Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

ЗАЛПА "АВРОРЫ" НЕ БУДЕТ

Проработка территориальной системы ПРО началась одновременно с проектом А-35 . Аванпроект был завершен в 1963 году, но возникла пауза в связи с приоритетом проекта "Таран" . В 1965 году, после того, как был прекращен "Таран" и стало ясно, что система А-35 даже при поэтапном развитии не способна отразить массированный налет баллистических ракет, оснащенных средствами преодоления ПРО, Министерство обороны и главкомат ПВО, с согласия ЦК КПСС, настояли на разработке нового проекта территориальной системы ПРО. Главной проблемой, которую предстояло решить, стала проблема селекции баллистических целей. Предполагалось, что при массированном налете МБР США на СССР все ракеты одновременно выйдут на рубеж их обнаружения нашими радиолокационными средствами, что все баллистические ракеты противника будут оснащены ложными целями и что радиолокационные средства ПРО и СПРН нашей страны должны обязательно взаимодействовать друг с другом. По расчетам, каждая МБР противника могла быть оснащена семью ложными целями.

5 ноября 1965 года Совет обороны СССР заслушал доклады главнокомандующего войсками ПВО маршала авиации В.А. Судца и генерального конструктора Г.В. Кисунько о состоянии работ по системе А-35 , путях ее модернизации с помощью создания второй очереди и о задании разработки аванпроекта системы "Аврора" , работоспособной в условиях массированного налета перспективных баллистических ракет. Вел заседание Л.И.Брежнев .

Г.В.Кисунько предложил создать систему "Аврора" в три этапа: для защиты Москвы, Европейской части и Азиатской части территории СССР. Для обнаружения целей и целеуказания стрельбовым комплексам предлагалось использовать два кольца РЛС. На периферии должны были размещаться станции А.Л. Минца 5Н12Г дециметрового диапазона и 5Н12Н сантиметрового диапазона, вокруг Москвы - станции "Дунай" дециметрового диапазона. В качестве стрельбового радиолокатора предлагалось использовать сантиметровую РЛС "Истра". Система "Аврора" должна была иметь возможность уничтожения около 300 целей.

Ознакомившись с предложениями Г.В.Кисунько, А.Л. Минц заявил о том, что считает нецелесообразным использование его радиолокаторов в системе ПРО "Аврора". Выступивший Маршал Советского Союза И.С.Конев , сказал, что конструкторы хотят разорить всю страну.

Итоги подвел Л.И.Брежнев. Он отметил, что проблема очень сложна и посоветовал сосредоточить усилия на фундаментальных исследованиях. В этот же день постановлением ЦК и Совмина "О создании первой очереди противоракетной обороны Европейской части страны" Г.В.Кисунько была задана разработка нового аванпроекта системы "Аврора" и второй очереди системы А-35, А.Л. Минцу - разработка системы ПРО с многофункциональным радиолокатором, Ю.Г. Бурлакову - разработка РЛС селекции баллистических целей.

В качестве базового для системы "Аврора" и для второй очереди А- 35 Кисунько решил использовать стрельбовой радиолокатор "Истра" , с применением в "Авроре" модификации "Истра-2". Осознавая невозможность решения проблемы селекции даже с помощью этого модернизированного локатора, Кисунько предложил решить проблему с помощью "расчищающих" заатмосферных взрывов специальных боевых частей большой мощности, проведенных в боевом порядке нападающих баллистических ракет.

Предложение было основано на том, что боевые блоки массой более 300 кг, в отличие от легких ложных целей массой около 5 граммов, после взрыва СБЧ противоракеты получат минимальные дополнительные скорости и будут "опознаны" радиолокаторами.

Расчищающие" удары должны были наносить новые противоракеты дальнего перехвата А-900 .

Второй тип противоракет - модернизированная А-350 - предназначался для поражения головных частей баллистических ракет после "расчистки" как на больших, так и на малых высотах специальными зарядами переменной мощности для каждой высоты. Помимо боевых блоков МБР, противоракеты, получившие проектный индекс А-351 , должны были уничтожать как головные части, отделившиеся от глобальных ракет, так и ГЧ ракет, летящих по настильным траекториям. Некоторые источники причисляют систему "Аврора" к двухэшелонным. Это неверно. Схема системы была одноэшелонной с двумя типами противоракет.

В состав системы предполагалось ввести четыре многоканальных стрельбовых комплекса с размещением трех из них в Подмосковье и одного - в районе Куйбышева. Разграничение функций обнаружения и наведения противоракет сохранялось. В качестве средств дальнего обнаружения Кисунько предложил использовать станции "Дунай-ЗУ" А.Н. Мусатова с размещением их в Солнечногорске и Загорске, а наведение осуществлять с помощью радиолокатора канала цели.

По сути, это была совершенно новая система ПРО, в которой не предполагалось использования стрельбовых средств системы А-35.

Рассказывает заместитель главного конструктора систем ПРО, начальник отделения НИИРП О.В.Голубев .

"В аванпроекте Г.В.Кисунько впервые предложил построить информационную систему на основе радиолокаторов с фазированными антенными решетками . В отличие от радиолокаторов с параболическими антеннами, они обладали способностью одновременного сопровождения множества объектов (как боевых блоков, так и ложных целей), благодаря многомодульной структуре приемно- передающего антенного полотна. Поскольку в системе "Аврора", как и в системе "А-35" предполагалось использование одного - заатмосферного - эшелона перехвата целей, наиболее трудной стала задача распознавания боевых блоков на фоне ложных целей .

Оказалось, что естественных признаков, отличающих боевые блоки от ложных целей, которые можно было обнаружить с помощью радиолокационных наблюдений, недостаточно для эффективной селекции. При решении этой проблемы родилась идея так называемой ядерной селекции, на которой, можно сказать, была построена вся концепция системы "Авроры". Суть идеи состояла в нанесении динамического удара с помощью взрыва ядерной боевой части большой мощности по элементам сложной баллистической цели. Предполагалось, что после такого удара легкие ложные цели будут уничтожены или "сдуты" с области сложной цели, а более прочные тяжелые цели получат механический импульс, который изменит параметры их движения. На основе сравнения параметров движения элементов сложной цели до и после взрыва и предполагалось осуществить распознавание боевых блоков.

Все вопросы построения системы "Аврора" были детально проработаны к лету 1967 года в эскизном проекте. Иллюстрированные контурные карты европейской части Советского Союза, сплошь покрытые перекрывающимися цветными областями - зонами обороны, которые Г.В.Кисунько со свойственными ему юмором и метафоричностью называл "лаптями", оставляли большое впечатление у всех, кто с ними знакомился.

Можно только предполагать, как бы развивались события в военно- промышленном комплексе, да и в целом в стране, если бы началось создание этой сложнейшей и гигантской системы. Возможно, реализация проекта "Аврора" привела бы к экономическому краху СССР. Возможно, способствуя интенсивному развитию ведущих отраслей промышленности и более полному раскрытию научно-технического потенциала, реализация проекта привела бы к экономической стабильности государства и усилению его роли на мировой арене. Трудно сказать".

Рассказывает бывший директор НИИ вычислительных комплексов Ю.В.Рогачев .

"В 1965 году Карцев приступил к теоретическим исследованиям в области создания ЭВМ сверхвысокой производительности, а в марте 1967 года выступил с сообщением о работе над многомашинным вычислительным комплексом М-9 производительностью 1 миллиард операций в секунду на симпозиуме в Сибирском отделении АН СССР. Машиной заинтересовался Г.В.Кисунько . Познакомившись с проектом, он решил использовать комплекс М-9 для системы ПРО "Аврора" .

Однако Министерство приборостроения , в составе которого находился ИНЭУМ , не входило в военно-промышленный комплекс, и руководство министерства считало, что подобными проектами должен заниматься Минрадиопром .

В апреле 1967 года состоялось совещание у заместителя председателя ВПК Л.И.Горшкова с участием М.А.Карцева, меня, заместителя генерального конструктора И.Д.Омельченко , академика С.А.Лебедева , ответственных работников Минрадиопрома, Минэлектронпрома и Минприбора.

Горшков поинтересовался мнением академика Лебедева. Работавший над ЭВМ для систем ПРО, Лебедев уклонился от конкретной оценки М-9, но подтвердил, что на Западе "что-то подобное делается".

Министерство радиопромышленности категорически отказалось осваивать ЭВМ М-9, как разрабатываемую Минприбором. И все же, Карцеву поручили создание эскизного проекта новой машины.

5 мая 1967 года постановлением правительства отдел спецразработок М.А.Карцева был выведен из состава ИНЭУМа Министерства приборостроения и передан в Минрадиопром с целью разработки вычислительного комплекса М-9 для системы ПРО "Аврора".

23 августа этого же года на базе лаборатории был образован Филиал * 1 ОКБ "Вымпел" . Однако в октябре 1967 года, после отклонения "Авроры" комиссией Ю.В. Вотинцева, работы по М-9 были остановлены, и только что переехавший на территорию КБ-1 коллектив остался без новой работы. К счастью, объекты комплекса РО вводились в строй и везде требовалась наша помощь".

Рассказывает генерал Ю.В Вотинцев .

"Летом 1967 года меня вызвал П.Ф. Батицкий , сообщил, что на следующей неделе состоится его встреча с Дмитрием Федоровичем Устиновым и попросил подготовить справку о состоянии дел на объектах ПРО и ПКО. Несколько дней мы с Василием Александровичем Едемским , Евгением Константиновичем Брагиным и несколькими офицерами управления готовили небольшого размера карту СССР с нанесенными на ней объектами, а также "раскладушки" по каждому объекту.

В ЦК, к Д.Ф.Устинову , отправились главнокомандующий, генерал-полковник Афанасий Федорович Щеглов и я.

Буквально за несколько минут П.Ф. Батицкий доложил о значительном отставании от директивных сроков практически на всех объектах. Подчеркнув разобщенность и слабую организацию руководства многочисленными организациями промышленности, он напомнил Устинову о положительном опыте, накопленном Третьим главным управлением и его начальником В.М. Рябиковым при создании системы С-25 .

Так же кратко о состоянии дел на каждом объекте доложил и я. Выслушав, Дмитрий Федорович сказал примерно следующее:

- Вы правы. Сейчас у нас всесильные министерства, и работать с ними становится все сложнее. Главное управление типа ТГУ для ПРО и ПКО уже не создать. Опыт С-25 не востребован. Берию вы сами же устранили вместе с Рябиковым... На днях соберу министров, конструкторов, директоров заводов. Разговор будет нелицеприятным. В ближайшее время вам будут представлены несколько альтернативных эскизных проектов систем ПРО. Я с ними уже познакомился, и не все в них меня удовлетворило. Необходимо их оценить, сопоставить. Вместе с ВПК, генштабом, министерствами создайте компетентную межведомственную комиссию. Определитесь, Павел Федорович, с председателем этой комиссии. Может быть, им будет товарищ Вотинцев. Но это на ваше усмотрение. В общем, комиссия за вами, и к работе ей следует приступить как можно скорее.

Возвращались вместе с главнокомандующим на его "Чайке". Я сидел с водителем, а Батицкий и его первый заместитель - сзади. Отгородившись от меня стеклом, они о чем-то оживленно беседовали, энергично жестикулируя.

Приехав, главнокомандующий молвил:

- Как раз к обеду. Я отправился за ним, но Афанасий Федорович меня придержал:

- Юра! Павел Федорович вашим докладом Устинову доволен. Вам быть председателем комиссии. Готовьтесь. А теперь пошли обедать.

В августе 1967 года директивой Генерального штаба и решением ВПК был определен состав комиссии по рассмотрению новых эскизных проектов ПРО .

В нее вошли шестьдесят человек. В их числе были генеральные конструкторы Борис Васильевич Бункин , Петр Дмитриевич Грушин , Григорий Васильевич Кисунько , академики Александр Львович Минц , Юлий Борисович Харитон , Виктор Михайлович Глушков , член НТС Генштаба Рафгат Ахтямович Валиев , начальник НТК Войск ПВО страны Геннадий Сергеевич Легасов , заместитель министра радиопромышленности Владимир Иванович Марков , заместитель начальника 4-го ГУ МО Михаил Григорьевич Мымрин , начальник управления 4-го ГУ МО Михаил Иванович Ненашев и другие.

Я был назначен председателем комиссии. Моими заместителями стали Г.В.Кисунько, А.Л. Минц и М.И.Ненашев. С начальником 45-го СНИИ Иваном Макаровичем Пенчуковым мы прочитали первый том проектов, где излагались задачи, основные ТТХ, сроки и стоимость создания будущих систем. Иван Макарович определил составы подкомиссий и закрепил за ними конкретные тома эскизных проектов. Местом пленарных заседаний определили конференц-зал старого здания института. Подкомиссиям выделили помещения в соседнем двухэтажном здании. Определили регламент: пленарные заседания проводятся в пятницу, при необходимости, - и в субботу. Остальные дни - работа в подкомиссиях. Время работы с 10.00 до 22.00.

Все строго предупреждены о режиме секретности. Обсуждение - только в служебных помещениях. Записи - только в секретных рабочих тетрадях. Других записей и документов из помещений не выносить.

Первое пленарное заседание комиссии состоялось в начале сентября, было посвящено оргвопросам и прошло тихо. На следующем заседании приступили к рассмотрению проектов Г.В.Кисунько, А.Л. Минца и Ю.Г. Бурлакова.

Проект "Аврора" Григория Васильевича Кисунько по сути представлял новую систему ПРО. В ее состав должны были войти многоканальные стрельбовые комплексы с РЛС обнаружения и РЛС наведения. Станция обнаружения имела фазированную антенную решетку, могла обнаруживать и сопровождать большое количество целей и выдавать информацию многоканальной станции наведения противоракет.

Александр Львович Минц предложил включить в систему ПРО разрабатываемую секторную многофункциональную станцию "Дон-Н" с фазированной антенной решеткой, которая могла бы осуществлять как обнаружение баллистических ракет, так и наведение на них противоракет.

Третий проект представил Юрий Григорьевич Бурлаков . Он предложил использовать для системы ПРО широкополосную РЛС "Неман" с линзами Люнеберга, что, по его мнению, позволяло обнаруживать и селектировать боевые блоки баллистических ракет на фоне помех и ложных целей.

Григорий Васильевич не очень убедительно защищал свой проект.

А.Л. Минц "нападал". Обстановка накалилась. Дело дошло до взаимных оскорблений. Мне стало ясно, что дальнейшее обсуждение проектов в присутствии темпераментного Г.В.Кисунько, выведенного из себя А.Л. Минца и упорно отстаивавшего свою станцию Ю.Г. Бурлакова бесперспективно.

Посоветовавшись с И.М. Пенчуковым, я решил провести обстоятельную дискуссию в узком составе комиссии. Еще знакомясь с состоянием дел по созданию систем ПРО и ПКО, я обратил внимание на то, что главные конструкторы создают локальные системы и не желают согласовывать друг с другом решение технических проблем. Каждая система работает в своей системе координат. Более того, Кисунько и Минц являются непримиримыми противниками. Надо сказать, что и тактико-технические задания, выдаваемые в те годы главным конструкторам, еще не предполагали увязки в единой системе координат. До необходимости этого дошли позже. Однако, конструкторы, на мой взгляд, все же преднамеренно избегали согласованных действий. Например, Григорий Васильевич Кисунько в своей системе ПРО применил ЭВМ Всеволода Сергеевича Бурцева. Александр Львович Минц использовал ЭВМ главного конструктора Михаила Александровича Карцева. А в ЦККП была установлена новая ЭВМ Бурцева с плавающей запятой. Не было стыковок и в решении других вопросов. Мои наблюдения наглядно подтвердились в ходе работы Межведомственной комиссии. Я понял: создавшееся положение необходимо исправлять, и чем раньше, тем лучше".

Рассказывает участник создания систем "А", А-35 и А-135, ветеран НИИРП Ю.А.Каменский .

"Для участия в защите проекта "Авроры" я был вызван из отпуска и введен в подкомиссию по рассмотрению ядерных и "околоядерных" вопросов. Председателем подкомиссии был мой старый знакомый генерал Генштаба Р.А.Валиев . Меня назначили его заместителем. Членом подкомиссии был Ю.Б.Харитон . Одним из новых этапов работы системы была так называемая ядерная селекция . Подобная идея рассматривалась и в США, где в те же годы было проведено подземное испытание ядерного заряда мощностью 5 мегатонн, предназначенного для противоракеты "Спартан".

В проекте было много и других новых предложений. Их реализация была связана с решением очень сложных проблем, и однажды, после одного из заседаний подкомиссии, Ю.Б.Харитон спросил меня:

- Почему Григорий Васильевич дает такие трудновыполнимые обещания? Я ответил: По-видимому, таково положение главного конструктора. Юлий Борисович пожал плечами и ничего не сказал".

Продолжает Ю.В. Вотинцев .

"Итак: первый проект предполагал использовать радиолокаторы разграниченных функций, второй проект - многофункциональную РЛС и третий проект - РЛС селекции целей. Комиссия работала два месяца. Споры были ожесточенными, и в какой-то момент стало казаться, что им не будет конца. Однажды ночью, разгоряченный этими спорами, я решил записать все основные вопросы, на которые требовалось обязательно получить ответ для того, чтобы продвинуться дальше и прийти, наконец, к определенным выводам. Вопросов получилось двенадцать. На утро я зачитал их членам комиссии. Выслушав, все согласились покончить с сумбурным обсуждением и сосредоточить усилия на планомерном обсуждении этих вопросов. Все три проекта Г.В.Кисунько, А.Л. Минца и Ю.Г. Бурлакова были отклонены, так как, по нашему мнению, ни один из них не решал главной задачи - селекции боевых блоков баллистических ракет на фоне перспективных ложных целей, в условиях интенсивных помех и ядерных взрывов. Нужны были, во-первых, новые радиолокаторы, во-вторых, новые вычислительные средства и, в третьих, новые противоракеты и средства поражения, основанные на новых физических принципах.

Кисунько мы предложили создать на Балхашском полигоне образец многоканального стрельбового комплекса "Аргунь" ,

Минцу - продолжить разработку многофункциональной станции "Дон-Н", сделав из нее РЛС кругового обзора и снизив стоимость,

Бурлакову - завершить строительство на полигоне сокращенного образца станции "Неман".

Акты рабочих групп и акт комиссии были приняты большинством ее членов. Однако представители Минрадиопрома оформили особые мнения в поддержку проектов. Выводы комиссии я доложил заместителю председателя ВПК Леониду Ивановичу Горшкову и начальнику отдела ВПК по ПРО и ПКО Виктору Михайловичу Каретникову . Согласовав вопрос с главнокомандующим Войсками ПВО, они представили итоговый документ заведующему отделом ЦК КПСС Ивану Дмитриевичу Сербину и в Совет Министров СССР.

В конце октября на заседании ВПК был заслушан мой доклад. Г.В.Кисунько выступил после меня и решительно оспорил выводы. Лишь твердая позиция Л.В.Смирнова и Л.И.Горшкова позволила утвердить наше заключение. Оно было принято. Было также принято решение о пятилетнем плане научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ".

Неофициально в ходе обсуждения проблем на межведомственной комиссии Ю.В. Вотинцева был впервые сделан вывод о том, что на современном этапе развития науки и техники решить задачу обороны территории страны от массированного ракетно-ядерного нападения невозможно . Построение ПРО Европейской и Азиатской частей страны привело бы к созданию систем колоссальной сложности и стоимости, но и они не смогли бы защитить СССР. Однако официально довести этот вывод до членов Политбюро ЦК в то время никто не решился.

Ссылки:
1. "Аврора" территориальная система ПРО
2. РАКЕТНАЯ ОБОРОНА: УСПЕХИ И НЕУДАЧИ

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»