Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Советская миссия в Германии в конце войны

Первое крупное поручение Завенягину в атомном проекте связано с Германией . Он ездил туда за немецкими учёными. Но к ядерной программе Завенягина привлекли раньше, ещё в военное время. Что же касается "немецкого следа" в его биографии, то он действительно есть, и достигнутые тогда результаты сыграли заметную роль в решении задач атомного проекта.

Операция началась весной 1945 года. 13 апреля 1945 года советские войска овладели Веной, и сразу же в Австрии появились наши "разведчики": Институт радия "навестили" директор НИИ-9 В.Б. Шевченко и представитель Лаборатории * 2 АН СССР И.Н. Головин . Они выясняли возможность изъять оборудование и различные химреагенты. Поскольку один из командированных имел прямое отношение к 9-му Управлению ГУГМП НКВД , можно с уверенностью говорить о том, что Завенягин был среди тех, кто санкционировал эту поездку. Главные события начали разворачиваться со 2 мая. В день, когда пал Берлин, с подмосковного аэродрома в Берлин вылетел самолёт с необычными пассажирами. На борту находились замнаркома внутренних дел Завенягин , В.А. Махнев , учёные, специалисты Лаборатории * 2 АН СССР- некоторые фамилии известны Ю.Б. Харитон , И.К. Кикоин , Г.Н. Флёров , Л.А. Арцимович , Л.М. Неменов . По некоторым сведениям, был ещё один "борт", и общая группа "экскурсантов" достигла порядка 30 человек. 3 мая они уже на месте, а с 4-го началась работа, длившаяся полтора месяца. К выполнению задания были подключены два спецотдела НКВД под руководством генерала В.А. Кравченко . Конкретно речь шла о спецгруппе П.М. Сидоренко (до перехода в ПГУ - начальник 5-го Спецотдела НКВД ), которую курировал лично Завенягин. Для конспирации почти всех обрядили полковниками, хотя многим военная форма явно не шла. Но это частности. Что предстояло сделать? Как пишут И.С. Дровеников и С.В. Романов , "какого-либо точного плана действий у группы, похоже, не было. О предстоящей поездке участники узнали в самом конце апреля. Посвящён в предстоящую задачу был лишь Ю.Б. Харитон, да и то в самом общем виде, а именно: "посмотреть, каково же состояние дел, что удастся найти и в какой мере немцы продвинулись в разработке ядерного оружия". Еще в самолёте, впервые официально огласив суть задания, Завенягин спросил И.К. Кикоина, знает ли тот немецкие институты, которые в принципе могли быть связаны с решением интересующих проблем. Такой список был тут же составлен, и первое место в нём занял Институт Кайзера Вильгельма (Kaiser Wilhelm Institute), за которым следовали Берлинский университет , Берлинское техническое училище и др. В некоторых источниках утверждается, что второй после розыска материалов о немецких разработках по использованию ядерной энергии была задача "найти уран и торий и их соединения, потому что с этим делом у нас было трудно". Но предложенная интерпретация плана командировки менее правдоподобна, о чём ещё будет повод сказать. К моменту начала работы формулировка "могли быть связаны" обрела конкретность: кто и какое оборудование " промышленное и лабораторное, аппаратурное оформление, реактивы, документация" А Кручинин, к примеру, зафиксировал итоговую программу: "Группа занималась поиском и отправкой в СССР немецких специалистов, имевших отношение к атомной проблеме, демонтажем и отправкой оборудования с предприятий". И "полковники", а также, как минимум, один "майор" ( Д.Л. Симоненко ; "звание" ещё одного, В.А. Давиденко , неизвестно) принялись за дело. Предположительно, они разделились на два "отряда" - поиск оборудования и специалистов вели порознь. За время поездки ГКО по меньшей мере дважды принимал решения, определявшие содержание работы группы. Так, уже 10 мая "узаконен" вывоз имущества Физического института Общества Кайзера Вильгельма для Лаборатории * 2 АН СССР; 31 мая директива ГКО касалась изъятия специального лабораторного оборудования и научной библиотеки физического и химического институтов Грейфсвальдского и Ростокского университетов. О том, как выполнялось задание, рассказывал Кикоин : "Обследование мы начали с Kaiser-института. Среди секретных документов мы нашли урановый проект. Мы не ошиблись, действительно Kaiser-институт был основным в этой проблеме. По просмотренным документам нам стало ясно, что немцы нас не обогнали, напротив, они в интересующих нас вопросах находились на очень низком научно-техническом уровне. Правда, они экспериментально наблюдали начало цепной реакции (размножение нейтронов). В качестве замедлителя они использовали тяжёлую воду , которую получали из Норвегии . Мы обнаружили два 5-литровых бидона с тяжёлой водой, на которых были этикетки с надписью "Norsk Hydro". Там же мы нашли некоторое количество металлического урана и несколько килограммов окиси урана. Кое-что из оставшегося в Kaiser- институте оборудования мы демонтировали и отправили в Москву (электрощиты, приборы). Несколько весьма наивных установок для разделения изотопов мы также отправили в Москву. Судя по просмотренным документам, проф. Harteck в Гамбурге занимался центробежным методом разделения изотопов, но безуспешно. Мы выполнили поручение правительства и пригласили на работу в СССР профессоров Герца , Манфреда фон Арденне и Тиссена . Другая группа наших учёных привлекла профессора Риля , крупного специалиста по металлургии урана, и других известных немецких учёных".

Д.Л. Симоненко: "Здесь (в Карлсхорсте ). я встретился с И.К. Кикоиным и получил от него задание, аналогичное тому, о котором два дня тому назад говорил мне И.В. Курчатов в Москве. По поручению генерала Завенягина я обратился к коменданту берлинского пригорода Далем и получил от него в свое распоряжение сапёрный батальон, оснащённый мощными грузовиками и подъёмными устройствами. После этого я приступил к выполнению задания". А.В. Кручинин: -"в срочном порядке был полностью демонтирован в Берлине Институт Кайзера Вильгельма, так как он находился в секторе, отходившем американцам; проводился демонтаж ускорителя под Берлином (Цоссен) и оборудования ряда предприятий и научно-исследовательских организаций в Лейпциге, Дрездене и других городах. Мне пришлось контактировать со многими немецкими учёными - Герцем , Фольмером , Байерлем , Позе , фон Арденне , Баером , Рилем и другими. Далеко не все специалисты покидали свою страну с радостью: приходилось и долго уговаривать, и настаивать, и обязывать- приходилось проявлять заботу о семьях отправленных в СССР специалистов". Н.В. Риль - Е.С. Саканян : "конечно, я и мои сотрудники представляли интерес для советских властей, и они нас полудобровольно, полунедобровольно пригласили в Советский Союз. А кто это сделал? - В основном Завенягин и его штаб. Всё это я описываю в этой книжке"" (" Десять лет в золотой клетке "; издана в 1988 году в Штутгарте.). (Судя по воспоминаниям Н.В. Риля, именно от него шли письма Завенягину, он контактировал с Берией, решая, в частности, вопросы, связанные с контрактами и т. д. Сам Риль был отправлен в СССР 9 июня 1945 года.)

С.М. Карпачёва : "Как потом мне рассказал [Завенягин], почти все эти учёные вызвались работать над советской атомной бомбой добровольно, чтобы таким образом отомстить американцам за варварские бомбардировки Дрездена и других германских городов", а у "полунемца-полуяпонца физика-электронщика Рихтера " был к американцам двойной счёт - за немецкие города, да ещё за Хиросиму и Нагасаки ". Не исключено, что кое-кого из "иммигрантов" привлекали заработки, других манила перспектива реализовать свои научные идеи. Когда объявленные задачи командировки были в целом выполнены- "Мы решили с Кикоиным, - вспоминал Харитон , - что надо заняться другим делом. Поскольку немцы заняли практически всю Европу, они находились также и в Бельгии. Как всем хорошо известно, в бельгийской колонии в Африке Конго крупные залежи урана, и поэтому очень вероятно, что какое-то количество урана немцы захватили в Бельгии и надо поискать, где же этот уран находится .

Ссылки:
1. УРАН, УЧЕНЫЕ И ОБОРУДОВАНИЕ ИЗ ГЕРМАНИИ ДЛЯ АТОМНОГО ПРОЕКТА

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»