Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Поездка французов в СССР, 1930 г

Из воспоминаний Игнатьева : "Начнешь принимать в своем служебном кабинете и ощутишь тот чуждый буржуазный мир, который понятия о нас не имел... Я по опыту знал, что бороться с клеветой надо показом, а не рассказом, и с этой целью решил вызвать интерес к поездке в СССР среди оставшихся у нас в Париже немногочисленных друзей, способных смотреть не назад, а вперед. Одним из таких новаторов... оказался Люсьен Вожель ..." Итак, оставим Трилиссера и Пятницкого, к моменту написания мемуаров они уже были расстреляны и смолчали, но Вожелю эту идею, может, действительно подкинули через А.А. Игнатьева - в мирном воскресном Фезандри . Через русского графа, видимо, шло оформление документов и получение денег (и в станционном буфете он, поражая воображение венгерского графа, расплачивался уже из подотчетных сумм). Неудивительно, что в поездке Игнатьев чувствовал себя уверенно. Он был облечен, уполномочен. И за французишками приглядывал. И с коллегами из ГПУ, своими помощниками, мог позволить себе в поезде расслабиться за стаканом водки. Ну может, он чуток переборщил, чуток переиграл и перехамил, так что в собственных мемуарах он это изменение своего статуса передает помягче, поделикатней: "Не успели мы расположиться в гостинице, как постучали в дверь, и на пороге появился славный молодой человек с двумя большими пакетами в руках.

- С приездом, Алексей Алексеевич, - сказал вошедший, в котором я узнал одного из бывших скромных служащих парижского постпредства.

- По распоряжению начальства привез вам гостинчики. Французов угостите. - И он стал разворачивать банки с икрой (Как же левым без икры? А что дохляки по всей Украине, так то ж крестьяне, черная кость, мистическая связь... - Б.Н.), портвейн и яблоки. Принимайте иностранцев, как советский представитель. С этой минуты и навсегда мне стало ясно и легко на душе. И, как когда-то "в строю", шаг стал твердым и уверенным (вот она "метаморфоза". - Б.Н.). Я шел в ногу, равнялся по передним (все тогдашние передние, увы, были чуть поздней расстреляны - и Ягода, и Трилиссер, и Тухачевский, опасно высовываться... - Б.Н.) и не отставал, как многие из моих бывших друзей, от нашей шагающей исполинскими шагами вперед советской действительности. С первого же выхода на улицу я понял, что, для того чтобы можно было интересно жить, надо смело сравнивать настоящее с прошлым... На каждом шагу встречались перемены. Настоящее выигрывало от сравнения с прошлым, а то из прошлого, что справедливо пощадила революция, стало еще дороже". "О чем речь?" - спросите вы. Не важно, о чем. Все стало слишком дорого для населения, но "еще дороже" для графа. Но граф при деле. При знакомом деле. Не надо думать, что у надзирающего за иностранцами всегда легкая жизнь, мол, пей портвешок, ешь икру, путешествуй. Увы, нет. Граф отвечал за идейный уровень приезжих. Среди туристов мог оказаться "враг", которому не абсолютно все понравится. А графу за всех отвечать. Вот, например, был такой срыв в поездке: "Восторгаясь чудной батареей прессов на первом из осмотренных заводов - "Сталинградском тракторном" , мы никак не могли подозревать, что среди нас, участников поездки, есть враг в лице державшего себя несколько особняком французского писателя Шадурна . Казавшийся поначалу самым пылким энтузиастом всего виденного "в стране чудес" - как сам он именовал СССР, вдруг неожиданно для всех он прервал путешествие и уехал обратно в Париж, где стал писать о нас всякие пасквили". Уехал он сам или отправил его обратно граф, так или иначе, унес он ноги живым- здоровым, этот единственный в группе писатель, которого граф Кароли мягко называет неврастеником, и то сказать - не у всякого нервы выдержат: столько лозунгов, икры и туфты. У прочих, впрочем, нервы выдержали - ели, ездили, восторгались, брызгали восторженной слюной, не слыша трупного запаха. Граф Игнатьев свидетельствует, а он не соврет: "Все приводило моих спутников в неподдельный восторг... Правда, пробитые пулями то тут, то там зеркальные витрины магазинов... говорили (в 1930 году еще говорили. - Б.Н.) об еще не залеченных ранах гражданской войны, однако... ...как не верить в будущее, историческая перспектива которого уже начертана гением Сталина, и как не преклоняться перед стойкой политикой и мудрой программой большевистской партии и т.д. и т.п..." И вот оно, уж вконец бессовестное, на фоне людоедства, обнищания и несметной горы трупов: "Осуществилась заветная мечта крестьянина... Наступил новый важный этап Октябрьской социалистической революции - коллективизация сельского хозяйства". Пусть вас, впрочем, не удивляет этот уже полузабытый ныне стиль графского сочиненья. Судить о стиле подсоветского автора, как говорила злоязычная Зинаида Гиппиус , все равно что судить о мастерстве пианиста, у которого дуло пистолета приставлено к затылку. А граф Игнатьев писал это сочинение в пору подписания пакта с Гитлером (писал со помощники) и имел целью доказать, что подлая Франция, этот "мир клеветы, злобы и ненависти к моей родине, в котором пришлось прожить столько лет", сама довела бедного Гитлера до крайности...

Кстати, в чем же все-таки провинился писатель-"неврастеник" Шадур , которого граф спровадил домой. Да больно уж был непоседлив, всем интересовался. Намек на это дает дорожная летопись графа Кароли . В шикарном ресторане, где французам что-то очень долго не несли обед, по соседству, за занавеской гуляла какая-то компания, куда проворно шастали официанты с подносами. Любопытный Шадур приподнял занавеску и обнаружил, что там на столах фашистские флажки - кормят итальянских фашистов . Как же так, разве СССР не главный борец против фашистов?.. О, неврастеник- писатель, куда ж ты лезешь до срока? Подойдет 1939-й, и вам все, что надо, расскажут. А еще лет 45 подождешь, разъяснит наконец вашим и нашим историкам бывший советский разведчик В. Резун (Суворов) , что Гитлер Сталину был не помеха, а был, наоборот, до времени очень удобен. Как ледокол, он прокладывал Сталину через Европу путь к господству, оттого не грех было ему и пособить. Но по тем временам для западных интеллигентов надо было, конечно, играть громогласную "антифашистскую" музыку. В Ла Фезандри звучала она в те годы каждое воскресенье...

См. поезка

Ссылки:
1. Арагон Луи (1897-1982)
2. Ласт Джеф
3. Сталин готовился уничтожить прежних своих помощников
4. Игнатьев А.А.
5. ТАИНСТВЕННЫЙ ДОМ (Ла Фазендри) в лесу Сен-Жермен
6. Игнатьев Алексей Алексеевич

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»