Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Разработка операции Синдикат-2

Все последующие дни Артузов занимался разработкой новой операции. С Менжинским встречался каждый вечер - высказывал свои соображения, отстаивал их при критическом штурме Вячеслава Рудольфовича. Так отшлифовывалась и принималась каждая деталь. От некоторых внешне эффектных и заманчивых комбинаций и ходов пришлось отказаться.

- Знаете, Артур Христианович,- сказал как-то Менжинский,- у англичан есть поговорка "This is too good, to be true" - "Слишком хорошо, чтобы быть правдой". Знаете, когда все идет гладко, это уже вызывает подозрение. Не бывает так в жизни, согласитесь. Савинков - конспиратор с огромным опытом. К тому же дело Азефа и для него не прошло бесследно. Когда он планирует операцию, то обязательно закладывает в нее избыточный запас прочности на случай, если какие-то частности не сработают. Он по опыту знает, что в долгой войне без поражений и провалов не обойтись. А вы хотите обеспечить ему сладкую жизнь, одни успехи для повышения веса нашего "Синдиката". Савинков этому никогда не поверит. Артузов в подобных случаях не обижался. Он глубоко уважал Менжинского за огромные знания, ум, опыт. А потому свое мнение отстаивал в разговорах с ним горячо и упорно, но без упрямства. Если аргументы собеседника оказывались сильнее, умел согласиться с ними. Кстати, точно так же он вел себя и с подчиненными. Вот и сейчас, признав правоту Менжинского, отказался от "гладкописи", ввел в разработку определенные канавки и кочки, для большего правдоподобия и жизненной убедительности. Все это, однако, касалось лишь общей схемы - тут помогал и первый опыт с "Трестом" . В эту схему предстояло внести множество поправок, дополнений, обусловленных развитием реальных событий и личными качествами конкретных людей, которым предстояло принять участие в операции, причем с обеих сторон. Артур Христианович изучил десятки савинковских агентов - либо задержанных в последнее время, либо находящихся под наблюдением контрразведчиков. Помогла информация, полученная при допросах Опперпута . Наконец у него появились основания прийти к Менжинскому с предварительным докладом.

- Кажется, нам удалось тут подобрать ключик, который, по моим предположениям, может открыть савинковские двери.

- Кто это?- оживился Менжинский. - Шешеня? Об аресте этого человека Менжинский, конечно, уже знал. См. Шешеня Леонид

Менжинский сразу задал главный вопрос:

- Показания этот Шешеня дает?

- Дает. Назвал всех агентов, к кому шел. Мы их изъяли. Один представляет интерес.

- Чем?

- Он поселился в Москве около года назад, устроился охранником на железной дороге. Не исключено, конечно, что законсервирован, но, по- моему, просто ничего не хочет делать. Живет тихонько, и все. Семейный.

- Фамилия?

- Зекунов Михаил Дмитриевич .

- С Шешеней знаком?

- Нет. Они вообще люди разные. Шешеня просто солдат, служака. Савинкову такой нужен только как преданный исполнитель несложных заданий. Привезти, отвезти, проверить. Ну и стрелять, естественно, умеет. Зекунов интеллигентнее, похоже, и совестливее.

- Что ж,- сказал Менжинский после некоторого размышления.- Арест обоих зашифруйте, обеспечьте секретность содержания и приступайте к разработке.

- Хорошо.

- Кого из сотрудников назначаете на главную роль?

- Андрея Павловича Федорова .

- Чем обосновываете?

- Деловыми качествами. Прекрасное образование - Мариупольская гимназия. По образованию - юрист, знает языки. До революции боевой офицер. С начала Гражданской - в Красной армии. Забрасывался в тыл к белым в качестве военного разведчика, действовал под видом белогвардейского офицера. Тверд, решителен, находчив, умеет отстаивать собственное мнение. Это очень важно, если придется столкнуться лично с Савинковым, вы же знаете, как он умеет подавлять людей. Еще одно соображение. Савинков писал как-то военному министру Франции, что советская власть в России может быть свергнута только русскими крестьянами. А Федоров внешне - типичный крепкий и сметливый русский крестьянин. Он уже внешне будет импонировать Савинкову как человек из гущи народа, а не говорун из интеллигенции, каких при нем и своих достаточно.

- Что ж, выбор, похоже, удачен. Я знаю Федорова, правда, не так много о его достоинствах.

- Значит, начинаю работать.

- Работайте. Через несколько дней будьте готовы доложить обо всем председателю.

XII Всероссийская конференция РКП(б) , собравшаяся в августе 1922 года, как раз когда началась операция "Синдикат-2", отметила, что первый год новой экономической политики , совпавший с голодом и нажимом международной реакции, вызвал усиление антисоветской деятельности остатков разгромленных буржуазных и мелкобуржуазных партий. Не было ничего удивительного, что в нэповской лихорадке родились новые антисоветские центры и организации. Так, в Москве появилась и ЛД - группа "Либеральные демократы" . Программа организации была настолько аморфна и расплывчата, что позволяла присоединиться к ней любому антисоветчику, кроме разве что откровенных охотнорядцев. Идеальная среда для пышного расцвета эсеровского савинковского вождизма. Был, правда, у ЛД и один недостаток - группа эта в действительности никогда не существовала. Требовалось убедить Савинкова не только в ее реальном наличии, но и в том, что она способна поднять восстание в масштабах всей страны. Единственное, чего якобы для этого не хватало, так это присутствия самого Савинкова как общепризнанного всенародного руководителя.

Председатель ГПУ, ознакомившись с планом "Синдикат-2", операцию утвердил. Еще раз попросил Менжинского и Артузова непрерывно держать его в курсе всех дел, связанных с Савинковым. Утвердил он и кандидатуру Федорова на роль полномочного представителя и одного из руководителей ЛД. Псевдоним Федорову был выбран Мухин , имя и отчество оставили настоящие - Андрей Павлович . Для Зекунова Артузов придумал роль серьезную и интересную. Надо сказать, что этого савинковского эмиссара Артузов вычислил безошибочно. Зекунов в душе давно отошел от антисоветской деятельности, он и в самом деле ничего не делал в качестве резидента НСЗРС в Москве, очень тяготился своим прошлым и, в сущности, занял вполне лояльную позицию по отношению к советской власти. Зекунов согласился помогать ГПУ, и забегая вперед скажем, что с порученным ему делом он справился успешно. Ему был присвоен псевдоним "Михайловский" .

Шешеня был изрядно туповат. Как говорится, "чело его не омрачала печать мудрости". Каждую комбинацию с ним приходилось отрабатывать до мелочей, поскольку самостоятельно действовать он просто не был способен. И это притом что ему присвоили зажигательный псевдоним "Искра" . В условленный срок Шешеня послал Савинкову первое донесение, в котором информировал своего бывшего хозяина о политическом положении в советской России, сообщал, что появились новые силы, способные выступить против большевиков. Новое письмо - Шешеня докладывает Савинкову о плодотворной работе в Москве эмиссара НСЗРС Зекунова . Следует перечень диверсий, актов террора и саботажа, якобы предпринятых в последнее время Зекуновым и завербованными им людьми. Наконец настала пора для реализации замысла. Савинкову сообщают, что в Москве Зекунов встретил надежного человека, сослуживца по белой армии, бывшего офицера, Андрея Павловича Мухина .

Ссылки:
1. РАЗГРОМ САВИНКОВЩИНЫ

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»