Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Духов Н.Л. в атомном проекте: введение

Источник: Книга конструктор Н.Л. Духов и его школа. 

Есть в Челябинске улица Героев Танкограда. И кто же не знает генералов Танкограда (без кавычек, потому что и в самом деле генералы инженерно- технической службы) - директор Зальцман , главный инженер Махонин , главные конструкторы Котин , Трашутин (двигатели) и он - Духов . Но вся известность его заканчивается 1948 годом, когда его перевели "в Москву" на выполнение нового особо ответственного "задания партии и правительства". И все!

В мае 1964 года появляется некролог. Понятно, что это значило по тем временам. По тогдашней табели о рангах некролог в "Правде" заслуживали лишь звезды первой величины. Тогда-то и узнали мы, что Н. Л. Духов, убывший от нас с Золотой Звездой "Серп и Молот" и Сталинской премией, успел заработать еще две Золотые Звезды и пять (!) государственных премий, став одним из самых награжденных людей в стране. За что? Некролог об этом особо не распространялся. Да и потом еще добрых три десятилетия никто нигде о том не проронил ни слова.

А ведь даже книга о Н.Л. Духове вышла - В. Орлов. "Выбор" . Серия "Герои Советской Родины" (М.: Политиздат, 1979 г.). Но в этой первой и до сих пор единственной книге о Духове автор, тепло и со знанием биографических подробностей рассказывая о своем герое, умело и смутно обрывает рассказ все тем же 1948 годом.

"Отыскался след Тараса" лишь в постсоветское время, во времена открытости, когда наши соперники, а вчера еще враги - американцы приглашаются даже в наши святая святых, номерные-голубые города - атомграды. И самый секретник - атомный бомбист Ю. Б. Харитон фотографируется с американскими коллегами в Арзамасе-16 , а отец американской водородной бомбы Э. Теллер фотографируется рядом с советской водородной супербомбой в Снежинске .

Тогда-то и был засвечен Духов в атомном ведомстве, и стало понятно, почему он пропал на 16 лет, до некролога. Был он после 1948 года заместителем главного конструктора ядерного оружия Харитона в Арзамасе-16, а потому также и суперсекретной персоной. А потом и сам стал главным конструктором и научным руководителем научно-исследовательского института, занимавшегося разработкой приборной оснастки ядерного оружия - бомб, ракет, торпед и т. д.

Духов его организовал, поставил на ноги, вдохнул в его коллектив "дух Духова". И по заслугам его этот ВНИИ автоматики в Москве носит имя Н. Л. Духова.

По совокупности заслуг в ядерно-ракетной отрасли Н. Л. Духов вошел в число самых наградных граждан Отечества. По делам и честь! Он по праву внесен в список пионеров атомной эры. О Духове в ядерном ведомстве, абсолютно неизвестном широкой общественности, как и о мало и совсем неизвестных страницах атомной истории страны эта глава.

От составителя.

Памятник ему - дело жизни. В 1948 году произошел существенный поворот в жизни Николая Леонидовича: он был привлечен к работам по созданию отечественного ядерного оружия, проводившимся в КБ-11 .

Вспоминая об этом времени, академик Юлий Борисович Харитон говорил:

"В этот момент у нас уже был сильный коллектив ученых, достаточно вспомнить имена Я. Б. Зельдовича , К. И. Щелкина , Л. В. Альтшулера , В. А. Цукермана , Г. Н. Флерова . "

..." Многое уже в расчетах представлялось более или менее ясным. Однако руководство конструкторской стороной дела было на совсем другом уровне, и нужно сказать, что мы, сами будучи мало искушенными в конструкторских делах, этого до конца не понимали. По-настоящему это понял и разобрался в этом замечательный инженер, начальник Первого Главного управления, руководивший тогда всеми работами, Борис Львович Ванников .

Он поставил вопрос о необходимости привлечения крупных опытных работников в области создания оружия. И в результате его предложения у нас в КБ-11 появились Н. Л. Духов и В. И. Алферов , имевшие большой опыт в области разработки и создания оружия".

Незадолго до прибытия "на объект" Николая Леонидовича в КБ-11 были организационно оформлены два сектора: научно-исследовательский ( НИС ), объединивший лаборатории, теоретиков и внутренние полигоны - лесные площадки, и научно-конструкторский ( НКС ), в состав которого вошли конструкторские отделы, разработчики системы автоматики бомбы и системы инициирования заряда, разработчики приборов автоматики и контрольной аппаратуры. В августе 1948 года научно-конструкторский сектор был реорганизован, и на его основе были созданы два сектора: НКС-1 , который возглавил Н. Л. Духов, и НКС-2, руководителем которого стал В. И. Алферов.

Обратимся к воспоминаниям С. М. Куликова : "На первом месте стояло создание РДС-1 в виде авиационной атомной бомбы, способной применяться с самолета-носителя. В обязанности Духова как начальника конструкторского сектора в качестве основных задач входили:

- разработка баллистического корпуса бомбы и документации на нее;

- разработка самого заряда;

- разработка системы автоматики бомбы;

- создание системы электрического инициирования заряда;

- разработка контрольно-стендовой аппаратуры для системы автоматики и

радиоконтрольной аппаратуры". Конструкторский состав КБ-11 был представлен такими прекрасными специалистами, как Н. А. Терлецкий , С. Г. Кочарянц , В. А. Зуевский (в будущем - главный конструктор ВНИИА ), Д.А. Фишман , В.Ф. Гречишников и многие другие. Они пришли из разных отраслей оборонной промышленности, в каждой из которых была своя система чертежной документации .

Неудивительно, что одной из первоочередных задач стало создание единой системы ведения чертежного хозяйства - без налаживания этой службы нельзя было выходить на серийное производство. Под руководством Н. Л. Духова эта проблема была успешно решена. В. И. Алферов вспоминал, что

"тот порядок, который был установлен благодаря неустанной работе Николая Леонидовича, собственно говоря, явился основой того, что за многие годы, в течение которых живет и развивается наша отрасль науки и техники, живем без тех чрезвычайных происшествий, которые иной раз бывают".

Одновременно с этой деятельностью Духов активно включился в разработку конструкции первой атомной бомбы РДС-1 . Во время работы над РДС-1, над входящими в ее конструкцию устройствами с новой силой проявился талант Николая Леонидовича и его необыкновенная способность вносить ясность в самые запутанные вопросы и находить простые решения сложных, и казалось бы, неразрешимых задач. Н. А. Терлецкий вспоминал:

"При разработке одного весьма хитрого узла у конструкторов возникли серьезные затруднения. Хотя и было предложено много интересных и остроумных вариантов, все они безжалостно отвергались теоретиками и экспериментаторами. И здесь Николай Леонидович вышел победителем: он придумал исключительно простую и надежную конструкцию узла, которая сразу была принята к разработке. Узел этот был назван в его честь - "Дух".

Но не только благодаря незаурядному конструкторскому дарованию Николай Леонидович Духов остался в памяти коллег легендарного КБ-11. Н. А. Терлецкий, говоря о человеческих качествах Духова, отмечал его мягкость, деликатность в обращении с окружающими, что не мешало ему относиться непримиримо к любым недостаткам, нерадивости или формализму: "Он был беспощаден к тем, кто не выполнял его поручений, затягивал и не доводил дело до конца. Тогда он мог отчитать виновного, подчас очень крепко и выразительно, но никогда его разнос не носил характера оскорбления и не ущемлял самолюбия. А уж если Николай Леонидович бывал доволен, то его теплое доброжелательное обращение "старина" воспринималось как знак особого расположения".

"Духов очень любил всевозможные технические новинки самого различного назначения. Когда в нашей стране впервые начали выпускать долгоиграющие пластинки, Николай Леонидович тут же привез из Москвы несколько штук и с большим увлечением демонстрировал их. У него был отличный по тем временам рижский радиоприемник "Латвия".

Обладая глубокой музыкальной культурой, Николай Леонидович очень любил слушать классическую музыку. Сам же он неплохо играл на пианино, которое стояло у него в коттедже в Арзамасе-16 .

Уже переехав в Москву, Духов увлекся кинолюбительством . У него была хорошая немецкая кинокамера, но ему очень хотелось достать более совершенную японскую. И вот однажды в конце работы он позвонил мне и попросил зайти к нему. Достав из стола какой-то небольшой предмет в черном кожаном чехле, Николай Леонидович с хитрым видом протянул его мне. Это была маленькая японская восьмимиллиметровая камера, о которой он всегда мечтал. Надо было видеть, с каким увлечением Николай Леонидович объяснял мне устройство этой дорогой и сложной камеры. Он любовался ею, словно это было редкое произведение искусства!"

Для Николая Леонидовича все эти увлечения служили отдыхом от той огромной напряженной работы, которой он беззаветно отдавал все свои силы и знания.

В процессе работы над конструкцией бомбы Духов так же, как и при создании танков, с исключительным вниманием относился ко всем замечаниям и пожеланиям, не делил их на "мелкие" и "серьезные" - для него они все были серьезными. Все рассматривалось внимательно и глубоко, каждая формулировка текста тщательно отшлифовывалась.

Работавший с ним Д. А. Фишман считал: "По существу, если кратко сформулировать и охарактеризовать его деятельность, то можно сказать следующее: Николай Леонидович - выдающийся конструктор нашей страны, Николай Леонидович - один из первопроходцев по части конструирования в нашей отрасли оборонной техники, Николай Леонидович - наш учитель. Чему мы, прежде всего, учились у него? Это мудрости конструирования, солидности конструирования, демократичности конструирования и обстоятельности при конструировании".

Разработка принципиально новых конструкций, отсутствовавших в отечественной практике, развитие новых технологических направлений, необходимых для изготовления ядерных зарядов и ядерных боеприпасов, организация специализированного производства, постановка на производство изделий и приборов, стимулирование в интересах создания ядерного оружия расчетных методик, вычислительной техники, материаловедения - все это стороны многогранной деятельности Николая Леонидовича Духова, который по праву может считаться основателем конструкторской школы по ядерным боеприпасам.

Завершающим этапом разработки любого оборонного изделия является этап проведения государственных испытаний. Николай Леонидович Духов принимал самое активное участие в этой ответственной работе. Он был заместителем председателя специальной группы К. И. Щелкина , которой поручались разработки программы действий на полигоне и программы проведения тренировочных опытов, а также осуществление оперативного контроля за ходом подготовки к испытаниям во всех подразделениях и службах КБ-11.

Помимо этого, Духов руководил изготовлением макета РДС-1 в одну пятую натуральной величины для представления его руководству Первого Главного управления и возглавлял группу специальной сборки и установки плутониевого заряда .

29 августа 1949 года состоялось испытание первой отечественной атомной бомбы - сложнейшая задача, стоявшая перед теоретиками, исследователями, конструкторами, испытателями и производственными работниками, была успешно решена (см. фото Духов на ядерном полигоне)

Основным руководителям атомного проекта были присвоены звания Героя Социалистического Труда и Сталинская премия. Это была уже вторая Золотая Звезда Героя для Николая Леонидовича, первую он получил за новые танки.

РДС-1 была тяжела и громоздка; не бьиа полностью отработана автоматика, и поэтому сразу после успешного испытания на полигоне началась активная работа по ее совершенствованию.

Н. Л. Духов, возглавивший ставший вновь единым в результате реорганизации конструкторский сектор КБ-11, в который вошла группа Алферова, переведенного на другую работу, руководил подразделениями, работавшими над вариантами РДС-1 и над созданием новых образцов оружия.

Следующим крупнейшим достижением КБ-11 стало создание и успешное испытание 12 августа 1953 года водородной бомбы РДС-6с , за участие в работе над которой Николай Леонидович в третий раз был награжден Золотой Звездой "Серп и Молот" - получил звание Героя Социалистического Труда.

В том же 1953 году Н. Л. Духову была присуждена ученая степень доктора наук, и он был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР В этот период в конструкторском бюро велись работы по изучению способов нейтронного инициирования ядерных зарядов. В процессе этих работ к ним был привлечен завод N 25 МАП (Министерство авиационной промышленности).

Ссылки:
1. Танковая промышленность СССР
2. ДУХОВ Н.Л. В АТОМНОМ ПРОЕКТЕ

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»