Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Создание первой системы ПРО

Создано новое поколение противоракет, впитавшее в себя новые конструкционные материалы, выдерживающие большие тепловые и прочностные нагрузки; радиационно-стойкие инерциальные системы и системы газоструйного управления; бортовые быстродействующие вычислительные устройства и компоненты управления. При отработке противоракет, начиная с В-1000 в системе "А" , разработчик ракет вынужден был "доводить" ее в контуре управления, т.е. при работе всех элементов системы ПРО и ее боевой программы. Это сложнейшая задача по отработке взаимодействия разнородных элементов, объединенных в единую систему. Насколько этот процесс сложен и трудоемок, показано в книге "Петр Грушин" :

"12 мая 1960 года очередной старт В-1000 прошел нормально. Всем, наблюдавшим за полетом ракеты с земли, было хорошо видно, что ракета выполняет команды, которые передаются на борт ракеты. Однако через несколько секунд сигналы с ракеты неожиданно прекратились, а наземным наблюдателям довелось стать свидетелями очередного феерического зрелища разрушения ракеты в полете.

Несколько минут паузы на командном пункте, мыслей вслух, как обычно высказываемых в подобных случаях. Поиск крайнего - дело неблагодарное, особенно в первые секунды и при минимуме информации. Находившийся на КП заместитель Грушина по испытаниям Григорий Филиппович Бондзик уже мысленно готовил слова, которыми он испортит праздничное, после первомайского уничтожения У-2 , настроение Грушина.

"Заместитель Главного конструктора Г.Ф. Бондзик, привыкший во всех неполадках винить радистов, приуныл, - вспоминал Г.В. Кисунько. - Радио не тот рыжий, на которого можно свалить поломку ракеты. Придется ждать, пока доставят телеметрические данные. Но вскоре на КП вбегает зам. Главного конструктора B.C. Бурцев (будущий академик), обращается ко мне и начальнику полигона С.Д. Дорохову:

"Товарищи генералы, ракета не виновата. Вот посмотрите на график, выведенный ЭВМ: из-за какого-то сбоя машина на короткое время выдала вместо заданной программы сильно увеличенную команду. Видно, из- за этого произошел заброс рулей, ракета получила аварийную перегрузку и разрушилась".

В этой же книге мы находим в телеграфной форме хронологию одного из этапов отработки противоракеты В-1000 :

"Впрочем, начало новой серии перехватов протекало драматически - мишень и ее перехватчик никак не могли оказаться на требуемом расстоянии друг от друга. Раз за разом стартовали мишени, раз за разом они падали на землю без каких-либо полученных при перехвате повреждений.

8 декабря - не поступила команда на пуск В-1000 из-за короткого замыкания одной из ламп ЭВМ.

10 декабря - у стартовавшей к мишени противоракеты отказал программный механизм.

17 декабря - произошла неисправность блока питания приемника в радиолокаторе точного наведения.

22 декабря - ошибся оператор радиолокатора дальнего обнаружения.

23 декабря - не запустилась маршевая двигательная установка противоракеты.

31 декабря - при переходе в режим точного наведения из-за ошибки оператора пропал сигнал сопровождения цели радиолокатором.

13 января - пропал сигнал установленного на противоракете ответчика.

Тем временем осторожные свидетели из многоликого "племени непричастных" к работам по системе "А" занялись привычным для себя делом, сигнализируя наверх о том, что стрельба "снарядом по снаряду", по-видимому, может стать бесконечной..."

Но наступило 4 марта 1961 года , когда был положен конец всем сомнениям, и полетела в Москву шифротелеграмма следующего содержания (текст приводится по книге "Петр Грушин").

Таким образом, впервые в отечественной и мировой практике продемонстрировано поражение средствами ПРО головной части баллистической ракеты на траектории ее полета. Да, спустя четыре года после начала работ по системе "А" долгожданное событие произошло. Не озабоченные историчностью совершенного, участники этой победы вряд ли предполагали, что когда-нибудь оно займет место в числе многих других великих научно-технических достижений XX века - запуска искусственного спутника Земли, полета первого космонавта...".

При этом все участники работ прекрасно понимали, что при задании работ по созданию системы противоракетной обороны не все было гладко и до конца продумано, не всегда риск полностью оправдывался. Весьма поучительна в этом плане, на мой взгляд, история с Григорием Васильевичем Кисунько и созданием системы А-35 . В книге М. Первова "Системы ракетно-космической обороны создавались так" , оценивая ситуацию с Григорием Васильевичем Кисунько, я писал:

"При оценке личности и роли генерального конструктора Григория Васильевича Кисунько в решении проблем противоракетной обороны высказано немало домыслов, а сами оценки содержат подчас полярные суждения. Думается, к этим вопросам следует подходить всесторонне и объективно.

Без сомнения, Григорий Васильевич был выдающимся ученым и конструктором. Он сыграл также одну из выдающихся ролей в организации гигантской кооперации предприятий, что позволило решить сложнейшую задачу создания боевой системы. Это был талантливый, всесторонне развитый человек, способный увлечь за собой любой коллектив. Безусловно, это была яркая личность!

Однако проблема противоракетной обороны оказалась настолько сложна, что даже ему не удалось избежать серьезного просчета. Вырабатывая принципы и основные технические решения, он не сумел спрогнозировать развитие баллистических целей, с которыми предстояло бороться его системе. Это привело к тому, что боевые возможности системы А-35 при появлении средств преодоления ПРО снизились до нуля. Даже после проведенной модернизации возможностей системы недоставало для того, чтобы парировать развитие средств нападения с требуемой эффективностью.

На мой взгляд, в этом ошибка генерального конструктора и суть сложившейся вокруг него конфликтной ситуации.

И все же Григорий Васильевич Кисунько останется в истории великим ученым и конструктором".

Несомненно, что эту ошибку вместе с генеральным конструктором должен взять на себя и генеральный заказчик. Это наглядная иллюстрация к вопросу, всегда ли был оправдан риск? Думается, что закрывать глаза на допущенные промахи и просчеты не гоже. Уроки извлекать из них надо, и это будет правильно. Главное понять, в чем объективная причина допущенного просчета? А это сделать, к сожалению, бывает подчас крайне сложно. Как правило, честь мундира бывает существенно дороже. Не всегда у разработчика, да и заказчика, хватает мужества признаться в допущенных просчетах.

Интересную оценку, на мой взгляд, на этот счет высказал Владислав Георгиевич Репин :

"К сожалению, в тот период Г.В. Кисунько не проявил свойственного ему технического мужества. Насколько я могу судить по многочисленным беседам и обсуждениям с ним особенностей и последствий принципиального изменения целевой обстановки при переходе от простых к сложным целям, он хорошо понимал их и отдавал себе отчет, что ни создаваемая подмосковная система ПРО А-35, ни разрабатываемая в проекте "Аврора" система территориальной обороны как по принципам построения, так и по составу технических средств не адекватны этим изменениям. Наверное, было бы правильным ему самому, используя свой громадный и, безусловно, заслуженный технический авторитет, на время остановиться и попросить отсрочки проекта для пересмотра как требований к системе ПРО в сторону их реализуемости, так и разработки действенных технических путей (архитектуры системы, информационных и поражающих средств, алгоритмов и т.д.) реализации этих требований. Однако этого не было сделано, и в первой половине 1968 года проект "Аврора" территориальной системы ПРО был представлен на рассмотрение междуведомственной комиссии Вотинцева (под председательством только что назначенного командующего войсками ПРО и ПКО Ю.В. Вотинцева...)".

Довольно обоснованные суждения на эту тему высказывает один из патриархов заказывающего управления генерал-майор Петров Николай Иванович .

Предоставим ему слово:

"Многолетний опыт работы в системе заказчика позволяет мне утверждать следующее. В связи с огромным объемом и сложностью работ, возложенных на руководителей любого уровня, они не в состоянии единолично принимать правильные решения без предварительной проработки и подготовки их непосредственными исполнителями из состава подчиненных коллективов.

Иногда имевшие место случаи не следовать этому золотому правилу заканчивались печальными последствиями.

Как правило, наиболее ответственные и дорогостоящие технические решения принимались в заказывающем управлении. Тот или иной руководитель до принятия решения имеет широкие возможности выслушать мнения не только ведущих инженеров из своего подразделения, но и пригласить специалистов по этим вопросам из военных представительств, военных институтов, полигонов и войсковых частей, а также специалистов из организаций промышленности. При таком подходе к вопросу принятия решения гарантируется правильность его решения и резко возрастает авторитет руководителя и самоутверждается его мудрость.

Кстати говоря, этому правилу всегда следовал Г.Ф. Байдуков будучи начальником 4 ГУМО .

Такие поступки помимо уважения и повышения авторитета начальника воспитывали у подчиненных чувство собственного достоинства и осознания приносимой пользы.

Теперь приведем один из примеров действий заказчика при принятии ответственных решений во взаимодействии с организациями промышленности.

После завершения этапа успешного перехвата головной части БР системой "А" на полигоне Балхаш по заданию генерального заказчика коллектив разработчиков под руководством генерального конструктора Г.В. Кисунько приступил к разработке аванпроекта боевой системы противоракетной обороны Московского промышленного района.

Такой проект был разработан, и в процессе его рассмотрения у заказчика генеральный конструктор Г.В. Кисунько продемонстрировал схему состава и размещения средств системы ПРО А-35 . Все участники совещания были потрясены увиденным. Оказывается, в основу проекта и для дальнейшего проектирования системы положен принцип поражения цели, реализованный на полигоне системы комплекса "А", т.е. принцип определения координат цели и противоракеты (ПР) методом трех (четырех) дальностей.

Действительно этот метод имеет одно неоспоримое преимущество - это высокая точность определения координат, и он может быть использован для подтверждения высказывания Н.С. Хрущева: "Мы можем сбивать муху в космосе".

В самом деле, на этой схеме было нарисовано (по памяти) 48 радиолокаторов обнаружения цели и 96 радиолокаторов наведения противоракет. При этом по каждой парной цели (головная часть ПР и корпус последней ступени БР противника) в боевом цикле должны работать четыре РКЦ и восемь РКИ. Из этого следовало, что нарисованное количество средств должно обслужить 14 парных целей. Количество целей в наряде могло изменяться в широких пределах. Это на данный момент. А в последующем, пока будет создаваться эта система, их количество может быть другое. Это, во-первых.

Во-вторых, в странах, обладающих БР, появилась тенденция к развертыванию средств радиопротиводействия радиолокационным средствам со стороны БР, и были начаты их разработки. Было ясно, что в недалеком будущем радиолокационные средства ПРО встретят в полете не парные цели, а головные части, прикрытые средствами радиопротиводействия.

В-третьих, такое перенасыщение радиосредств в Подмосковье ставит под сомнение их совместную работоспособность без взаимных влияний. Но самое важное обстоятельство состоит в том, что количество радиотехнических средств, а также средств коммуникаций, связи, дорог, стартовых позиций, баз и арсеналов, ремонтных органов и жилых городков было такое, что на создание их не хватило бы никаких бюджетов страны. То есть предложения по созданию такой системы были нереализуемы ни по затратам, ни по срокам. А эффективность такой системы с учетом вышеперечисленных обстоятельств была более чем призрачна.

Автор книги "Системы ракетно-космической обороны создавались так" Михаил Первов привел краткий диалог двух работников заказчика при рассмотрении схемы размещения средств системы:

"Внимательно рассмотрев схему, один из работников заказывающего управления негромко сказал стоящему рядом коллеге:

- Прямо какой-то сказочный радиогород. Фантастика, да и только.

Коллега подхватил:

- Не осилить такую махину без Лаврентия Палыча . Никак не осилить".

Эту справедливую оценку выразили Константин Александрович Трусов - заместитель начальника заказывающего управления и его коллега - Николай Федорович Червяков - тоже заместитель, но уже начальника Главного заказывающего управления. А ссылка последнего на Лаврентия Палыча была далеко не безобидной. Н.Ф. Червяков хорошо знал этого всесильного чиновника. И при согласии с этими предложениями заказчика работы по их реализации могли быть начаты. Последствия могли быть непредсказуемые даже в ходе этих работ. Можно было предугадать, что всю ответственность генеральный конструктор переложил бы на заказчика:

"Я исполнитель воли заказчика, который согласился с моим техническим решением". Такое с ним случалось не раз.

Подробно рассмотрев материалы проекта и все материалы испытаний системы "А", с учетом проводившихся работ по созданию СБЧ в интересах ПРО, заказчик вынес отрицательный вердикт по представленному аванпроекту создания системы А-35 . В то же время предложил рассмотреть возможность создания системы на базе комплекса перехвата в одностационарном варианте определения координат цели и ПР.

Но генеральный конструктор с такими выводами заказчика не согласился и обратился к командующему войсками Московского округа ПВО П.Ф. Батицкому с жалобой на заказчика и попросил рассмотреть его предложения. П.Ф. Батицкий посмотрел материалы и тактично посоветовал генеральному конструктору проявить внимание к предложениям заказчика. После этой встречи П.Ф. Батицкий пригласил к себе К.А. Трусова, долго и внимательно его слушал по содержанию предложений генерального конструктора и заказчика. В результате окончательно утвердился в своем отношении к этой системе. Похоже, что в данном случае не оказал содействия генеральному конструктору и его самый высокий покровитель.

Вообще следует заметить, что судьба этой системы в ходе ее разработки и создания была чрезвычайно сложной и порой драматичной.

Истины ради следует отметить, что хотя заказчик и отверг предложения головной организации ОКБ-ЗО о создании системы А-35 в ее первичном составе, однако, в последующем после положительной защиты эскизного проекта системы А-35 в ее новом составе и с другими характеристиками заказчик был исключительно последовательным в части неуклонной реализации всех научно-технических решений, заложенных в утвержденный эскизный проект. И не раз вставал в защиту создания этой системы.

Драматичность создания этой системы определялась двумя (объективным и субъективным) факторами. Объективный фактор - это чрезвычайная сложность научно-технической проблемы и отсутствие уверенности у всех (в том числе и у разработчиков) в кардинальном решении задачи защиты страны или даже отдельного района от БР. Субъективный фактор определялся сложившимися на тот момент обстоятельствами.

Почему я пишу об этом? Да потому, что заказчик в этих обстоятельствах в этот сложный период занимал ключевую, объективную и последовательную позицию. Последующие события показали правильность этой позиции. Во- первых, Г.В. Кисунько своими фантастическими предложениями в аванпроекте на систему А-35 насмерть перепугал всех и вся. Всем стало ясно, что создание такой системы нереально по экономическим соображениям.

Затраты на ее создание не поддавались подсчету. А предназначалась оборона только одного города Москвы с призрачной эффективностью. И этими предложениями Г.В. Кисунько сам привлек недоброжелательных конкурентов. Ведь с самого начала академики А.А. Расплетин и А.Л. Минц выступили против замыслов Г.В. Кисунько на эту тему. А тут, откуда ни возьмись, еще вылез на свет божий академик В.Н. Челомей под патронажем своего высокого покровителя со своими бредовыми, но на первый взгляд привлекательными предложениями построить совсем дешевую, эффективную систему ПРО для защиты всей территории страны. Ну, кто откажется от таких предложений?

К подателю этих предложений присоединились еще два академика - давние "друзья" Г.В. Кисунько - это академик А.А. Расплетин и академик A.Л. Минц. Итак, три академика под патронажем всевышнего против одного академика - члена корреспондента. У руководителя этой великолепной тройки - академика В.Н. Челомея, предлагавшего создать дешевую, эффективную и всеобъемлющую ПРО, за душой никаких научных, экспериментальных и технических наработок по этой проблеме не было. И не было опыта работы у его коллектива по этому направлению. Тем не менее, В.Н. Челомей представил заказчику свой аванпроект.

Председателем Государственной комиссии по рассмотрению аванпроекта Челомея был первый заместитель Главнокомандующего Войсками ПВО мужественный генерал-полковник авиации Георгий Васильевич Зимин . Я имел несчастье быть членом этой комиссии и возглавлял группу по рассмотрению материалов проекта в части пунктов наведения, подлежащих размещению по всему побережью Ледовитого океана. Помню по памяти, что в этих материалах никаких серьезных проработок не было, были какие-то наброски голых идей. И комиссия в целом по проекту "Таран" сделала отрицательные выводы. В результате заказчик однозначно определил и изложил свою позицию в пользу продолжения создания системы А-35 в соответствии с утвержденным на нее эскизным проектом.

В те времена ходил в народе такой афоризм: "Чтобы начать какое-то дело, надо как минимум выпустить постановление ЦК КПСС и СМ СССР. А чтобы это дело приостановить, достаточно пустить слух". Точно так получилось и в этом случае. Сначала шли слухи о том, что академик В.Н. Челомей собирается сделать дешевую и эффективную систему ПРО страны, а затем последовали серии совещаний и переговоров на самом высоком уровне, затем появились так называемые "проекты", в которых никто не мог ничего понять, кроме благих заверений и обещаний.

Тем временем работы по созданию системы А-35 стали затухать. Финансирование этих работ сократилось, строительная кооперация стала разваливаться. Так было до начала распада субъективного фактора - патронажа над генеральными конструкторами. Да к тому же и назначенный генеральным конструктором В.Н. Челомей , наконец, осознал, что дешевую ПРО ему не построить, потребуются фантастические затраты, не говоря уже о ее неэффективности.

В конце 1964 года генеральному конструктору Г.В. Кисунько было предложено форсировать работы по системе ПРО А-35.

Таковы в общих чертах были события в рассматриваемый период вокруг проблемы создания системы противоракетной обороны. Заказчик в процессе этих событий занимал последовательную и, на мой взгляд, правильную позицию. Почему? Вовсе не потому, что считал, что проблема ПРО может быть решена системой А-35. Он был далеко не такого мнения. Проблема эта является архисложной и таковой остается до настоящего времени. А поскольку во многих странах существуют баллистические ракеты как средства нападения, то, без всякого сомнения, все усилия должны быть сосредоточены на поиске средств и методов борьбы с ними. Этот поиск должен проводиться во всех областях науки и техники с оценкой эффективности различных физических принципов и не только в плане поисковых научно-исследовательских работ, но и в плане создания образцов средств. В каких масштабах и объемах - это должно решаться в каждом отдельном случае в зависимости от научно-технической целесообразности, экономических возможностей и оборонной необходимости. При этом обязательно должна быть проявлена забота о сохранении работоспособной кооперации научных, конструкторских организаций и предприятий- изготовителей средств. Вот этими принципами постоянно руководствовался заказчик систем РКО".

Конечно, надо признать, что Николай Иванович дал довольно мягкую оценку состоянию дел и позиций заказчика в процессе принятия решения по созданию боевой системы противоракетной обороны А-35. Вина заказывающего управления была значительно более существенна, и от этого никуда не уйти. Нести за это крест моральной ответственности придется еще долго.

Мы не судим слишком строго, мы просто пытаемся дать объективную оценку, прекрасно понимая, что таков удел всех первопроходцев! А в области ПРО это были, что ни на есть, самые первые проходцы, которые шли навстречу неизведанному зачастую в полной темноте, уповая на предыдущий свой опыт и интуицию. Они были мужественные люди, готовые положить голову на плаху во имя защиты своей Родины. И это не высокопарные слова. Это - сущность жизни того поколения великих граждан своей страны!

Вместе с тем, к большому сожалению, даже этим великим людям не всегда удавалось удержаться в рамках объективных оценок достигнутого результата и признаться в допущенных просчетах. Понять их можно. Слишком сложной оказалась задача и слишком слаб был производственный, в том числе и кадровый, потенциал в стране.

И еще хотелось бы подчеркнуть одно обстоятельство, которое почему-то не находит отражения в воспоминаниях участников тех дел. Мне представляется, что довольно злую шутку с разработчиками систем РКО сыграла некоторая эйфория, которая прочно сидела в сознании основных исполнителей после работ по системе С-25 . Безусловно, опыт разработки системы С-25 давал колоссальный объем знаний разработчикам последующих систем, в том числе и систем ПРО. Но внедрить адекватную систему организации работ, как при создании системы С-25, было уже невозможно.

Страна была уже другая. Поэтому сроки создания "поползли" вправо. Система ПРО А-35 не была создана в установленный срок, так же как и все последующие системы РКО. ЦК и Правительство принимали жесткие постановления, устанавливали так называемые мобилизирующие сроки, но в новых реалиях это не спасало. Для иллюстрации на графике показано, как директивные органы планировали сроки и ресурсное обеспечение и каковы были реальные возможности оборонной промышленности по реализации этих планов. Расхождения по срокам доходили до 15-17 лет. Такова объективная реальность, и мне кажется, не надо закрывать на это глаза.

Ссылки:
1. ПРЕОДОЛЕНИЕ СЛОЖНОСТЕЙ - ПАРАДИГМА РКО

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»