.

Осенью 1952 года все та же верная палочка-выручалочка Артавазд Аршакович Авакян мобилизовал своих сотрудников в " Горках Ленинских " и (наряду с экспериментами с ветвистой пшеницей, посевами озимых культур вместо яровых и яровых вместо озимых, также как и проверкой новой задумки - посадки чая в гуще дубовых лесов) заложил полевые опыты с тройчаткой (так обозвали по аналогии с лекарством от головной боли эту смесь суперфосфата - "навоза - извести). И снова все у Авакяна чудесно вышло. Точно так, как и предсказывал Трофим Денисович. Урожай будто бы собрали отменный. Осенью 1953 года все данные Авакяна якобы снова подтвердились. Можно было не сомневаться: тройчатка - это новое чудо мичуринского учения. Срочно была напечатана об этом победная статья ( 11_24 ). Лысенко начал трезвонить о новом "открытии" везде, где можно. Выступления следовали одно за другим, он мотался из города в город, рекламируя новое далеко идущее предложение: - 26 января 1954 года он выступил на Всесоюзном совещании работников машинно-тракторных станций, созванном ЦК КПСС и Советом Министров СССР в Москве; - 4 февраля на Всесоюзном совещании работников совхозов, созванном этими же органами в Москве; - в начале марта сделал доклад на ученом совете Тимирязевской Академии в Москве, посвященном 15-летию со дня смерти В.Р.Вильямса; - 18 марта 1955 года выступил на совещании сельскохозяйственных работников областей Юго-Востока в Саратове; - 30 марта 1955 года на совещании работников сельскохозяйственных областей Центральной черноземной полосы в г. Воронеже; - 6 апреля на таком же совещании работников областей и автономных республик Нечерноземной полосы в Москве; - 12 апреля в Ленинграде произнес длинную речь на совещании работников сельского хозяйства Северо-Запада; - 22 июня 1955 года сделал доклад на Международном семинаре студентов сельскохозяйственных учебных заведений в Москве и т. д. ( 11_25 ).

Такой запал можно было понять. Именно в эти месяцы Лысенко доставалось больше всего от критиков его теории вида. Чем-то нужно было стараться удержать свой авторитет. Вот он и старался, уповая на новую "теорию минерального питания".

Ссылки:
1. ЛЫСЕНКО - СНОВА ПРЕЗИДЕНТ ВАСХНИЛ

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»