Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

РДС-2, РДС-3 атомная бомба

Источники: Книга конструктор Н.Л. Духов и его школа.  Щелкин Ф.К., 2004

КБ-11 к 1950 году предложило несколько вариантов увеличения мощности атомных бомб и уменьшению их габаритов. Начали с разработки новой фокусирующей системы (ФС), идею которой предложил старший научный сотрудник лаборатории N 2 В.М. Некруткин , занимавшейся исследованиями детонации ВВ . Новая бомба была в 2,7 раза легче и имела высоту в 2,6 раза меньшую, чем первая атомная. Новая конструкция центральной части (ЦЧ) основного узла заряда давала возможность не только увеличить в два раза мощность за счет улучшения отбора энергии от ВВ, но и уменьшить вероятность неполного взрыва. Как это было кстати! Помните переживания перед взрывом первой атомной? Нервы-то не железные. Работоспособность всех элементов нового заряда с учетом массы проблем технологического характера, порожденных новой ФС, проверялась на местном полигоне группой А. Д. Захаренкова . Эта работа позволила выполнить первую часть задачи, сформулированной постановлением от 26 февраля 1950 года, - создать бомбу весом 3 тонны и мощностью 25 тысяч тонн тротила. С помощью новой ФС в три тонны уложились. Бомбу решили выполнить в двух вариантах - РДС-2 и РДС-3. Отличие было только одно: основной заряд "двойки" - плутониевый, а "тройки" - составной, ураново-плутониевый . Очень дорогого и дефицитного плутония в "тройке" было в полтора раза меньше.

В. И. Жучихин вспоминает: "Кому принадлежит идея такой комбинации, направленной на экономию весьма дефицитного в то время плутония и использование имевшегося уже в достаточных количествах урана-235, мне трудно утверждать, но на одном из совещаний, где обсуждалась эта идея, я был свидетелем того, как с большой настойчивостью ее отстаивал В. А. Давиденко, которому не менее настойчиво возражали Ю. Б. Харитон и Я. Б. Зельдович. Доводы их сводились к тому, что крит-массовое значение урана- 235 в несколько раз выше, чем у плутония-239, да и степень очистки его от ненужных примесей слишком низкая, что может в тех количествах, которые можно разместить в объеме уже отработанной конструкции центральной части шарового заряда (ШЗ), привести к неполному взрыву плутониевого заряда и вообще не вызвать цепной реакции деления ядер урана-235. Но теоретики Е. И. Забабахин и Д. А. Франк-Каменецкий поддержали В.А. Давиденко и показали своими расчетами, что значительно улучшенные газодинамические характеристики новой конструкции ШЗ создают необходимые условия устойчивого протекания цепной реакции деления ядер и плутония, и урана.

В конце концов споры были закончены с предложением Щелкина: первым испытать плутониевый заряд. И если он сработает так, как следует из расчетов, то есть с энерговыделением в два раза большим, чем в испытании 1949 года, тогда идем на риск с применением комбинированного основного заряда. Если результат будет отрицательный, значит, надо будет изменять конструкцию ядра, увеличивать закладку урана. А если результат будет положительный, открываются широкие возможности экономии плутония". ...Теоретиками, непосредственно участвовавшими в создании РДС-2 и РДС-3, начиная с 1950 года были "два Жени-капитана" - Евгений Забабахин и Евгений Негин - и Григорий Гандельман . Главный теоретический калибр КБ-11 - Я. Б. Зельдович, Д. А Франк- Каменецкий, И. Е. Тамм, А Д. Сахаров - был брошен на водородную бомбу .

Вот рассказ В. И. Жучихина о снаряжении шарового заряда РДС-2 на Семипалатинском полигоне капсюлями-детонаторами: "Технология снаряжения та же, что была применена два года назад при испытании первой атомной бомбы... Г. П. Ломинский извлекает из розетки фальшпробку с закороткой и подает ее С. Н. Матвееву . Тот извлекает из специальной тары пробку с боевым капсюлем-детонатором и подает ее Г. П. Ломинскому, который, осмотрев состояние контактных ламе-лек, вставляет боевую пробку в розетку. Фальшпробка устанавливается в тару на освободившееся место. И так устанавливаются все боевые пробки. По традиции первую пробку устанавливает К. И. Щелкин . Лючки в баллистическом корпусе перед снаряжением открывает В. П. Буянов . Он же их закрывает после снаряжения". В отличие от первого взрыва, на этот раз в РДС-2 шаровой заряд помещен в корпус авиабомбы, и следующая бомба - РДС-3 - будет сброшена с самолета, а не взорвана на башне, как первые две. В отличие от первого испытания на башне, при снаряжении заряда боекомплектами не было нового директора КБ-11 - А. С. Александрова . Контролером был только один А. П. Завенягин . В. И. Жучихин выполнял необходимые заключительные операции. В. И. Жучихин и В. П. Буянов, прихватив с собой портативные чемоданчики, в которых были упакованы монтажные инструменты и стенд- эквивалент нагрузки, только было направились к лестнице, как на них зашикали Щелкин и Завенягин и приказали это добро оставить здесь - плохая примета, если что-то уносишь с места работы..."

После успешного взрыва РДС-2 Курчатов , передав всем поздравления Сталина, пригласил руководство вылететь в Семипалатинск самолетом. Как потом выяснилось, на банкет. Щелкин пригласил с собой в самолет рядовых бойцов из "окопа на башне" - Ломинского, Жучихина и Буянова. Эти трое были единственными не начальниками, участвовавшими в историческом банкете. Этот простой и естественный для нормального человека жест - делить с людьми не только трудности, но и радости - многое может сказать о человеке: здесь и уважение к товарищам по труду, и доброжелательность, и порядочность, и справедливость, и благодарность за труд подчиненных.

Ссылки:
1. Испытание РДС-2, 1951
2. Духов Н.Л. в КБ-11
3. Атомный проект - ускорение и перегрузки

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»