Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Антонов-Овсеенко Владимир Александрович (1883-1938)

Антонов-Овсеенко Владимир Александрович на www.geni.com

Источник-Википедия

Антонов-Овсеенко, Владимир Александрович революционер (1883-1938)
Прозвище «Штык» и «Ники́та»
Дата рождения 21 марта 1883 (1883-03-21)
Место рождения Чернигов
Дата смерти10 февраля 1938 (1938-02-10) (54 года)
Место смерти Москва


Родился в семье поручика резервного пехотного полка в Чернигове, дослужившегося до чина капитана и умершего в 1902. В 1901 окончил Воронежский кадетский корпус и поступил в Николаевское военное инженерное училище, однако отказался присягать «на верность царю и отечеству», позднее объяснив это «органическим отвращением к военщине», и после полутора недель ареста был отчислен.
Участвовал в левосоциалистическом крыле революционного движения с 1901, когда вступил в социал-демократический студенческий кружок в Варшаве. Весной 1902 отправился в Санкт-Петербург, где работал сначала чернорабочим в Александровском порту, а затем кучером в «Обществе покровительства животным».
Осенью 1902 года поступил в Санкт-Петербургское пехотное юнкерское училище. Во время учёбы занимался революционной агитацией среди юнкеров, используя пропагандистскую литературу, которую получал от членов организации социал-революционеров. В 1903 году через болгарского революционера Б. С. Стомонякова связался с организацией РСДРП. В 1904 окончил училище и был распределён подпоручиком в Колыванский 40-й пехотный полк, дислоцировавшийся в Варшаве, где продолжил активную организаторско-пропагандистскую деятельность среди офицеров и солдат и, в частности, основал Варшавский военный комитет РСДРП.
Весной 1905 года, во время русско-японской войны, он вне очереди получил назначение на Дальний Восток, но на место службы не прибыл — дезертировал, перейдя на нелегальное положение, в чём ему помогли, по его собственным воспоминаниям, местные социал-демократы, в частности Фюрстенберг. Овсеенко отправился в Краков и Львов (в тот период - на территории Австро-Венгрии), оставаясь на связи со своими товарищами в Польше. Через какое-то время нелегально вернулся в Польшу и пытался организовать военное восстание двух пехотных полков и артиллерийской бригады в Ново-Александрии, которое закончилось неудачей. Вновь перебрался в Австро-Венгрию, откуда был направлен местной меньшевистской эмигрантской группой в Санкт-Петербург, куда и прибыл в начале мая. Стал членом Петербургского комитета РСДРП, занимался агитацией среди военнослужащих.
В конце июня был арестован в Кронштадте, назвавшись чужой фамилией, что помогло ему избежать приговора военно-полевого суда. В октябре 1905 года по амнистии по случаю объявления Манифеста 17-го октября был освобождён, при этом его настоящее имя так и осталось невыясненным. Антонов-Овсеенко скрывался в Москве, затем на юге. В 1906 году пытался организовать восстание в Севастополе, за что был вновь арестован (во время ареста оказал вооружённое сопротивление) и через год был приговорён к смертной казни с заменой 20 годами каторги. В июне 1907 года перед самой отправкой на каторгу, совместно с группой из 15—20 заключённых, совершив подрыв тюремной стены, он совершил побег; скрывался в Финляндии, затем в течение нескольких лет работал в подполье в Петербурге и Москве, специализируясь на революционной агитации среди военнослужащих.
В 1909 году вновь был арестован, но не опознан, и полгода провёл в тюрьме, откуда был выпущен под чужим именем. В середине 1910 года нелегально выехал из России во Францию, где примкнул к меньшевикам, однако после начала Первой мировой войны перешёл к межрайонцам. С сентября 1914 года участвовал в издании и редактировании газеты Мартова и Троцкого «Наше слово» («Голос»).

В 1917 году Февральская революция позволила Антонову-Овсеенко в июне 1917 года вернуться в Россию, где он сразу же вступил в партию большевиков.
Как член Военной организации при ЦК РСДРП(б), Антонов-Овсеенко был направлен в Гельсингфорс (Хельсинки) для ведения агитационной работы среди солдат Северного фронта и моряков Балтийского флота. Одновременно он редактировал газету «Волна». Один из наиболее активных участников Всероссийской конференции фронтовых и тыловых организаций РСДРП(б), состоявшейся в июне 1917 года, Антонов-Овсеенко принял непосредственное участие в организации Июльского восстания большевиков. После июльского кризиса был арестован Временным правительством и заключён в тюрьму «Кресты», где совместно с Ф. Ф. Раскольниковым от имени арестованных большевиков составил письменный протест против ареста. После освобождения под залог (4 сентября 1917 года) Центробалт назначил Антонова-Овсеенко комиссаром при генерал-губернаторе Финляндии.
В сентябре - октябре 1917 года Антонов-Овсеенко - делегат Всероссийского демократического совещания и Второго съезда моряков Балтфлота, на котором огласил текст воззвания «К угнетённым всех стран». 30 сентября 1917 года был избран в состав Финляндского областного бюро РСДРП(б), входил в состав Организационного комитета и Исполкома съезда Советов Северной области. 15 октября участвовал в работе конференции военных организаций РСДРП(б) Северного фронта, от которого избран в Учредительное собрание. Был избран в состав Петроградского ВРК. В своём докладе на заседании Петроградского Совета РСД 23 октября 1917 года доложил о том, что петроградский гарнизон в целом выступает за передачу власти Советам, красногвардейцы заняли оружейные заводы и склады и вооружаются захваченным оружием, внешнее кольцо обороны Петрограда укреплено, а действия штаба Петроградского военного округа и Временного правительства парализованы.
В качестве секретаря Петроградского военно-революционного комитета Антонов-Овсеенко, входивший и в образованный 24 октября «Полевой штаб ВРК», принимал активнейшее участие в Октябрьском вооружённом восстании в Петрограде. В составе «оперативной тройки» (совместно с Н. И. Подвойским и Г. И. Чудновским) он подготавливал захват Зимнего дворца. Руководил действиями красногвардейцев, революционных солдат и матросов во время штурма Зимнего дворца, после чего арестовал Временное правительство. На проходившем в это время II Всероссийском съезде Советов 26 октября 1917 года Антонов-Овсеенко доложил депутатам о заключении в Петропавловскую крепость министров Временного правительства. На съезде был избран членом Комитета по военным и морским делам при Совнаркоме.
Во время выступления Керенского — Краснова Антонов-Овсеенко был членом штаба Петроградского военного округа и помощником командующего войсками военного округа. 28 октября 1917 года, во время юнкерского восстания, был взят в заложники юнкерами, которые намеревались обменять его на пятьдесят своих товарищей, захваченных в плен сторонниками советской власти. На следующий день был освобождён революционными матросами при посредничестве американского корреспондента А. Р. Вильямса.
С 9 ноября по декабрь 1917 года исполнял должность командующего Петроградским военным округом, сменив на этом посту левого эсера М. А. Муравьёва.
  Участие в Гражданской войне в России
В декабре 1917 года Антонов-Овсеенко, имевший военное образование, что было редкостью среди большевистского руководства, был направлен на юг руководить боевыми действиями против казаков атамана Каледина и частей украинской армии, поддерживавших Украинскую Центральную раду. Во главе южной группы советских войск Антонов-Овсеенко вступил в Харьков, где съезд Советов провозгласил советскую власть на Украине, после чего передал командование войсками, дислоцированными на Украине, своему начальнику штаба М. А. Муравьёву, а сам возглавил борьбу против казачьих войск в качестве командующего советскими войсками Юга России (март-май 1918 года). Как утверждалось в документах Особой комиссии по расследованию злодеяний большевиков, состоявшей при главнокомандующем вооруженными силами на Юге России, по личному указанию Антонова-Овсеенко 1 апреля 1918 года в Таганроге был расстрелян отставной генерал Русской императорской армии П. Ф. Ренненкампф.
В конце августа – начале сентября 1918 года во главе советской делегации был направлен в Берлин для заключения соглашения с представителями германского командования о возможности участия немецких войск в вооружённой борьбе с воинскими контингентами Антанты, высадившимися в Северной области. В сентябре — октябре 1918 года командовал группой войск Восточного фронта РККА по подавлению Ижевско-Воткинского восстания. Координировал действия 2-й и 3-й армий и Волжской военной флотилии.
В декабре 1918 года Антонов-Овсеенко командовал Украинской советской армией, действовавшей против немецких оккупантов и петлюровцев. После отхода немецких войск Антонов-Овсеенко, являвшийся с января по июнь 1919 года командующим Украинским фронтом, а позже и наркомом военных дел УССР, принял активное участие в военных действиях против армии Украинской народной республики и установлении советской власти практически на всей территории Украины. Во время его командования на подчинённой ему территории широко применялись массовые репрессии против «классовых врагов» и «националистов». Рассказывают, что, когда владельцы харьковских предприятий отказались выплатить рабочим заработную плату, протестуя против введения 8-часового рабочего дня, Антонов-Овсеенко посадил 15 предпринимателей в вагон поезда и потребовал от них миллион наличными, угрожая в противном случае отправить их на работу в рудники.
    На хозяйственной работе
В апреле 1919 года был переведён на хозяйственную работу. Как указано в автобиографии Антонова-Овсеенко, в августе — сентябре 1919 года он был уполномоченным ВЦИК по продразверстке в Витебской губернии, с ноября 1919 года - уполномоченным ВЦИК в Тамбовской губернии, затем - председателем Тамбовского губкома и губисполкома. С апреля 1920 года - зампред Главкомтруда, член коллегии Наркомтруда, с ноября 1920 по январь 1921 гг. — член коллегии Наркомвнудел и зампред Малого Совнаркома, с середины января по начало февраля 1921 г. — уполномоченный ВЦИК в Пермской губернии.
    Подавление Тамбовского восстания
В середине февраля 1921 года Антонов-Овсеенко был назначен председателем Полномочной комиссии ВЦИК по борьбе с бандитизмом в Тамбовской губернии.
Массовое крестьянское восстание в Тамбовской губернии, вспыхнувшее ещё в августе 1920 года, к этому времени достигло наивысшего размаха и начало выходить за пределы губернии, находя отклик в пограничных уездах соседних Воронежской и Саратовской губерний. После победы над Врангелем и подавления Кронштадтского мятежа подавление тамбовского восстания стало приоритетной задачей Советской власти. Полномочная комиссия ВЦИК во главе с Антоновым-Овсеенко, образованная в конце февраля — начале марта 1921 г., сосредоточила в своих руках всю власть в Тамбовской губернии. Расформирование советских фронтов против Польши и Врангеля позволило перебросить в губернию крупные и боеспособные воинские контингенты и боевую технику, включая артиллерию, бронечасти и самолеты. 27 апреля Политбюро ЦК РКП(б) приняло секретное решение «О ликвидации банд Антонова в Тамбовской губернии», которым М. Н. Тухачевский назначался «единоличным командующим войсками в Тамбовском округе, ответственным за ликвидацию банд… не позднее, чем в месячный срок». Под его командованием находились другие известные военачальники, в том числе Г. И. Котовский и И. П. Уборевич. Численность красноармейцев постоянно росла и к лету достигла 100 тысяч человек.
Стратегия разгрома восстания, сформулированная в приказе Тухачевского № 130 от 12 мая 1921 г., а также в приказе Полномочной комиссии ВЦИК № 171 от 11 июня 1921 г. (подписанного Антоновым-Овсеенко), состояла в полном и жестоком осуществлении военной оккупации повстанческих местностей. Впоследствии Антонов-Овсеенко, обобщая полученный опыт борьбы с повстанческим крестьянским движением, так описывал применявшуюся систему мер:
В основу положена опять-таки оккупационная система, но в связи с прибытием новых значительных сил, она распространена на больший район. В этом районе выделяются особо бандитские села, по отношению к которым проводится массовый террор — таким селам выносится особый «приговор», в котором перечисляются их преступления перед трудовым народом, всё мужское население объявляется под судом реввоентрибунала, изъемлются в концентрационный лагерь все бандитские семьи в качестве заложников за их сочлена — участника банды, даётся двухнедельный срок для явки бандита, по истечении которого семья высылается из губернии, а имущество её (раньше условно арестованное) окончательно конфискуется. Одновременно производятся поголовные обыски и, в случае обнаружения оружия, старший работник дома подлежит расстрелу на месте. Приказ, устанавливающий такую меру, опубликован широко за N 130.
Исследователь Давид Фельдман в 1989 году опубликовал документы, которые, на его взгляд, свидетельствуют о том, что предложение применить против тамбовских повстанцев боевые отравляющие вещества исходило от Полномочной комиссии ВЦИК, которую возглавлял В. А. Антонов-Овсеенко. В частности, в воззвании «Участникам бандитских шаек», опубликованном 11 июня 1921 г. и подписанном Полномочной комиссией, говорилось:
Участники белобандитских шаек, партизаны, бандиты, сдавайтесь… Если укроетесь в лесу — выкурим. Полномочная комиссия решила удушливыми газами выкурить банды из лесов…
В июле 1921 года Антонов-Овсеенко и Тухачевский были отозваны с Тамбовщины. Вернувшись в Москву, Антонов-Овсеенко представил в ЦК РКП(б) развёрнутый доклад о положении дел в Тамбовской губернии и опыте борьбы с повстанческим движением, в котором представил предложения о мерах, которые необходимо будет предпринять в случае повторения подобных ситуаций.
С октября 1921 г. — председатель губисполкома Самарской губернии, где руководил борьбой с голодом. В 1920 году у него родился сын Антон — в будущем известный российский историк и публицист.
   В оппозиции
В 1922 году Антонов-Овсеенко был назначен начальником Политуправления РВС республики (ПУР). Активно выступая против усиления власти Сталина, он поддержал Льва Троцкого и примкнул к Левой оппозиции. 11 декабря 1923 года Троцкий опубликовал в «Правде» серию из четырёх статей «Новый курс». 24 декабря Антонов-Овсеенко выпустил циркуляр ПУР № 200, в котором предложил своим подчинённым изменить политическую подготовку в армии в духе положений «Нового курса». В ответ на требование Политбюро отменить циркуляр Антонов-Овсеенко 27 декабря 1923 года направил в Политбюро письмо с предупреждением, что «если тронут Троцкого, то вся Красная Армия встанет на защиту советского Карно» и что армия сможет «призвать к порядку зарвавшихся вождей». В это время ходили слухи о возможности военного переворота, об устранении от власти партии Сталина, но Троцкий, по невыясненным причинам, отказался пойти на такой шаг. Между тем «тройке» Зиновьев-Каменев-Сталин к середине января 1924 года удалось в целом разгромить «рабочую оппозицию», сторонники Сталина срочно произвели кадровые замены в высшем военном руководстве, и 17 января 1924 года Антонов-Овсеенко был снят с должности начальника ПУР[18] и заменён Бубновым А. С.; циркуляр ПУР № 200 был отменён.
  Дипломатическая работа
Антонов-Овсеенко был направлен на дипломатическую работу, занимал должности полпреда в ряде восточноевропейских стран, включая Чехословакию (с 1924 года), Литву (с 1928 года) и Польшу (с 1930 года). В 1928 году под давлением был вынужден порвать с левой оппозицией. В 1930-е годы ему на некоторое время было разрешено работать на разнообразных должностях, связанных с юриспруденцией, включая должности прокурора РСФСР (с 1934) и наркома юстиции РСФСР (с 1937). В должности прокурора РСФСР Овсеенко способствовал установлению практики вынесения приговоров «по пролетарской необходимости».
Во время Гражданской войны в Испании был генеральным консулом СССР в Барселоне (1936—1937): через этот город проходило большинство военных грузов из СССР для испанских коммунистических формирований. Оказал большую помощь республиканским войскам как военный советник. Сборник документов, условно названный «Дневником Антонова-Овсеенко», свидетельствует о том, что он пытался выступать в защиту оппозиционных сталинской линии анархо-синдикалистов и марксистов из ПОУМ, контролировавших антифашистское движение в Каталонии, за что был назван Хуаном Негрином «большим каталонцем, чем сами каталонцы». После возникшего конфликта с советским генеральным консулом Негрин даже собирался подать в отставку.
   Арест, казнь, реабилитация
В конце 1937 Антонов-Овсеенко был отозван из Испании, после чего арестован НКВД в ходе кампании Большого террора в СССР 12 октября 1937.
8 февраля 1938 приговорён ВКВС СССР к расстрелу «за принадлежность к троцкистской террористической и шпионской организации». Расстрелян 10 февраля 1938 года, похоронен на полигоне «Коммунарка». Расстреляна и жена Антонова-Овсеенко.
Сокамерник Антонова вспоминал: «Когда его вызвали на расстрел, Антонов стал прощаться с нами, снял пиджак, ботинки, отдал нам и полураздетый ушел на расстрел». 21 год назад, в шляпе набекрень, с волосами до плеч, он объявил низложенным Временное правительство. Теперь его босого вели к расстрельной камере. По словам сына Михаила Томского Юрия, которые воспроизводят Джузеппе Боффа и Роберт Конквест, перед смертью Антонов-Овсеенко произнёс слова: «Я прошу того, кто доживет до свободы, передать людям, что Антонов-Овсеенко был большевиком и остался большевиком до последнего дня».
Реабилитирован посмертно 25 февраля 1956 года.

Сын Антон

Ссылки:
1. Тамбовское (Антоновское) восстание 1920 - 1921 г
2. Ренненкампф П.К.
3. Выход книги Анны Сергеевны Аллилуевой, 1946
4. Берия и Аллилуевы
5. Антонов-Овсеенко Антон Владимирович
6. Помощь Троцкого в создании "Нового ЛЕФа", письмо Маяковского Горькому
7. Поездка на юг [Войнович В.Н., 1975]
8. Советско - Польские отношения и ОГПУ
9. Муравьев Михаил Артемьевич (1880-1918)
10. Маруська, тамбовская Жанна д'Арк (М.Г. Никифорова, 1885-)
11. Сталин внес коррективы в историю своего участия в октябрьском восстании1
12. ЮРИЙ САБЛИН: ОРДЕН ПОД НОМЕРОМ 5 2-24
13. Украинский революционный военный совет

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»