Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Опперпут Фриц Эдуард (наст. фамиля Александр Успенис, Стауниц)

В ходе операции ВЧК против савинковцев в Западном крае был арестован некий Фриц Эдуард Опперпут (настоящая фамилия Александр Упенинс или Упениньш). Выходец из латышской деревни, он окончил, по его словам, с золотой медалью Туккумское коммерческое училище и начал учиться в Рижском политехникуме, который, однако, бросил и поступил в Москве в Алексеевское военное училище . Затем прошел быстротечное обучение на курсах пулеметчиков . В начале 1916 года в чине подпоручика отбыл в действующую армию. Воевал на Западном и Кавказском фронтах, по его словам, дослужился до чина штабс-капитана. По неустановленной причине он поменял фамилию, превратился в Опперпута и после Октября вступил в Красную армию. Сослуживец, некто Гельнер , завербовал его в НСЗРС . Позднее, в своих воспоминаниях, изданных в Берлине под фамилией А. Селянинов-Опперпут (о том, как и почему такое издание стало возможным - позднее), он описал эту вербовку:

"К началу октября 1920 г. я занимал в Смоленске должность помощника начштаба комвойсками внутренней службы Западного фронта. Раз на выходе после вечерних занятий из помещения штаба ко мне подошел молодой человек лет 27-30. Манеры и обращение выдавали бывшего офицера. Видно было, что он поджидал меня у выхода, не желая по какой-то причине заходить в штаб. Он отрекомендовался Заржевским и подал мне записку от моего старого близкого знакомого по службе в Гомеле Гельнера , в которой тот просил удовлетворить просьбу подателя".

Странный это был человек. Еще молодой, боевой, физически крепкий и внешне привлекательный, он, на свою беду, был наделен непомерным тщеславием. Изворотливый и энергичный, от природы достаточно умный и сообразительный, он не обладал, однако, должной целеустремленной волей. Личная храбрость и склонность к авантюрам причудливо соединялись в нем с капризностью, непостоянством, быстрой сменой настроений. Твердых политических убеждений у Опперпута не было, поэтому без контрреволюционного воздействия извне он до поры до времени служил в Красной армии. Пока не появился на его горизонте Гельнер. Заржевский, кстати, ошибался, когда уверял позднее Гельнера о чуть ли не врожденном антибольшевизме Опперпута. К моменту их встречи в Смоленске тот относился к правящей партии безразлично. Другого дела, кроме военного, он не знал, служить, кроме как в Красной армии, было негде, вот он и служил. Опперпут занимал достаточно высокий пост. Такой человек был настоящей находкой для НСЗРС. Одного не предвидели эмиссары союза - двойственного, колеблющегося, противоречивого характера Опперпута, которого могли использовать не только они, но и другие, более высокие мастера конспирации. А пока что Опперпут вступил в НСЗРС и вскоре стал членом руководства савинковского подполья в Западном крае . "Подрывные" возможности его значительно расширились с переводом на новую должность - начальника укреп-района Минска . Гельнер зря времени не терял, сумел сколотить губернский комитет союза, ряд уездных комитетов. Он полагал, что при хорошо налаженной пропаганде, распространении соответствующих прокламаций сумеет значительно расширить организацию. О напечатании большого количества нелегальной литературы в Гомеле нечего было и помышлять. Оставалась Варшава . Но туда еще надо добраться. Кто может это сделать лучше Опперпута? Гельнер убедил комитет послать его в Польшу за литературой и заодно проверить его на этом серьезном задании. Без особых трудностей Опперпут получил отпуск якобы для лечения старой окопной болезни - ревматизма и направился в местечко Кайданово . Граница здесь охранялась примитивно - отдельными постами на главных дорогах. Опперпут легко перешел ее и приехал в Варшаву. Каждого, кто нелегально прибывал из советской России, польская контрразведка передавала савинковцам. Заключили в изолятор и Опперпута, назвавшегося комиссаром 17-й пехотной дивизии Павлом Селяниновым . Здесь его допрашивал казачий есаул в присутствии офицера французской военной миссии. Убедившись, что гость - действительно активный работник НСЗРС, савинковские контрразведчики освободили Опперпута, отвезли в гостиницу "Брюль" и по его настоятельному требованию представили руководителю. Савинков поначалу вообще не хотел встречаться с Опперпутом, но после личного знакомства мгновенно оценил, какие возможности для подрывной работы в советской России открываются перед НСЗРС , если правильно использовать служебное положение этого человека. И Борис Викторович постарался: обласкал Опперпута, уделил ему максимум своего внимания, снабдил инструкциями, дал деньги и 80 тысяч прокламаций. В последующие месяцы Опперпут (наконец он назвал Савинкову свою фамилию и настоящую должность) еще четыре раза переходил границу, встречался с Савинковым, доставлял польской и французской разведкам сведения военного, политического и экономического характера. Гомельская губчека довольно быстро узнала о распространении в городе и иных местах контрреволюционных листовок, а также о подозрительных действиях некоторых военспецов. Было решено произвести обыски у командира запасного батальона Щербы , уездного военрука Максимова и военврача Моисеева . Поначалу обыскали комнату Максимова. Ничего компрометирующего не обнаружили. Чекистам впору было извиниться за причиненное беспокойство и уходить с пустыми руками. На всякий случай уполномоченный Гомельской губчека Владимир Алексеев решил осмотреть нетопленую печь. Ему показалось странным, что на улице холодно, а печь не топится, хотя дров на дворе достаточно. Алексеев разгреб старую золу в печи и вытащил жестяную банку. В ней была запрятана иностранная валюта. На простой вопрос: "Откуда?" - Максимов ничего вразумительного ответить не смог.

У военврача Моисеева чекисты обнаружили целое хранилище савинковской литературы, а у комбата Щербы в щели между досками уборной - печать отделения НСЗРС. Дальше цепочка потянулась к военному коменданту города бывшему офицеру Чибирю , военспецу Корсунскому , а от них к явочной квартире в Минске. В числе других заговорщиков здесь был арестован и Опперпут . Газета "Известия" 24 июля 1921 года по этому поводу писала:

"Всероссийской Чрезвычайной комиссией раскрыта крупная боевая террористическая организация Бориса Савинкова, раскинутая на территории всей Западной и Северо-Западной областей и имевшая ячейки на всей территории РСФСР. Центр раскрытой организации - Западный областной комитет так называемого Народного союза защиты родины и свободы во главе с представителем Всероссийского комитета по Западной области находился в городе Гомеле".

Ссылки:
1. АРТУЗОВ А.Х. И УЧРЕЖДЕНИЕ "ТРЕСТА"
2. Шульгин В.В. решился на поездку в Россию и сотрудничество с "Трестом"1
3. Захарченко-Шульц Мария Владиславовна (ур. Лысова)
4. фон Стауниц Эдуард Оттович
5. Сомнения Артузова в надежности Оверпута-Стауица
6. Роль в "Тресте" Владимира Федоровича Джунковского
7. Оверпут и Захарченко-Шульц терактами СНТ пытаются доказать преданность РОВСу
8. Успенис Александр
9. Провал и смерть Оверпута
10. Просчет Артузова: Оверпут становится предателем
11. Разработка операции Синдикат-2
12. Узнав об измене Опперпута Менжинский вызвал Артузова для объяснений
13. Артузов в СОУ и КРО

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»