Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Отец Ларин продолжение

Когда я подросла, стала понимать, что отец - человек яркой оригинальной индивидуальности, смелой мысли и смелых решений, богато одаренный.

Партийные дисциплинарные рамки давались ему нелегко. Сразу после Октябрьской революции он выступил на заседании ЦИКа с требованием свободы печати, "поскольку она не призывает к погромам и мятежам". В ноябре 1917 г вместе с Каменевым, Милютиным, Зиновьевым, Рыковым, Ногиным и другими большевиками стоял за образование коалиционного правительства. Был сторонником большей самостоятельности профсоюзов. Подписал "буферную" платформу вместе с Троцким. Бухариным, а также с Дзержинским и будущим членом Политбюро А.А. Андреевым, о чем вспоминать у нас не принято. Все это мне стало известно и по историческим материалам, и по беседам между отцом и его товарищами, которые я слышала позже.

Его особенно интенсивная деятельность в период гражданской войны и военного коммунизма проходила у меня на глазах. В то время мы жили в триста пятом номере гостиницы "Метрополь" . И хотя отец часто выезжал то в ВСНХ, то во ВЦИК, то в Совнарком, его кабинет, стены которого были сплошь уставлены книжными шкафами, был в квартире, а рядом, в соседней комнате, расположился секретариат. Все было сделано для облегчения работы Ларина. Он был членом Президиума ВСНХ и Госплана, ведал отделом законодательных предположений при комиссариате труда, руководил экономическим отделом ВЦИК.

Весной 1918 года был введен в состав делегации, которая составляла дополнительные к мирному договору экономические и правовые соглашения и т.д.

Президиум ВСНХ часто заседал у него в домашнем кабинете. Работа шла интенсивная. Вырабатывался план налаживания экономической жизни страны. Верхняя одежда приходивших на заседания не умещалась на вешалке и лежала горой на полу, в прихожей. Впоследствии Г.И. Ломов вспоминал: "Кабинет Ларина представлял собой комнату, битком набитую народом, делегациями, в большинстве рабочих, пробиравшихся отовсюду. Большую часть вопросов мы решали вместе с ними, причем в решении этих вопросов на первых порах очень часто принимали участие и товарищи, которые ждали решения по своим вопросам".

Я в то время воспринимала только внешнюю обстановку, в которой жила. Уже позже по рассказам отца я узнала, что в его кабинете заседал Комитет хозяйственной политики, председателем и затем заместителем председателя которого он был, комиссия, занимавшаяся планированием и распределением материальных ресурсом страны. Совет по перевозкам, в обязанность которой входила, в частности, организация транспорта для подвоза войск к фронтам, комиссия по установлению численности армии для снабжения ее оружием и боеприпасами. В работе последних двух комиссий принимал участие Тухачевский . Работали без передышки. Михаил Николаевич оставался у нас ночевать. Страна была настолько нищая, что, по словам отца, они вместе с Тухачевским подсчитывали возможное поступление лаптей из деревни чтобы обуть армию, сапог не хватало.

В кабинете Ларина кроме многочисленных рабочих делегаций из провинции бывали одновременно или поочередно все члены Президиума ВСНХ и другие экономисты - цвет экономической мысли страны того времени. Приезжал Ленин . Для меня в ту пору он был равным среди равных. Я смутно помню его. Не стану описывать, как он картавил, прищуривал глаз, говорил "архиважно", как это делают многие в своих воспоминаниях. Расскажу лишь один забавный эпизод. Как-то я заглянула в кабинет отца, только-только ушел Бухарин . Заговорили о нем. Я не смогла понять, что Ленин сказал о Бухарине, но уловила одну фразу "Бухарин - золотое дитя революции". Это высказывание Ленина о Бухарине стало хорошо известно в партийных кругах, повторялось не раз в беседах с товарищами и естественно, воспринималось ими как образное выражение.

Я же пришла от сказанного Лениным в полное замешательство, так как поняла все буквально:

- Неправда, - сказала я, - Бухарин не из золота сделан, он же живой!

- Конечно живой, ответил Ленин.

- Я так выразился потому, что он рыжий"

Трудно перечислить всех тех, кто побывал у Ларина. Мне вспоминаются и Д.Б. Рязанов, и Я.Э. Стэн, и на редкость скромный и почему-то всегда угрюмый Д.Е. Сулимов - Председатель Совнаркома РСФСР, который жаловался, что не может попасть к Сталину на прием, и Х.Г Раковский, и Д. Бедный, и Вс. Мейерхольд.

Всеволод Эмильевич как-то сказал Ларину -

"Я люблю вас, Михаил Александрович, потому что вы в политике проявляете тот же характер, что я в искусстве", имея в виду ларинское стремление к новаторству В середине, возможно, к концу двадцатых годов, когда в Узбекистане проводилась земельно-водная реформа, часто бывал у Ларина секретарь ЦК КП(б) Узбекской ССР Акмаль Икрамов - авторитетный и любимый руководитель республики, еще чаще бывала его милая умная жена Женя Зелькина зам. наркомзема Узбекистана, так как в комиссию, разрабатывавшую земельно-водную реформу, был включен Ларин. Н.Н. Суханова и народовольца А.Н. Морозова я уже вспоминала. Завсегдатаем в кабинете Ларина была Елена Феликсовна Усиевич , дочь известного революционера Феликса Кона .

Она вместе со своим мужем Григорием Александровичем Усиевичем возвратилась одновременно с Лениным из эмиграции, знала Ленина довольно близко. Удивительно энергичным, жизнерадостным, остроумным и талантливым человеком была Елена Феликсовна. Вспоминается, как однажды вскоре после смерти Ленина она смотрела какой-то спектакль, где Ленин был показан в немой сцене. Потеря была еще настолько близка, что появление актера в роли Ленина произвело на нее удручающее впечатление. Из театра она пришла к нам и воскликнула:

"Подождите, подождите, Михаил Александрович, скоро оперу поставят, и Ленин будет петь: "Промедление смерти подобно!", а потом он затанцует в балете", и она затанцевала, высоко подымая ноги и выбрасывая правую руку со сжатым кулаком то вправо, то влево.

Елена Феликсовна была страстным книголюбом и часто забегала к отцу (она тоже жила в "Метрополе") не только побеседовать, но и "поохотиться" за книгами. К сожалению, она не имела привычки аккуратно возвращать их, за что отец сердился на нее, но она умело выводила его из такого состояния каким-нибудь остроумным анекдотом или шуточной песенкой. После этого наступал мир, слышался смех, а Елена Феликсовна утаскивала очередную книгу.

Итак, вокруг Ларина концентрировалось огромное количество людей ярких, талантливых, потому что сам он был человеком удивительно общительным, интересным собеседником.

У отца была большая библиотека, которую он регулярно пополнял, покупая экономическую и художественную литературу у букинистов. Развалы букинистических книг находились под открытым небом у Китайгородской стены, против Политехнического музея. Помнится мне, там он приобрел произведения русских и зарубежных классиков в великолепном издании Брокгауза и Эфрона и множество других книг Сологуба. Мережковского, Лескова, статьи известного литературного критика Юлия Исаевича Айхенвальда "Силуэты русских писателей" и другие его работы. Ларин ценил Ю.И. Айхенвальда очень высоко, был опечален его высылкой за границу (Ю.И. Айхенвальд принадлежал к партии кадетов.) Отец рассказывал, что во время своей командировки в Германию в 1924 году виделся с ним и тщетно пытался уговорить его вернуться в Россию, обещая помочь. В Москве в то время находились два сына Ю.И. Айхенвальда. Александр Юльевич , большевик, один из представителей экономической школы Бухарина, и Борис Юльевич , педагог. Борис Юльевич преподавал литературу в школе, где я училась. Отец специально отдал меня в ту школу в надежде, что сын Айхенвальда хотя бы частично унаследовал способности отца. И действительно, он оказался незаурядным преподавателем литературы. Заниматься у него было чрезвычайно интересно. Оба сына Айхенвальда погибли в эпоху террора.

Противоречие между потенциальной энергией, заложенной в его одаренной, жизнерадостной натуре, и энергией кинетической, кинетической в буквальном смысле слова - ограниченной возможности двигаться, сформировало характер Ларина. Ущербность физическая привела к "перепроизводству" (если так можно выразиться) энергии творческой. Закон сохранения энергии на примере Ларина продемонстрирован вполне наглядно.

По своему умственному складу, как справедливо заметил Осинский , Ларин - экономист-изобретатель, что, как он полагал, особенно сложно, ибо эта область затрагивает отношения между людьми. Поэтому в огромном потоке его предложений, проектов бывали и неосуществимые, не оправдавшие себя.

Он был мечтателем, вдохновленным Революцией (а кто из большевиков не был мечтателем!), прожектером в лучшем смысле слова. Высказывание Ленина о ларинской фантазии хотя и носит гиперболический характер, но, несомненно, не лишено оснований.

"Ларин... человек очень способный и обладает большой фантазией. Фантазия есть качество величайшей ценности, но у тов. Ларина ее маленький избыток. Например, я бы сказал так, что, если бы весь запас фантазии Ларина разделить поровну на все число членов РКП, тогда бы получилось очень хорошо".

И хотя Ленин в пылу полемики, учитывая характер Ларина, рекомендовал не привлекать его к государственной деятельности, а использовать как лектора и журналиста, именно Ленин использовал, по его словам, "громадные знания" Ларина на работе государственного характера.

Однако после выступления Ленина (о ларинской фантазии) штамп фантазера к нему пристал. Между тем многие ларинские "фантазии" оплодотворяли экономическую жизнь страны: система главков, центров, совнархозов, рабочего контроля, жилищной кооперации, совхозы, Госплан, непрерывная рабочая неделя, явившаяся резервом первого пятилетнего плана, и многое другое было введено по предложениям и экономическим расчетам Ларина.

В первые годы Советской власти Ларин написал бесчисленное количество декретов. По рассказам отца, им совместно с В.П. Милютиным был написан первый проект Декрета о земле . Написан и подписан Лариным декрет о восьмичасовом рабочем дне и ряд других; многие декреты, подписанные Лениным, были написаны Лариным.

Его интеллектуальная продуктивность была необычна даже для здорового человека и поражала всех, кто с ним работал. Товарищи называли его часто "маэстро" или "наш уникум". Ларин оперировал многозначными числами в уме (кстати, после его смерти Институт мозга взял мозг Ларина для изучения). Забегая к отцу в кабинет, я не раз слышала выражение Ломова: "Маэстро, закиньте глазки!". Это означало, что Ларину предлагалось произвести экономический расчет в уме, при этом он действительно закидывал глаза вверх, недолго сосредоточенно думал, и ответ был готов.

Человек вулканического творческого темперамента, он хотя и говорил о себе: "Бодливой корове бог рог не дает", однако "бодался" достаточно энергично. Работать с Лариным было нелегко, но тонко и умело работал с ним Председатель ВСНХ А.И. Рыков , отношения с которым до самой кончины Ларина оставались теплыми.

Особый склад умственного характера Ларина, то, что я называю творческим "перепроизводством", зачастую приводил к конфликтам с Лениным , чем Ларин был опечален. Возможно объяснялось это, кроме свойств его характера, также и тем, что слишком тяжкие путы наложила на него природа, как бы побуждая возмещать свою немощь свободным течением мысли.

Он смело выступал против Ленина, если в чем-то был с ним не согласен. Однако "ссора обычно кончалась тем, что Ленин вскоре звонил по телефону для примирения, вероятно, для того, чтобы не подорвать в Ларине творческую инициативу вводил его в очередную комиссию, поручал написание статей, брошюр прочтение докладов в рабочих и студенческих аудиториях.

Помню два доклада, которые Ленин поручил Ларину сделать на заводах Петрограда в конце 1922 года, когда уже плохо себя чувствовал. Один доклад был на Балтийском судостроительном заводе. Тема оговорена не была, Ларин ее избрал сам: строительство социалистических городов, организация быта при социализме и, в связи с этим, новая архитектура. Поехали вдвоем, я впервые увидела Петроград (как раз в эту поездку отец показал мне Петропавловскую крепость и камеру, где сидел сам). На одном из заводов клуб оказался на верхнем этаже, лестница была крутая, и отец почувствовал, что добраться до него не сможет. Безнадежно посмотрел вверх и покраснел от волнения. Но рабочие сразу нашли выход: посадили его на стул и мгновенно донесли в переполненный зал клуба.

Доклады прошли необычайно живо. Рабочая аудитория с неослабевающим вниманием слушала ларинские мечты: при социализме в каждом новом доме будет своя столовая, своя прачечная, свой детский сад, что приведет к полному раскрепощению женщины от тягот быта и обеспечит ее духовный рост. Когда же он сказал, что в таких домах каждая рабочая семья будет иметь не только отдельную квартиру, но и отдельную комнату для каждого члена семьи, раздался дружный смех, и, как я думаю теперь, не потому, что мечта Ларина показалась слишком уж фантастической, а, скорее, потому, что культурный уровень рабочего класса был таков, что потребности в этом они не ощущали. Отдельные комнаты для супругов рабочие расценили как противоестественные условия быта. "Что вы смеетесь, товарищи, - заметил Ларин, - дверь из комнаты в комнату запираться не будет". И снова взрыв смеха. Я смеялась вместе со всеми, не понимая, чем вызвана такая реакция.

Мне представляется, что значимость Ларина в первые годы после революции значительно превышала занимавшим посты. Он не был членом ЦК, лишь членом ВЦИКа и ЦИКа, не был наркомом. Но он знал себе цену я бы сказала, был честолюбив, чему тоже способствовала болезнь. Примечательно, как он подписался под одной из своих статей - в подражание стихотворению Пушкина "Моя родословная", заканчивающемуся словами:

Я грамотей и стихотворец,

Я Пушкин просто, не Мусин,

Я не богач, не царедворец,

Я сам большой, я мещанин. Ларин подписался, возможно, тоже четверостишием, но я помню лишь две последние строки:

Я не нарком и не цекист -

Я просто Ларин коммунист. А шуточную статью, на этот раз действительно фантастическую, опубликованную в "Правде" 7 ноябри 1920 года, он подписал: Л. А. Рин. Из этой статьи мне запомнилось место, касающееся Бухарина . Ларин писал что вскоре наука дойдет до такой степени развития, когда каждый человек по своему желанию сможет превращаться из мужчины в женщину, и наоборот.

Эксперимент решил провести над собой Бухарин и стал Ниной Бухариной - девушкой с длинной русой косой. И, насколько мне помнится, Нина не смогла вновь стать Николаем.

Круг интересов Ларина был необычайно широк. Он серьезно увлекался астрономией, регулярно читал литературу в этой области. Каждый раз, бывая в Крыму, посещал Симеизскую обсерваторию, а в Ленинграде Пулковскую. Ученые-астрономы поражались его знаниям. Он прекрасно знал историю и страстно был увлечен археологией. Неугомонность его натуры проявлялась во всем. Когда была объявлена всесоюзная викторина, принял участие в ней и получил первый приз.

Он всегда тянулся к новаторам. Мало кому известный в то время доктор Казаков (впоследствии он обвинялся по одному процессу с Бухариным и был расстрелян ), которого считали шарлатаном в медицине, чтобы убедить в эффективности применяемого им метода лечения, а лечил он средством, приготовленным из мочи беременных женщин (лизатами или гравиданом), от самых различных заболеваний, приводил в кабинет Ларина своих пациентов, еле державшихся на ногах, а потом показывал их здоровыми. После этого Ларин стал помогать Казакову в организации института экспериментальной медицины.

Доктор - ветеринар Тоболкин добился через Ларина организации Сухумского обезьяньего питомника , опять - таки в целях экспериментальной медицины. Специалист по сое Брагин увлек Ларина разведением соевых бобов и т.д. Его трогали даже мелочи, к примеру, название деревни Кобылья лужа.

Однажды, проезжая мимо этой деревни, Ларин решил зайти в сельсовет и поговорить с председателем о ее переименовании. Председатель оказался на месте. "Уж слишком некрасивое название досталось вашей деревне от дореволюционного прошлого, надо придумать новое", - сказал Ларин. Председатель легко согласился. Вскоре, когда отец вместе со мной опять оказался около этой деревни, он издали увидел новую вывеску на избе сельсовета. "Деревня Советская лужа - советсколужинский сельский Совет". Трудно передать выражение лица изумленного и потрясенного Ларина.

В первые годы после революции была еще безработица, существовала биржа труда . Многие обращались к Ларину за помощью в устройстве на работу. Помощь эта приняла такой широкий размах, что кабинет Ларина шутя называли "Ларинская биржа труда". Он помогал несправедливо обвиненным в бюрократизме, несправедливо исключенным из партии и, когда это было возможно, незаконно репрессированным.

Еще об одном случае, ярко характеризующем личность отца, мне хочется рассказать. Однажды в его кабинет вошла незнакомая женщина, сказала, что муж ее погиб на фронте, осталось трое малых детей и что они голодают, - просила помочь. В тот момент деньгами отец существенно помочь не мог, хотя небольшую сумму дал. Но выход мгновенно нашел: вытащил из чемодана матери песцовый воротник, купленный ею себе на пальто, и отдал женщине. Та ушла вполне удовлетворенная. Мать была рассержена. "А ты уверен, что эта особа не аферистка?" "Неужели!" - воскликнул отец, в тот момент и сам заподозрив это. Женщина была довольно хорошо одета.

Однако Ларин помогал людям лишь тогда, когда это не противоречило его нравственным принципам, в противном случае ни о какой помощи и речи не могло быть. Мне вспоминается, как однажды позвонили из Наркоминдела и сообщили, что из Берлина по дипломатическим каналам для Ларина прибыла посылка. Обычно таким путем отцу посылали книги экономического характера. На этот раз вместо книг на его имя пришла большая вещевая посылка с женским бельем, кофточками, детскими вещами, игрушками и т.д.

Отец недоумевал, пока на следующий день не позвонила незнакомая женщина и вежливо попросила передать ей вещи, присланные родственниками из Берлина через посольство на имя Ларина, дабы избежать уплаты пошлины за посылку.

- Вы ничего не получите, - ответил рассерженный Ларин, - я не разрешаю использовать мое имя в таких целях.

- Что же, вы присвоите себе чужие вещи? - заволновалась женщина.

- Обязательно присвою, - ответил разгневанный Ларин и положил трубку. Все было роздано уборщицам из "Метрополя", с разъяснением, откуда взялись эти вещи.

Быть может, рассказанные эпизоды покажутся мелочью, ненужными деталями, на которых не стоило бы останавливаться, но, как я думаю, как раз эти мелочи дополняют, а возможно, даже определяют собой наиболее существенное в сложном портрете моего отца.

В камере, еще и еще раз осмысляя свой разговор-допрос с Берией, возвращаясь к каждой фразе, я отчетливо поняла, насколько справедливы были мои слова о том, что, не будь я дочерью Ларина, я не стала бы женой Бухарина. См. Ларин и Бухарин Н.И.

Ссылки:
1. Лурье Михаил Александрович (Ларин) отец А.М. Бухариной
2. ЛАРИНА А.М.: ОТЕЦ, ДЕТСТВО, БУХАРИН Н.И.

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»