Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Полет Николаева и Поповича на "Востоке-3" и "Востоке-4"

Источник: Книги Черток Б.Е.- Ракеты и люди

В конце декабря 1961 года Главком ВВС по инициативе Каманина и Руденко обратился в ЦК КПСС - именно в ЦК, а не в ВПК - с предложением о наборе нового отряда космонавтов , в том числе и пяти женщин .

Министр обороны Малиновский , его заместитель Гречко , начальник Генерального штаба Захаров очень ясно давали понять, что "Востоки" им не нужны. Королев вместе с Келдышем должны были маневрировать - идти на сближение с ВВС , но в то же время доказывать высшим военным руководителям - маршалам "от инфантерии" (так любил шутить над высоким военным начальством полковник Цыбин ), что космонавтика необходима обороне.

- Кто же убедит Малиновского, что теперь и бабам пора лететь в космос? - задал явно провокационный вопрос Королеву Цыбин.

- Этим пусть занимаются твои друзья Каманин и Руденко. Нам пора брать отбор и подготовку в свои руки.

Создание всей техники было так или иначе в сфере власти Королева и Совета главных. А вот отбор и подготовка космонавтов с самого начала пошли мимо. Это Королева раздражало. Теперь вот еще заставят пускать женщин! В феврале 1962 года началась подготовка к совместному полету двух космических кораблей . Это предложение Королева было очень активно поддержано Устиновым . Стимулом к такому полету послужили первые успехи американцев. Джон Гленн 20 февраля совершил наконец трехвитковый полет на космическом корабле "Меркурий" после семи неудачных попыток старта. От Келдыша на очередном совещании по МВ я услышал, что предложение о совместном полете Устинов поспешил доложить Хрущеву и тот попросил всячески это ускорить, чтобы еще сильнее "утереть нос" американцам и доказать всему миру, что они от нас безнадежно отстали. Основными кандидатами для подготовки к двойному полету ВВС отобрали Николаева и Поповича . Я получил от Королева указание обеспечить надежную связь между кораблями в полете и чтобы "земля" слушала их переговоры. Не ограничиваясь этим, Королев при мне звонил Быкову и объяснял, насколько это важно. Мы начали совместные проработки с радистами, антенщиками и службами в/ч 32103 .

Прежде всего требовалась четкая работа наземных служб на НИПах и на телефонных каналах Министерства связи, которые на время космического полета передавались Министерству обороны. Для большинства из нас, ближайшего окружения Королева, споры, разгоревшиеся вокруг продолжительности предстоящего полета Николаева и Поповича, казались несерьезными. Королев и Келдыш настаивали на трехсуточном полете. ВВС в лице Каманина яростно отстаивали суточный вариант и только при хорошем самочувствии космонавтов - продление полета до двух суток. В начале июля Бармин заверил, что до 1 августа первая площадка после профилактики будет готова к работе. Пуск Николаева и Поповича можно планировать на август. Королев по этому поводу собрал совещание, на котором были Бушуев, Феоктистов, Раушенбах и я. От ВВС участвовали Каманин, Карпов и Яздовский. СП рассказал о встрече с Хрущевым.

- Он - за трехсуточный вариант. Когда Каманин стал возражать, СП быстро завелся и в повышенном тоне начал упрекать его в том, что ВВС раздули саморекламу, а Гагарина и Титова загоняли по заграницам.

- Для "Союза" мы будем готовить своих людей, - сказал Королев.

По моему мнению, СП наговорил много лишнего. Нам не следовало портить отношения с ВВС. Впрочем, можно понять раздражение Королева . Весь мир славит Гагарина и Титова. В путешествиях их сопровождает генерал Каманин, на людях показываются другие военные в летной форме и военные врачи, а о Главном конструкторе ни слова! Но это была вина не ВВС. Такова была политика ЦК КПСС . Даже КГБ обязан был строго следить за исполнением партийной директивы о полной обезличке создателей космической техники. Поддерживая Королева, я заверил, что по запасам электропитания мы сможем обеспечить продолжительность полета до семи суток, а при экономном режиме - до десяти. Бушуев подтвердил, что по жизнеобеспечению тоже есть двойной запас. Раушенбах поддержал Королева, мотивируя тем, что опыт по суточному полету уже есть, запасы рабочего тела для ориентации остались, трехсуточный полет даже с упражнениями по ручному управлению можем гарантировать.

16 июля Смирнов собрал заседание ВПК по вопросу о пуске двух "Востоков". По предложению Келдыша вначале заслушали сообщение Вернова о радиации, возникшей в космосе в связи с американским ядерным взрывом в космосе по программе "Аргус" . Вернов заверил, что через пять-десять дней радиационная обстановка будет обычной. Споры вокруг продолжительности полета разгорелись с такой силой, что в перерыве Смирнов собрал у себя "узкий круг". Спор закончился поручением Королеву "рассмотреть, согласовать и еще раз доложить". Спор между ВВС и ОКБ-1 был, с моей точки зрения, пустой тратой времени. Вместе с Бушуевым мы предложили СП помириться на том, что мы, в зависимости от самочувствия космонавтов, можем посадить их через сутки или хоть на втором витке. Но он нас отругал:

- Это не форма, а принцип. Мы должны диктовать свои условия, а вы - соглашатели.

Королев организовал встречу с космонавтами и утвердил без колебаний полетное задание продолжительностью до трех суток. По настоянию Королева мы подготовили и 28 июля запустили "Зенит-2" , чтобы до двух пилотируемых пусков еще раз убедиться в надежности носителя. В первых числах августа в Тюратаме еще стоит жара. Все жилые площадки заполнились слетевшимися представителями ведомств, служб и предприятий. Впервые график пусков предусматривал непрерывную работу на старте в течение трех дней.

Первый день - подготовка к пуску Николаева ,

второй день - осуществление пуска и начало подготовки к пуску Поповича

третий день - пуск Поповича.

Без отдыха предстояло работать трое суток. Но никто не роптал.

7 августа на Госкомиссии торжественно утвердили экипажи. Дублером Николаева для "Востока-3" утвердили Быковского , а дублером Поповича - Комарова . Здесь я впервые увидел Комарова. Он относился к тому типу людей, которые вызывают доверие и симпатию с первой встречи. От своих коллег он отличался "взрослостью". Вывоз на старт носителя с "Востоком- 3" был назначен на 7 часов вечера, в расчете на работу по подготовке прохладной ночью. Однако в урочное время Королев вместо согласия на вывоз дал команду на корабле "Восток-3" заменить шайбу, которая, по признанию монтажника, присланного фирмой Семена Алексеева, была где-то в креплении кресла поставлена ошибочно. Все собравшиеся на вывоз получили полное удовлетворение от демонстративного разноса, который Королев учинил инженеру и монтажнику алексеевской фирмы . При этом он ни слова упрека не бросил в адрес главного конструктора Алексеева . Обращаясь к нему в конце разноса, он только сказал:

- Чтобы я их больше здесь не видел. Но все закончилось благополучно. Никто не был изгнан, и те же люди готовили следующее кресло. Далее все прошло по расписанию. 11 августа в космос был выведен "Востока-3" с Николаевым , а через сутки, 12 августа, на орбиту благополучно вышел "Восток-4" с Поповичем . Связь с космонавтами велась с нашего КП, расположившегося по соседству с МИКом в трехэтажном служебном здании полковника Кириллова . Поддерживал ее в основном Гагарин . Мне нравилось его спокойствие и умение находить нужные слова в довольно нудных, но обязательных переговорах, когда надо было по интонации и тембру голоса определять самочувствие космонавтов. Ведь никакого ЦУПа с системами обработки и отображения информации тогда мы не имели. Источником оперативной информации "в реальном времени" был сам космонавт. Только через три-четыре часа после сеанса связи мы получали возможность уточнить состояние систем на кораблях, проявив в фотолаборатории десятки метров телеметрической кинопленки. Горячие споры разгорелись по вопросу о продлении полета Поповича до четырех суток. Вначале согласились сажать обоих космонавтов по программе: Николаева - после четырех суток на 65-м витке и Поповича - после трех на 49-м. Однако даже в таком, казалось бы, простом вопросе: "Продлить ли еще Поповичу полет на четвертые сутки?" - Смирнов и Королев не взяли на себя ответственности и решили доложить Хрущеву . Хрущев спокойно ответил, что если по технике и самочувствию Поповича нет замечаний, то ". . . почему мы должны его обижать? Запросите и, если он желает и может летать дольше, разрешите ему полет на четвертые сутки". Таким образом, ответственность временно переложили на Хрущева. Аналогично поступил и маршал Руденко . Он доложил маршалу Гречко , который тоже не возражал против четырех суток для четвертого по счету космонавта. Госкомиссия собралась еще раз. Королеву, Каманину и Гагарину поручили переговорить с Поповичем и выяснить его самочувствие. Павел Романович , пародируя Воскресенского , бодро ответил, что самочувствие превосходное - "перьвый сорт!" После этого решено было снова доложить "наверх" и Смирнов снова связался с Хрущевым и Козловьм . И еще раз Хрущев дал свое согласие.

Однако Попович сам себя лишил четвертых суток. На третьи сутки полета он сообщил, что температура и влажность снизились до предела нормы. Температура в корабле составляла всего 10 градусов. После этого сообщения медики заволновались и попросили немедленной посадки. Как быть? Только что согласовали с Хрущевым и Гречко четвертые сутки и вдруг можем даже не долетать и трех. Может быть, полет и был бы продлен, но неожиданно от Поповича поступило сообщение: "Наблюдаю грозу". "Гроза" была условным кодом, означавшим, что тошнота дошла до рвоты. Никому и в голову не пришло, что речь идет о настоящей грозе. Волнение на КП началось такое, что разговоры о четвертых сутках прекратились, несмотря на то, что на повторный запрос о "грозе" Попович ответил: "Наблюдал метеорологическую грозу и молнию". 15 августа произвел посадку майор Николаев после четырехсуточного полета и через шесть минут в том же районе благополучно приземлился подполковник Попович после трех суток полета. По докладам с места посадки, оба космонавта чувствовали себя отлично. Итак, мы обогнали американцев на целых 60 витков. Несмотря на подготовку очередного "Зенита-2" и пусков по Венере, первый из которых должен был состояться 25 августа, мне было разрешено на три дня вылететь в Москву на торжества по встрече Николаева и Поповича с условием не позднее 18-го быть снова на полигоне. Обо всем, что было связано с пусками по Венере и Марсу во второй половине 1962 года , я пишу в других главах.

Ссылки:
1. Военные призывают к изменению системы испытаний ракетно-космических систем
2. ГРУППОВОЙ ПОЛЕТ В КОСМОС 1961
3. Политика и пилитируемые космические полеты
4. "ВОСТОК"- ОРБИТАЛЬНЫЕ КОРАБЛИ СССР
5. Дуэт в космосе [Войнович В.Н. поэт-песенник]

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»