Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

ГКЧП (Государственный комитет по чрезвычайному положению)

См. Познер: ГКЧП  

См. в Википедии (ГКЧП) Государственный комитет по чрезвычайному положению

Источник - Википедия

Государственный комитет по чрезвычайному положению - самопровозглашённый орган власти в СССР, существовавший с 18 по 21 августа 1991 года. Был образован из первых государственных и должностных лиц Советского правительства, которые выступили против проводимых Президентом СССР М. С. Горбачёвым реформ Перестройки и преобразования Советского Союза в новый «Союз Суверенных Государств», который становился конфедерацией, состоящей из части уже суверенных республик.
Силы под руководством президента России (РСФСР) Б. Н. Ельцина отказались подчиняться ГКЧП, назвав их действия антиконституционными, была попытка объявить забастовку. Действия ГКЧП привели к событиям, ставшими известными как «Августовский путч».
С 22 по 29 августа 1991 года бывшие члены распущенного ГКЧП и лица, активно содействовавшие им, были арестованы, но c июня 1992 года по январь 1993 года все они были отпущены под подписку о невыезде. В апреле 1993 началось судебное разбирательство. 23 февраля 1994 года подсудимые по делу ГКЧП были амнистированы Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации, несмотря на возражение Ельцина. Один из подсудимых, Валентин Варенников, отказался принять амнистию и над ним продолжился суд. 11 августа 1994 Военная коллегия Верховного Суда России вынесла оправдательный приговор Варенникову.

К началу 1991 года ситуация в СССР стала критической. Страна вступила в полосу дезинтеграции. В руководстве начал прорабатываться вопрос о введении чрезвычайного положения.
Из «Заключения по материалам расследования роли и участии должностных лиц КГБ СССР в событиях 19-21 августа 1991 года»:

…в декабре 1990 года председатель КГБ СССР Крючков В. А. поручил бывшему заместителю начальника ПГУ КГБ СССР Жижину В. И. и помощнику бывшего первого заместителя председателя КГБ СССР Грушко В. Ф. Егорову А. Г. осуществить проработку возможных первичных мер по стабилизации обстановки в стране на случай введения чрезвычайного положения. С конца 1990 года до начала августа 1991 года Крючков В. А. совместно с другими будущими членами ГКЧП предпринимали возможные политические и иные меры по введению в СССР чрезвычайного положения конституционным путём. Не получив поддержки президента СССР и Верховного Совета СССР, с начала августа 1991 года они начали осуществлять конкретные меры по подготовке введения чрезвычайного положения незаконным путём.
С 7 по 15 августа Крючков В. А. неоднократно проводил встречи с некоторыми членами будущего ГКЧП на секретном объекте ПГУ КГБ СССР под кодовым названием «АБЦ». В этот же период времени Жижин В. И. и Егоров А. Г. по указанию Крючкова провели корректировку декабрьских документов по проблемам введения в стране чрезвычайного положения. Они же с участием бывшего в то время командующего воздушно-десантными войсками генерал-лейтенантом Грачёвым П. С. подготовили для Крючкова В. А. данные о возможной реакции населения страны на введение в конституционной форме режима чрезвычайного положения. Содержание указанных документов потом нашло отражение в официальных указах, обращениях и распоряжениях ГКЧП. 17 августа Жижин В. И. участвовал в подготовке тезисов выступления Крючкова В. А. по телевидению в случае введения чрезвычайного положения.
Участники заговора на различных этапах его реализации отводили КГБ СССР решающую роль в:
устранении от власти Президента СССР путём его изоляции;
блокировании вероятных попыток Президента РСФСР оказать сопротивление деятельности ГКЧП;
установлении постоянного контроля за местонахождением руководителей органов власти РСФСР, Москвы, известных своими демократическими взглядами народных депутатов СССР, РСФСР и Моссовета, крупных общественных деятелей с целью их последующего задержания;
осуществлении совместно с частями Советской Армии и подразделениями МВД штурма здания Верховного Совета РСФСР с последующим интернированием захваченных в нём лиц, включая руководство России.
C 17 по 19 августа некоторые войска специального назначения КГБ СССР и спецподразделения ПГУ КГБ СССР были приведены в повышенную боевую готовность и передислоцированы в заранее выделенные места для участия совместно с подразделениями СА и МВД в мероприятиях по обеспечению режима чрезвычайного положения. Силами специально созданных групп 18 августа Президент СССР Горбачёв был изолирован в месте отдыха в Форосе, а за Президентом РСФСР Ельциным и другими оппозиционно настроенными лицами установлено наружное наблюдение.

Геннадий Янаев неоднократно заявлял, что документы ГКЧП были разработаны по поручению Горбачёва. Последний председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов, ссылаясь на свои воспоминания и на воспоминания 1-го секретаря МГК КПСС Юрия Прокофьева утверждает, что прообраз ГКЧП — комиссия по ЧП была создана на совещании у Горбачёва в марте 1991 года и даже имела собственную печать.
Через 20 лет после этих событий, в августе 2011 года Михаил Горбачев заявил, что заранее знал о планах ГКЧП. Однако, в сентябре 1991 года на следствии по делу ГКЧП он говорил совсем противоположное.

 
Янаев Геннадий Иванович (1937—2010) — вице-президент СССР, исполняющий обязанности Президента СССР (19 — 21 августа 1991 г.), член ЦК КПСС.
Бакланов Олег Дмитриевич (р. 1932) — первый заместитель председателя Совета обороны СССР, член ЦК КПСС.
Крючков Владимир Александрович (1924—2007) — председатель КГБ СССР, член ЦК КПСС.
Павлов Валентин Сергеевич (1937—2003) — премьер-министр СССР, член ЦК КПСС.
Пуго Борис Карлович (1937—1991) — министр внутренних дел СССР, член ЦК КПСС.
Стародубцев Василий Александрович (1931—2011) — председатель Крестьянского союза СССР, член ЦК КПСС.
Тизяков Александр Иванович (р. 1926) — президент Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР.
Язов Дмитрий Тимофеевич (р. 1924) — министр обороны СССР, член ЦК КПСС.

В первом своём воззвании ГКЧП оценивал общие настроения в стране как весьма скептические по отношению к новому политическому курсу на демонтаж сильно централизованной федеративной структуры управления страной и государственного регулирования экономики; порицал негативные явления, которые новый курс, по мнению составителей, вызвал к жизни, как то спекуляцию и теневую экономику; провозглашал, что «развитие страны не должно строиться на падении жизненного уровня населения» и обещал жёсткое наведение порядка в стране и решение основных экономических проблем, не упоминая, правда, о конкретных мерах.

Документы: Заявление ГКЧП, Обращение ГКЧП, Постановление ГКЧП.
19 августа 1991 года по радио (начиная в 8 утра), а затем и по Центральному телевидению СССР в информационной программе «Время» дикторами был зачитан официальный текст под названием «Заявление Советского руководства»:

В связи с невозможностью по состоянию здоровья исполнения Горбачёвым Михаилом Сергеевичем обязанностей Президента СССР и переходом в соответствии со статьёй 127/7 Конституции СССР полномочий Президента Союза ССР к вице-президенту СССР Янаеву Геннадию Ивановичу.
В целях преодоления глубокого и всестороннего кризиса, политической, межнациональной и гражданской конфронтации, хаоса и анархии, которые угрожают жизни и безопасности граждан Советского Союза, суверенитету, территориальной целостности, свободе и независимости нашего государства.
Исходя из результатов всенародного референдума, о сохранении Союза Советских Социалистических Республик, руководствуясь жизненно важными интересами народов нашей Родины, всех советских людей.
ЗАЯВЛЯЕМ:
1. В соответствии со статьёй 127/3 Конституции СССР и статьёй 2 Закона СССР о правовом режиме чрезвычайного положения и идя навстречу требованиям широких слоёв населения о необходимости принятия самых решительных мер по предотвращению сползания общества к общенациональной катастрофе, обеспечения законности и порядка, ввести чрезвычайное положение в отдельных местностях СССР на срок 6 месяцев, с 4 часов по Московскому времени с 19 августа 1991 года.
2. Установить, что на всей территории СССР безусловное верховенство имеют Конституция СССР и Законы Союза ССР.
3. Для управления страной и эффективного осуществления режима чрезвычайного положения образовать Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП СССР) в следующем составе:
Бакланов — первый заместитель председателя Совета обороны СССР;
Крючков — председатель КГБ СССР;
Павлов — премьер-министр СССР, Кабинета Министров СССР;
Пуго — министр внутренних дел МВД СССР;
Стародубцев — председатель Крестьянского союза СССР;
Тизяков — президент Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР;
Язов — министр обороны СССР Минобороны СССР;
Янаев — исполняющий обязанности Президента СССР.
4. Установить, что решения ГКЧП СССР обязательны для неукоснительного исполнения всеми органами власти и управления, должностными лицами и гражданами на всей территории Союза ССР.
Янаев, Павлов, Бакланов, 18 августа 1991 года.
— запись по трансляции

Вслед за этим по радио было зачитано заявление председателя Верховного Совета СССР А. И. Лукьянова в поддержку создания ГКЧП.



Затем было зачитано официальное обращение Комитета ГКЧП к советскому народу, в котором, в частности, говорилось о том, что перестройка зашла в тупик и «возникли экстремистские силы, взявшие курс на ликвидацию Советского Союза, развал государства и захват власти любой ценой» и о решимости ГКЧП вывести страну из кризиса, а также содержало призыв ко всем советским людям «в кратчайший срок восстановить трудовую дисциплину и порядок, поднять уровень производства» и «оказать всемерную поддержку усилиям по выводу страны из кризиса».
Затем было зачитано официальное постановление № 1 (ГКЧП), которым, в частности, расформировывались «структуры власти и управления, военизированные формирования, действующие вопреки Конституции СССР», приостанавливалась деятельность партий и общественных организаций, «препятствующих нормализации обстановки», вводился запрет на демонстрации и забастовки и вводилась цензура в СМИ:
Установить контроль над средствами массовой информации, возложив его осуществление на специально создаваемый орган при ГКЧП СССР.

По распоряжению Министра обороны СССР Д. Т. Язова в Москву вводятся войска и боевая техника в количестве:
279 боевых машин пехоты,
148 бронетранспортёров,
362 танка Кантемировской дивизии
По распоряжению Председателя КГБ СССР В. А. Крючкова загородная дача в Архангельском Московской области, в которой находился Президент РСФСР (России) Б. Н. Ельцин, была окружена спецподразделением Альфа. В это время Ельцин узнаёт о создании Комитета ГКЧП и принимает решение прибыть в Москву в Белый Дом (Дом Верховного Совета РСФСР). Командир подразделения Альфа получает приказ не препятствовать его выезду и прибытию в Москву, что стало основной ошибкой для руководства ГКЧП.
В Белом Доме Б. Н. Ельцин отказывается сотрудничать с ГКЧП и принимает решение о неподчинении действиям ГКЧП, назвав их действия антиконституционными. Руководство ГКЧП направляет к зданию танковый батальон 1-го мотострелкового полка 2-й Таманской дивизии под командованием начальника штаба Сергея Евдокимова.
Армия ограничивается занятием ключевых постов на улицах Москвы. Не получая дальнейших и решительных приказов, под психологическим давлением демонстрантов, сторонников Ельцина, происходит разложение армии и братание её на местах с демонстрантами. Танковый батальон 1-го мотострелкового полка 2-й Таманской дивизии под командованием начальника штаба Сергея Евдокимова переходит на сторону Ельцина, разворачивая свои БМД уже в защиту Белого Дома. Ельцин выходит к своим сторонникам и на одном из находящихся танков публично зачитывает обращение под названием «Граждане России»

Граждане России. В ночь с 18 на 19 августа 1991 года отстранён от власти законно избранный президент страны. Какими бы причинами ни оправдывалось это отстранение, мы имеем дело с правым реакционным, антиконституционным переворотом.
из Обращения Ельцина 

Ночью 20 августа в Москве происходит первое столкновение между армией и защитниками Белого Дома; сторонники президента России блокировали троллейбусами колонну БМП, которая двигалась от Белого дома на Смоленскую площадь. Трое защитников Дома Советов погибли. Утром 21 августа Министр обороны СССР Д. Т. Язов отдаёт приказ вывести из Москвы все части в места постоянной дислокации.
В 9:00 на совещании у и. о. президента СССР Г. И. Янаева было принято решение направить делегацию в Форос к М. С. Горбачёву в составе Лукьянова, Язова, Ивашко и Крючкова
около 16:00 Президиум Верховного Совета СССР под председательством глав палат союзного парламента принял постановление, в котором объявил незаконным фактическое отстранение президента от исполнения его обязанностей и потребовал от вице-президента отмены указов и основанных на них постановлений о чрезвычайном положении как юридически недействительных с момента их подписания.
16.52: Вице-президент РСФСР А. В. Руцкой и премьер-министр И. С. Силаев вылетают в Форос к Горбачёву. Другим самолётом в 14.15 в Крым вылетают некоторые члены ГКЧП (Крючков, Язов, Бакланов и Тизяков) вместе с Лукьяновым для переговоров с Горбачевым, однако тот отказывается их принимать.
17.00: На президентскую дачу в Крым прибыла делегация ГКЧП. М. С. Горбачёв отказался её принять и потребовал восстановить связь с внешним миром. В это же время вице-президент Янаев подписал указ, в котором ГКЧП объявлялся распущенным, а все его решения - недействительными.
22.00: Генеральный прокурор РСФСР Валентин Степанков выносит постановление об аресте бывших членов ГКЧП.

22 августа
В 00:04 по московскому времени Михаил Горбачёв возвращается из Фороса в Москву вместе с Руцким и Силаевым на самолёте Ту-134. Крючков, Язов и Тизяков после прилёта из Фороса были арестованы.
В 6 часов утра вице-президент Геннадий Янаев был задержан в своем рабочем кабинете и доставлен в прокуратуру РСФСР.
В 10:00 состоялось заседание Президиума Верховного Совета СССР под руководством председателей палат ВС СССР И. Лаптева и Р. Нишанова. Президиум дал согласие на привлечение к уголовной ответственности и арест народных депутатов СССР Олега Бакланова, Василия Стародубцева, Валерия Болдина, Валентина Варенникова и Олега Шенина

Члены распущенного ГКЧП и лица, активно содействовавшие им, были помещены в тюрьму «Матросская тишина». 14 января 1992 года следствие по делу ГКЧП было завершено, а 7 декабря того же года материалы дела были переданы генеральному прокурору России для утверждения обвинительного заключения. Ровно через неделю оно было подписано. К январю 1993 года после окончания следствия и ознакомления с томами уголовного дела все обвиняемые были освобождены из-под стражи под подписку о невыезде.

Процесс по делу ГКЧП начался 14 апреля 1993 года. Процесс начался с выступления Анатолия Уколова, который напомнил, что бывшие члены ГКЧП обвиняются в измене Родине. Подсудимые же начали с заявления об отводе всего состава Военной коллегии, и Уколова тоже. Мотивировали они свое заявление тем, что российский суд не является правопреемником Верховного Суда СССР и не в праве рассматривать дела высших чинов бывшего СССР. Адвокаты предложили рассмотреть дело в суде присяжных. Генрих Падва, адвокат Лукьянова, выразил мнение, что судьи могут быть заинтересованы в деле, а военному судье «будет сложно оценивать показания своего начальника» — министра обороны России Павла Грачева, который является одним из свидетелей обвинения. После перерыва военная коллегия отклонила ходатайства подсудимых и их адвокатов по отводу состава суда. Уколов сообщил, что Военная коллегия «не усматривает законных оснований» для удовлетворения этих требований. Он подчеркнул, что Верховный суд России — полномочный правопреемник Верховного суда СССР. Поэтому ходатайство подсудимых и их адвокатов о создании специального межгосударственного суда или суда присяжных для рассмотрения дела ГКЧП также было отклонено. В заключении Уколов заметил, что Павел Грачев для судей Военной коллегии «непосредственным начальником не является». Лукьянов же заявил, что если суд не удовлетворит его требование, то он откажется давать показания. После принятия 23 февраля 1994 года постановления Государственной Думы Федерального Собрания «Об объявлении политической и экономической амнистии» Военная коллегия Верховного суда РФ пришла к выводу о необходимости прекратить производство по «делу ГКЧП». Однако вышестоящая судебная инстанция отменила это решение и вернула дело на новое рассмотрение.
6 мая 1994 года процесс над «гэкачепистами» завершился. На всех подсудимых была распространена амнистия, а несогласный с этим решением генерал армии В. И. Варенников был 11 августа 1994 года оправдан за отсутствием состава преступления. Как писал Варенников, остальные подсудимые приняли амнистию, чтобы поддержать первое самостоятельное решение нового российского парламента. Принявший амнистию Олег Шенин написал письмо в Госдуму, в котором заявил, что не признает свою вину. Дмитрий Язов утверждал, что не смог отказаться от амнистии как его заместитель Варенников, потому, что в противном случае он был бы осужден за порчу асфальта на улицах Москвы танками.

После провала ГКЧП, помимо его членов, были привлечены к уголовной ответственности и взяты под стражу некоторые лица, по мнению следствия, активно содействовавшие ГКЧП. Среди «соучастников» фигурировали:
Агеев Гений Евгеньевич — генерал-полковник, первый заместитель председателя КГБ СССР.
Ахромеев Сергей Фёдорович — Маршал Советского Союза, советник Президента СССР М. С. Горбачёва по военным делам.
Болдин Валерий Иванович — заведующий Общим отделом ЦК КПСС, руководитель Аппарата Президента СССР.
Варенников Валентин Иванович — генерал армии, Главнокомандующий Сухопутными войсками, заместитель Министра обороны СССР.
Генералов Вячеслав Владимирович — генерал-майор, начальник охраны резиденции Горбачёва в Форосе
Лукьянов Анатолий Иванович — председатель Верховного Совета СССР; его обращение транслировалось по ТВ и радио вместе с основными документами ГКЧП.
Медведев Владимир Тимофеевич — генерал-майор, начальник охраны Горбачёва.
Шенин Олег Семёнович — член Политбюро ЦК КПСС, секретарь ЦК КПСС.
Прокофьев Юрий Анатольевич — член Политбюро ЦК КПСС, 1-й секретарь МГК КПСС.
Калинин Николай Васильевич — генерал-полковник, командующий Московским военным округом, военный комендант от ГКЧП в Москве.
Кручина Николай Ефимович — управляющий делами ЦК КПСС.
Грушко Виктор Фёдорович — генерал-полковник, первый заместитель председателя КГБ СССР.
Купцов Валентин Александрович — 1-й секретарь ЦК КП РСФСР, секретарь ЦК КПСС, заведующий отделом ЦК КПСС по работе с общественно-политическими организациями.
Лидер ЛДПР (во время описываемых событий — ЛДПСС) В. В. Жириновский публично поддержал ГКЧП и назвал их противников «отбросами общества», но к ответственности не привлекался, так как в момент событий не занимал никакой государственной должности.
После поражения и самороспуска ГКЧП покончили с собой Маршал Советского Союза С. Ф. Ахромеев и управляющий делами ЦК КПСС Н. Е. Кручина; последний никак не фигурировал ни в документах ГКЧП, ни в его деятельности. Пассивную поддержку ГКЧП, в виде одобрения его действий, оказали также Кабинет Министров СССР (за исключением Н. Н. Губенко) и Политбюро ЦК КПСС.
Согласно воспоминаниям Ю. А. Прокофьева, в подготовке решений ГКЧП и доведении их до государственных органов принимал участие секретарь ЦК Ю. А. Манаенков, который, однако, позднее к ответственности не привлекался.
Руководители республиканских органов власти в большинстве случаев не вступали в открытую конфронтацию с ГКЧП, но саботировали его действия. Открытую поддержку ГКЧП высказали Председатель Верховного Совета Белоруссии Н. И. Дементей, 1-й секретарь ЦК Компартии Украины С. И. Гуренко и 1-й секретарь ЦК КП Азербайджанской ССР, президент Азербайджана Аяз Ниязи оглы Муталибов, а противниками ГКЧП заявили себя руководители России — Б. Н. Ельцин и Киргизии — А. А. Акаев. В балтийских странах в поддержку ГКЧП выступило руководство утративших к тому времени власть Компартии Литвы (КПСС) (М. Бурокявичюс), Компартии Латвии (А. Рубикс), а также Интердвижение Эстонии (Е. Коган).

Анатолий Лукьянов:

Уже давно спорят, а что же такое было ГКЧП: путч, заговор или переворот? Давайте определимся. Если это был заговор, то где вы видели, чтобы заговорщики ехали к тому, против кого они сговариваются? Если это был бы путч, то это означало бы ломку всей системы государственной. А все было сохранено: и Верховный Совет СССР, и правительство, и все остальное. Значит, это не путч. А может, это переворот? Но где вы видели переворот в защиту того строя, который существует? Признать это переворотом даже при большой фантазии невозможно. Это была плохо организованная попытка людей поехать к руководителю страны и договориться с ним о том, что нельзя подписывать договор, который разрушает Союз, и что он должен вмешаться. Там были Болдин, Шенин, Крючков, Варенников и Плеханов. Всем им Горбачев пожал руки – и они разъехались. Это надо знать людям, это была отчаянная, но плохо организованная попытка группы руководителей страны спасти Союз, попытка людей, веривших, что их поддержит президент, что он отложит подписание проекта союзного договора, который означал юридическое оформление разрушения советской страны. 

Геннадий Янаев:

Я абсолютно никогда не признавал, что я совершил государственный переворот, и никогда не признаю. Для того чтобы понять логику моих действий, а также логику действий моих товарищей, надо знать ситуацию, в которой страна оказалась к августу 91-го года. Речь тогда шла о практически тотальном кризисе, в стране шла открытая борьба за власть между сторонниками сохранения единого государства и общественно-политического строя и его противниками. Этот политический кризис обострялся день ото дня, часто сопровождался антиконституционными действиями, и, к сожалению, оценки должной политическое руководство страны этому не давало<...>Мы не разогнали ни одну структуру государственную, не посадили ни одного должностное лицо, даже Гавриила Харитоновича Попова, мэра Москвы, не освободили от работы, хотя он деликатного свойства информацию таскал американскому послу по 5-6 раз в день. Не было этого. Съезд народных депутатов СССР разогнали Горбачев и президенты, которые стали потом главами так называемых независимых государств. 

Владимир Крючков:

Мы противились подписанию договора, разрушающего Союз. Я чувствую, что был прав. Жалею, что не были приняты меры по строгой изоляции Президента СССР, не были поставлены вопросы перед Верховным Советом об отречении главы государства от своего поста. 

Валентин Павлов:

Мы, члены ГКЧП, не готовили переворота. У нас, поверьте, хватило бы ума и возможностей арестовать все российское руководство ещё далеко от Москвы, в аэропорту, на даче, на дороге. Возможностей было сколько угодно. Даже в здании Верховного Совета РСФСР могли, если бы ставили такую цель.


Обычно 18 августа у нас в стране отмечается День авиации . Эта традиция идет еще с тридцатых годов, когда в Тушине в этот день проводились воздушные парады. Но в последние годы парады не проводились, а проходило торжественное заседание авиационной общественности в театре Советской Армии . Обычно это событие организовывалось на уровне горкома партии, руководства ВВС и министерств гражданской авиации и авиационной промышленности. Я получил приглашение в президиум этого заседания, вместе с генеральными конструкторами и руководителями головных институтов. Когда мы разместились во втором и третьем рядах президиума, сидящий рядом со мной Р. А. Беляков обратил внимание, что в первом ряду президиума сидит все руководство страны в первых лицах. Это был практически весь будущий ГКЧП в полном составе. Почему такое внимание к нам? Заседание прошло стандартно, за исключением выступления какого-то молодого лейтенанта от ВВС, который произнес что-то вроде клятвы верности партии и правительству. Все это было несколько необычно. Утром 19 августа я по телевизору прослушал объявление об организации ГКЧП (Государственного Комитета по чрезвычайному положению) в стране и вводу войск в Москву. Я ехал с дачи и при въезде в Москву со стороны Ленинградского шоссе увидел группировку БМП и танков, которые стояли на обочине. В институте я вызвал секретаря парткома и председателя профкома и высказал мнение о том, что институт - это не место для политических эксцессов и что собирать коллектив, а это было время массовых отпусков, и проводить какие-либо обсуждения сложившейся обстановки не следует.

Затем я лично составил текст приказа-обращения к коллективу, где было сказано, что власть в институте сосредоточена у администрации и профсоюзного комитета, деятельность парткома приостанавливается. Далее я попросил коллектив сохранять спокойствие и выдержку. В стране политический кризис, и решать его надо политическим путем, для этого есть Верховный Совет и правительство. В институте проводить политические дискуссии нецелесообразно. Если кто-то хочет участвовать в акциях у Белого дома, это его право, но при этом надо иметь в виду, что там сосредоточены войска и может пролиться большая кровь. Затем я позвонил Белякову и в ОКБ им. П. О. Сухого выяснить, как они оценивают обстановку. Беляков сказал, что они собрали митинг и поддержали Б. Н. Ельцина . Сам он считает, что это какие-то махинации Горбачева. У "сухих" также был проведен митинг, и они поддержали ГКЧП. Со стороны Фрунзенского райкома и Московского горкома - полная тишина. Через какое-то время позвонил инструктор оборонного отдела ЦК и спросил, как мы реагируем на обстановку. Я ответил. Он ограничился только советом усилить охрану предприятия и обязательно организовать ночное дежурство.

Но у нас ночное дежурство существует постоянно, исходя из режима предприятия. Где-то во второй половине дня позвонил М. Н. Тищенко и обратился за необычным советом. Ему позвонили из Московского управления КГБ и предложили выделить вертолет с экипажем для того, чтобы вывезти Б. Н. Ельцина из Белого дома, так как поступило сообщение, что к Москве приближается воздушно-десантная дивизия из Пензы , вызванная Язовым .

Марат Николаевич спрашивал моего совета, на каком типе вертолета остановиться - на Ми-8 или Ми-24. Я посоветовал, естественно, Ми-24 , так как он был бронирован от пуль калибра 12,7 мм, а все танки, которые были в районе Белого дома, имели пулеметы этого калибра. Но в случае отказа одного из двигателей вертолет Ми-24 не мог бы продолжать полет. Ми-8 мог летать и на одном двигателе. Тищенко согласился со мной. Однако менее чем через час он перезвонил и радостно сообщил, что по сведениям, которые он получил от того же управления КГБ, все танки и БМП, введенные в Москву, не имеют боеприпасов, так что он готовит Ми-8 . А спустя еще какое-то время пришло сообщение, что командующий ВДВ генерал Грачев остановил дивизию в Кубинке. К вечеру стало ясно, что ГКЧП позорно провалился, и к обеду 21 августа все средства массовой информации громогласно об этом заявили. Началась вакханалия победы.

К несчастью, она была омрачена гибелью трех человек под колесами БМП в туннеле между площадью Восстания и Смоленской площадью. Мне все это казалось странным. Зачем вводить войска и бронетехнику в Москву без боеприпасов? Почему московское управление КГБ стремится спасти Ельцина , а председатель КГБ Крючков входит в состав ГКЧП? Все это напоминало какой-то фарс. Впоследствии, в 1993 году, Ельцин действительно штурмовал Белый дом, и танки стреляли прямой наводкой и отнюдь не холостыми зарядами. А в августе 1991 года все это было похоже на грандиозный спектакль или на чудовищную глупость со стороны руководства ГКЧП. Однако произошло то, что произошло. Я высказываю только свое мнение. Дальше события развивались молниеносно: возвращение Горбачева из Фороса, запрет и роспуск КПСС , Беловежское соглашение о ликвидации СССР , создание Союза Независимых Государств на базе бывших республик СССР .

Наиболее нелепым казался, конечно, распад единого славянского ядра: России, Украины и Белоруссии. Казалось, что произошло какое-то умопомрачение у руководителей этих республик, которые продемонстрировали полное незнание истории создания российской государственности. Но самое поразительное было то, что все это поддержал Верховный Совет СССР , который поспешил самораспуститься, а Верховный Совет Российской Федерации ратифицировал Беловежский сговор.

Мне вспомнились слова Деникина и Врангеля, которые после разгрома белого движения в Гражданской войне 1918 года, обращаясь к потомкам в своих мемуарах, отметили историческую заслугу большевиков в том, что они в основном сохранили Великую Россию. Современные большевики, переодевшись в национальные одежды, полностью развалили великую державу, совершенно не считаясь с мнением ее народов.

Спустя некоторое время стало ясно, что во главе всех этих процессов стоял аппарат ЦК КПСС во главе с членом Политбюро А. Н. Яковлевым и при очень сомнительной и непонятной роли Горбачева. Большинство властителей в новых государствах принадлежали к когорте работников партаппарата КПСС, да и большинство олигархов и "новых" русских в прошлом принадлежали к партийной либо комсомольской элите. На глазах всего народа активные сторонники политики КПСС превращались в лютых ее врагов. Начались призывы к "охоте на ведьм", правда, вскоре приостановленные, так как это явно могло затронуть и их самих.

Народ был обманут.

Ссылки:
1. Огарков и операция "Герат"
2. Ахромеев Сергей Федорович
3. Горбачева Раиса Максимовна (ур. Титаренко)
4. Коротич Виталий Алексеевич (1936-)
5. Выборы в Академии наук
6. ДЕВЯНОСТЫЕ: ГОДЫ ВЫЖЫВАНИЯ
7. КАК "АЛЬФА" НЕ ВЗЯЛА ЕЛЬЦИНА
8. Партия и "органы"
9. Матросская тишина "партийная" тюрьма
10. С открытым забралом сквозь кремлевскую стену. Горбачев
11. Мавзолей ельцинской "загогулине"
12. Дудаев Джохар Мусаевич (1944-1996)
13. Михалков Сергей Владимирович (1913 - 2009)
14. Целью операции по дискридитации перфорана был Г.Р. Иваницкий
15. Воронцов Николай Николаевич (1934-2000)
16. Михалковы и смутное время
17. Ельцин Борис Николаевич (1931-2007)
18. Бакатин Вадим Викторович
19. Яковлев Александр Николаевич (1923-2005)
20. Крючков Владимир Александрович (1924-2007)
21. Пуго Борис Карлович (19337-1991)
22. Познер: ГКЧП

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»