Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

ВТОРОЙ ВАРИАНТ ПРОЕКТА А-135

С проектом вышла заминка и никто не мог понять, что происходит. Неопределенность разрешилась в конце мая 1972 года, когда разнеслось известие о подписании советско-американского договора об ограничении систем противоракетной обороны .

В соответствии с договором, каждой стороне разрешалось иметь системы противоракетной обороны двух районов, ограниченных радиусами 150 километров, не более 100 пусковых установок противоракет на стартовых позициях, не более двух станций дальнего обнаружения и 18-и малых станций. Таким образом, по договору не допускалось создание не только стартовых позиций на расстоянии 600 километров от Москвы, но и стартов на дальности 300 километров.

Басистов понял: предстоит не просто переделать проект, но пересмотреть концепцию построения его главной составляющей - стрельбового комплекса "Амур" , в состав которого необходимо было ввести как средства дальнего, так и средства ближнего перехвата.

Для защиты Москвы пусковые установки последних требовалось размещать в непосредственной близости от столицы. Первоначально сама мысль об использовании противоракет со специальными боезарядами буквально над головами москвичей казалась ему невозможной. Однако сложнейшие проблемы селекции баллистических целей, условия договора по ПРО, а также успехи главного конструктора Л.В.Люльева побудили А.Г.Басистова пересмотреть свою позицию.

Со времени первых испытаний в СССР и США комплексы средств преодоления ПРО прошли большой путь развития и были усовершенствованы.

Вес легких ложных целей - мейларовых шаров - всего лишь в пять граммов позволял оснащать ими ракету в огромном количестве. Возросшая тяговооруженность ракет позволила "принимать на борт" также тяжелые ложные цели, имеющие теплозащитное покрытие. Если легкие цели отставали от боевых блоков и начинали гореть уже на высоте 110 - 100 километров, то тяжелые цели сопровождали блоки до высоты 50 - 40 километров, препятствуя точному наведению противоракет.

"Неприятности" радиолокаторам доставляли и многочисленные дипольные отражатели - алюминиевая фольга, стекловолокно и металлические стержни. Осложняли работу наземных средств усовершенствованные генераторы активных помех, настроенные на частоту наземных РЛС. Значительно сокращали дальность обнаружения специальные радиопоглощающие покрытия боеголовок, при этом габариты последних уменьшились.

Боевой блок современной американской МБР MX имеет длину около метра и диаметр основания около 50 сантиметров. В состав комплекса средств преодоления ПРО этой ракеты вошли сотни легких ложных целей, до десяти тяжелых ложных целей, большое количество дипольных отражателей и станции активных помех. Тем не менее, все средства преодоления ПРО сохранили один важный недостаток - они сгорали в нижних слоях атмосферы, "оголяя" боевой блок. На определенной высоте радиолокаторы могли обнаружить цель и определить ее точные координаты. Сложность заключалась в том, что перехватывать боевой блок на этой высоте было уже поздно.

Проблему баланса времени при работе системы ПРО со средствами дальнего перехвата удалось решить. Появившись в зоне "видимости" радиолокатора дальнего обнаружения, боеголовка преодолевает расстояние в три - четыре тысячи километров за 8-10 минут. РЛС дальнего обнаружения успевает определить ее координаты и передать информацию стрельбовому радиолокатору. Последние полторы тысячи километров (дальность действия стрельбовой РЛС первого поколения) боевой блок преодолевает примерно за три минуты. Это время делится на этапы, где секунды отводятся на определение точных координат, секунды - на пуск и вывод противоракеты в зону перехвата, секунды - на точное наведение на цель и тысячные доли секунды - на подрыв боезаряда.

Проблема ближнего перехвата гораздо сложнее. На преодоление конечного участка траектории летящий с огромной скоростью боевой блок затрачивает менее одной минуты, а боевой алгоритм комплекса ближнего перехвата длится еще меньше. Нельзя подпускать боевой блок слишком близко к обороняемому объекту, нельзя осуществлять перехват на очень малой высоте.

Крайний дефицит времени, остающегося на атмосферный перехват , вынуждал конструкторов очень осмотрительно подходить к решению этой проблемы. Работая над первым вариантом проекта А-135 , в конце 1970 года А.Г.Басистов сделал осторожный шаг, предложив использовать скоростные перехватчики Л.В.Люльева для самообороны вынесенных локаторов "Дон-Н".

В 1972 году А.Г.Басистов пошел дальше и предложил, наконец, включить в состав "Амура" как противоракеты дальнего (заатмосферного) , так и противоракеты ближнего (атмосферного) перехвата .

Наверное, это было единственно верное решение на тот период времени. Преодолевая огромные трудности в создании и освоении одноэшелонной системы А-35 , Министерство обороны поначалу настороженно отнеслось к его двухэшелонному проекту. Однако вскоре согласилось. Соответствующие задачи "легли на плечи" радиолокатора "Дон-Н" . В.К.Слоке удалось расширить функции станции, после чего она получила название "Дон-2Н" .

В конце 1973 года в НИИРПе был разработан новый эскизный проект системы А-135 и комплекса "Амур" , в РТИ - доработанный проект "Дон-2Н". Плоская антенна секторного радиолокатора превратилась в четырехгранную.

Оба проекта учитывали условия договора по ПРО .

В это же время Г.В.Кисунько вынес на рассмотрение альтернативный проект, предусматривавший радикальную модернизацию существующих средств системы A-35M .

Рассказывает генерал Ю.В.Вотинцев .

"Работу межведомственной комиссии для рассмотрения новых проектов ПРО мне пришлось возобновлять несколько раз. Место работы было прежнее - 45- й СНИИ, но состав комиссии менялся. Георгий Васильевич Кисунько предложил принципиальную доработку А-35М путем замены параболических антенн РЛС на фазированную решетку, и вновь получил отказ.

Борис Васильевич Бункин отстаивал экспериментальный образец универсальной противоракетно-противосамолетной системы С-225 . С этой системой мне довелось познакомиться год назад на Балхаше при своеобразных обстоятельствах. В связи с заключением договора по ПРО и запретом мобильных средств ПРО, прямо при мне ее комплекс "Азов" экстренно укрывали от американской космической разведки. Но договор есть договор, а разведка есть разведка, и вскоре боевые средства "Азова" все же пришлось демонтировать".

Рассказывает Ю.Ф.Воскобоев .

"После уточнения облика системы на повестку дня встал вопрос: кто главный конструктор А-135? В.Д.Калмыков пригласил А.Г.Басистова и попросил подписать весь проект. Фактически Анатолий Георгиевич занимался только стрельбовым комплексом, а потому ответил:

- Я главный конструктор "Амура" . Как же я буду отвечать за систему в целом? Министр согласился с доводом и решил издать приказ о назначении А.Т.Басистова главным конструктором системы А-135. Выполнить задуманное сразу не удалось. Заместитель министра В.И.Марков прочил на эту должность Ю.Г.Бурлакова . Юрия Григорьевича он считал несомненным талантом. В.И.Маркова поддерживал член Политбюро ЦК, первый секратарь ЦК Компартии Белоруссии П.М.Машеров , с которым они были хорошо знакомы еще по партизанским отрядам Белоруссии в годы войны. С Марковым были также солидарны некоторые высокие должностные лица, которые верили в Ю.Г.Бурлакова. Однако сам министр, его первый заместитель П.С.Плешаков и работники оборонного отдела ЦК КПСС видели главным конструктором только А.Г.Басистова, и их голоса оказались решающими. В 1973 году Анатолий Георгиевич Басистов был назначен главным конструктором системы А-135 . В этом же году был утвержден эскизный проект, но, судя по всему, вновь какие-то сомнения одолевали советское руководство - никто не решался, как это было прежде, широким фронтом и ударными темпами сразу развернуть работы по боевой системе ПРО".

Ссылки:
1. Реализация программы ПРО А-135
2. РАКЕТНАЯ ОБОРОНА: ЛЮДИ И СИСТЕМЫ
3. А-135 система ПРО московского промышленного района

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»