Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Коротич Виталий Алексеевич (1936-)

См. в Википедии Коротич, Виталий Алексеевич

Источник - Википедия

Коротич, Виталий Алексеевич (укр. Віталій Олексійович Коротич, р. 1936) — советский поэт, прозаик, публицист, журналист, колумнист, сценарист. Пишет на украинском и русском языках. Член Академии искусства и литературы США. Народный депутат СССР, депутат Верховной Рады УССР 11-го созыва. Достиг широкой известности в России и за её рубежом как главный редактор журнала «Огонёк» в период «перестройки»; его называли одним из «прорабов перестройки», «учитывая его роль на её идеологическом фронте».

Родился 26 мая 1936 года в Киеве, где с золотой медалью закончил школу № 92 им. Ивана Франко с преподаванием ряда предметов на английском языке.
В 1953 году Виталий Коротич поступил в Киевский государственный медицинский институт имени академика А. А. Богомольца, который закончил с отличием в 1959 году.
После прохождения интернатуры работал кардиологом в сельской больнице (о чём рассказано в книге «Их Кремль») и в институте клинической медицины им. Стражеско, где вёл научную работу. Закончил аспирантуру.
В 1967 году вступил в КПСС.

Окончил Киевский институт иностранных языков.
В 1966 году Коротича избрали в правление Союза писателей СССР и секретарём Союза писателей Украины.
Работал главным редактором молодёжного журнала «Ранок» (сходного с российским журналом «Смена») с 1966 по 1967 гг.
Вёл радиопередачи, печатался в местной и центральной прессе, в том числе и во всесоюзном еженедельнике «Литературная газета». Стихотворение В.Коротича «Последняя просьба старого лирника» («Останнє прохання старого лiрника») в переводе с украинского Юнны Мориц стало известной песней супругов Никитиных «Переведи меня через майдан», которую исполняли многие певцы (в частности, Александр Малинин , Татиана Долгополова).
В 1969 году не был переизбран секретарём СП Украины, а также был выведен из правления СП СССР — по словам Коротича, за то, что он «сказал и написал что-то не то».
В 1978 году стал редактором журнала «Всесвіт» (украинского аналога журнала «Иностранная литература»). Занимался переводами.
В 1981 году снова был избран секретарём правления СП СССР, пробыв на этой должности до 1991 года.

В мае 1986 года ЦК КПСС (по предложению секретаря ЦК Егора Лигачёва) назначил В.Коротича главным редактором всесоюзного журнала «Огонёк». В течение двух лет тираж журнала вырос с 1,5 млн до 4,5 млн экземпляров. Вместо партийного официоза появился журнал для массового читателя.
На официальном сайте «Огонька» так оценивается работа В.Коротича в журнале:
С его приходом журнал повернул на 180 градусов. Трудно в мировой истории вспомнить издание, которое оказало бы на политическую жизнь страны такое же сильное влияние, как «Огонёк» эпохи перестройки. Публицистика «Огонька» стала школой демократии в изголодавшейся по свободе стране. Разоблачения стали культовым жанром всей журналистики. Начинал эту эпопею журнал «Огонёк»… С ним связана эпоха «гласности», смена политической формации, крах советской власти — сначала в умах людей, а потом и в реальной жизни.
За эту редакторскую деятельность американский журнал World Press Review присвоил Коротичу в 1989 году звание «Зарубежный редактор года» (англ. International Editor of the Year) за 1988 год — титул, ежегодно присуждаемый редакторам, живущим не в США, за смелость в деле углубления свободы и ответственности прессы, в утверждении прав человека и за отличную и правдивую журналистику.
В 1989 году был избран народным депутатом СССР, стал членом Межрегиональной группы. В 1990 году посетил Любавичского ребе Менахема-Мендла Шнеерсона, который благословил его долларом США.
19 августа 1991 года, находясь в США, сдал авиабилет в Москву, опасаясь репрессий со стороны ГКЧП.
26 августа по решению журналистского собрания «Огонька» освобождён за проявленную трусость от обязанностей главного редактора.
Оценка этой принудительной отставки — неоднозначна в профессиональной среде. Рейтинг журнала так и не достиг впоследствии рекордов Коротича. Много лет спустя писатель признался:

В какой-то степени переворот мне помог реализовать свое желание попробовать себя ещё и на преподавательском поприще в США. Мне интересно было. А вскоре СССР развалился, все мои сбережения здесь сгорели. И мне в США ещё на два года контракт продлили. Потом пожизненный. Потом я понял, что хватит… Ведь я терял всё: дом, семью (сыновья после учёбы в Бостонском университете вернулись в Москву), Киев… Я и так Киев потерял, ведь когда в 1991-м всё развалилось, я был в Америке, к тому же уехал туда из Москвы, поэтому автоматически стал гражданином России.

Дал прощальное концептуальное интервью газете «Московский комсомолец» («Час жлоба»), которое было замечено коллегами и общественностью.

С 1991 по 1998 годы Виталий Коротич — профессор Бостонского университета. По собственному определению писателя, это была семилетка уединения:

Один разговор у меня был с Горбачёвым… сейчас я могу послать кого угодно куда угодно и читать. Он на меня так испуганно поглядел и говорит: а я так не могу. Я на эту тему много говорил с нашим общим знакомым Иосифом Кобзоном. Я говорил: зачем тебе вот этот бизнес, вот это вечное участие во всех тусовках. «Ты не понимаешь: ты неделю не появишься, тебя забудут». Фиг с ними, если забудут, если я такой, что за неделю… Короче говоря, восемь лет работы в Бостонском университете натренировали меня на уединение.
Помимо США, читал лекции в Австралии, Мексике и Канаде. Опубликовал на английском языке учебное пособие для студентов в Бостоне.

В поле российских СМИ оставался ньюсмейкером в течение 1992—1995 годов, будучи бостонским обозревателем московской газеты «Новый Взгляд». После окончания периода «американского уединения» к редакторской работе в Москве не вернулся.
Из письма Виталия Коротича Евгению Додолеву, опубликованному в газете Марины Леско «Новый Взгляд»:
Как были мы страной ненависти, так и остались. В таком воздухе не отдышишься. Страну приучали к хамству десятки лет.

Киевский период
Его называют мэтром современной украинской журналистики. В начале XXI века Коротич руководит киевским изданием на русском языке (возглавляет редакционный совет всеукраинской газеты «Бульвар Гордона»), при этом прописан в Москве. Всё это постулирует особый взгляд на отношение между двумя странами, которое он сам отметил в беседе со Светланой Сорокиной 29 апреля 2006 года:

Украина приращена к России совершенно неотрывно… Но вот поиск какой-то своей доминанты, национализм в его западно-украинском варианте, конечно, себя скомпрометировал. Стремление в Европу… все прекрасно понимают, что это было бы хорошо, но никому не нужно брать Украину на содержание в Европе. Такая Франция по населению, по размерам, ну кто же её возьмёт на содержание?… Добрая страна, которую не надо от себя отталкивать. Тем более, что она совершенно к этому не стремится. И вот даже то, что сейчас Янукович и Ющенко заключают какие-то деловые отношения… да и вообще, когда мы объявляем самым большим украинским националистом полу-армянку Тимошенко… Не надо провоцировать враждебность, не надо приезжать в Крым для того, чтобы сказать, когда мы его у вас заберём.

Виталий Коротич неоднократно издавал произведения социально-политического характера как об СССР, так и о зарубежных странах («О, Канада!», «Ленин, том 54», «Не стреляйте в пианиста!», «Кубатура яйца», «Mост», «Лицо ненависти» и др.).
До перестройки их идеологическое содержание и направленность полностью соответствовали мировоззрению советского коммуниста, каковым тогда являлся Коротич: в них прославлялись достижения социализма в СССР и странах Восточной Европы, расписывались «ужасы капитализма» в США и других странах Запада, осуждалась «буржуазная мораль» и т. п.
Его поэма «Ленин, том 54» проникнута восторженным пафосом по адресу вождя Октябрьской революции В. И. Ленина и предводимой им коммунистической партии.

Сходные мотивы присутствуют также в стихотворении «История» (1980 г.) и многих других поэтических произведениях автора.
Публицистическая проза В. Коротича того времени также мало чем отличалась по своему политическому содержанию от произведений других виднейших советских публицистов-коммунистов — Ю. Жукова, В. Зорина, Г. Боровика и др., — так что основная идея её могла быть выражена словами самого Коротича:
«Мы обязаны знать об этом и помнить: в Советском Союзе воплотились мечты всех трудящихся на земле».
«…за шесть десятилетий своей истории мы очень предметно доказали, сколь справедливо может быть устроена жизнь общества, зачатого величайшей из революций — Октябрьской».
«Борьба за социальную и национальную справедливость на свете ведется всё успешнее потому, что люди видят и предметно воспринимают советский пример, пример державы, где принципы такой справедливости не просто победили, но и закреплены в Конституции».
В одной из своих самых известных книг того периода — «Лицо ненависти», — за которую автор был в 1985 г. удостоен Государственной премии СССР, В. Коротич сурово осуждал «капиталистические нравы» США, сопоставляя их с «социальным прогрессом» в Советском Союзе. Какую-либо критику в адрес СССР В. Коротич в этой и других своих книгах клеймил как «злостную клевету» и «антисоветчину»: «Наглая антисоветчина самых разных уровней кружится, насыщая воздух, как стая таёжного гнуса. Так быть не должно, не может; и так оно продолжается практически без перерывов с конца 1917 года».
«Сегодня утром президент Рейган в очередной раз грозил нашей стране своим выразительным голливудским пальцем и всячески нас поносил. <…> следом за президентом, как правило, подключаются разные мелкие шавки…»
Однако после того, как в 1986 г. ЦК КПСС назначил В. Коротича главным редактором журнала «Огонёк», содержание и тон его высказываний и работ, как и материалов редактируемого им журнала, радикально изменились: теперь суровой критике подвергалась жизнь в СССР — как современная, так и за все 70 лет правления коммунистов, — США же и другие «буржуазные» (по терминологии доперестроечных книг Коротича) страны стали представляться в основном с положительной стороны и даже ставились в пример для подражания.
Фактически В. Коротич нередко писал прямо противоположное тому, что говорил за несколько лет перед этим, и публиковал в журнале те самые материалы, которые раньше клеймил как «антисоветские» и «клеветнические», причем нередко авторами их оказывались эмигранты из СССР, которых ранее В. Коротич иначе как «предателями», «дезертирами» и т. п. не именовал (например, А. Солженицын, которого в книге «Лицо ненависти» В. Коротич назвал «советским дезертиром» вопреки тому факту, что Солженицын не уехал со своей Родины добровольно, а был выслан насильственно). В то же время В. Коротич оставался членом КПСС вплоть до её запрета в 1991 г.
После подавления августовского путча 1991 года (и последовавшего вслед за тем запрета коммунистической партии Советского Союза) высказывания В. Коротича сделались откровенно антикоммунистическими:
«Петроградский переворот 1917 года был прежде всего катастрофой моральной. Именно аморальность системы привела к тому, что живем мы так плохо».
«Никто ведь, кроме нас, и не брался построить общество, где „человек человеку — друг, товарищ и брат“. Но, судя по всему, никто с таким успехом и не выстроил общества, где человек человеку — волк».
«Система была порочная, нежизнеспособная, бандитская. Надо было всё это к чертям завалить» (о доперестроечной системе в СССР).
Одна из последних оценок В. Коротичем коммунистической партии, её идеологии и советского строя такова:
«Сталин и его партия принесли народ в жертву своей бредятине, не дав ему ничего обещанного — ни мира, ни земли крестьянам, ни фабрик рабочим, ни еды досыта, ни жилья, ни одежды».
Виталий Коротич подписал коллективное письмо президенту Виктору Януковичу от представителей украинской интеллигенции 3 августа 2011 года. В письме, в частности, говорится о поддержке президента в его борьбе с коррупцией и поддержке проводимых Януковичем реформ:
Мы в этом на Вашей стороне, господин Президент. И мы уверены, на Вашей стороне большинство украинцев, которые хотят, чтобы в стране был порядок. Вы правы, демократия это не хаос и не беспорядок. Государственная служба — это гражданская армия на службе народа, в ней должен быть порядок. И Вы правильно делаете, что жёстко его наводите

Награды и титулы
Орден Октябрьской Революции (1984)
Орден «Знак Почёта»
Орден князя Ярослава Мудрого V ст. (Украина, 26 мая 2011 года) — за выдающийся личный вклад в обогащение украинского культурно-художественного наследия, многолетнюю плодотворную творческую и общественно-политическую деятельность
Республиканская премия ЛКСМ Украины им. М. Островского (1972)
Республиканская премия имени П. Тычины «Чувство семьи единой» (1978)
Государственная премия УССР имени Т. Г. Шевченко
Премия СП СССР имени Б. Н. Полевого (1983)
Премия СП СССР имени А. Н. Толстого
Международная премия имени Ю. Фучика (1984)
Государственная премия СССР (1985) — за роман «Лицо ненависти»
Премия Ленинского комсомола
Премия Вейнталя (1987, Вашингтон, округ Колумбия, Джорджтаунский университет)
Звание «Зарубежный редактор года» (International Editor of the Year) за 1988 год (присвоено американским журналом «World Press Review»).
Заслуженный деятель культуры Польши
Член ПЕН-клуба
В разные годы В.Коротич был:
сопредседателем писательского движения «Апрель»
вице-президентом международного движения «Деятели искусства за ядерное разоружение» (с 1986)
членом редколлегий газеты «Русский курьер», журнала «Обозреватель»
народным депутатом СССР (1989—1991)
Сейчас является:
председателем комиссии по литературному наследию К. И. Чуковского
председателем редакционного совета киевской газеты «Бульвар» (с 1999)

Семья
Отец: Алексей Степанович Коротич (1909—1985) — профессор-микробиолог; мать: Зоя Леонидовна Коротич (1910) — патофизиолог, доктор мед. наук.
Жена: Зинаида Александровна (1935).
Три сына: Андрей (1959—1971) — трагически погиб от удара электротока; Виталий (1971—2011) — умер от тяжёлой продолжительной болезни; Никита (1975). Младшие сыновья не пошли по стопам отца, оба выбрали специальность экономиста-международника,. Однако Виталий Коротич-младший учился на международном отделении факультета журналистики МГУ в конце 1980-х — начале 1990-х, где, видимо, ещё мечтал о журналистских лаврах отца. Успеваемостью и хорошей посещаемостью Виталий Коротич-младший в МГУ не отличался, за что был рекомендован к отчислению. Но вмешательство через знаменитого отца высоких покровителей из ЦК КПСС спасло Коротича-младшего от отчисления. Какое-то время он продолжал учёбу и готовился стать журналистом.

Ссылки:
1. Путч в темноте [Войнович В.Н. и путч, август 1991 года]
2. Ценный кадр с немецким паспортом [Войнович В.Н.]

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»