Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

О последних месяцах жизни Н.И. Бухарина

О последних месяцах жизни Бухарина до ареста я собираюсь рассказать теперь, через десятилетия после драматических событий. Только сейчас, по прошествии многих лет, я могу взяться за перо, чтобы воссоздать картину трагической гибели Н.И., стараясь не упустить ни малейшей детали.

Мобилизовать свою память и направить ее в русло событий, где господствовали ужасающее вероломство Сталина и не поддающиеся описанию страдания погибающего Бухарина, не так легко. Человеческий язык беден, чтобы передать силу катастрофы. К тому же это означает пережить заново трагические дни, когда доносившийся со Спасской башни Кремля бой часов упорно напоминал о приближающемся конце и звучал для меня траурным маршем.

Погружаюсь в то мрачное время лишь потому, что никто, кроме меня, не сможет оставить такого свидетельства. Это мой долг перед историей и перед Бухариным.

Отсчет последним месяцам жизни Бухарина я веду с августа 1936 года, когда на процессе Зиновьева и Каменева были упомянуты имена Бухарина , Рыкова , Томского . В те дни Бухарин осознал, что голова его положена на плаху.

Безусловно, явное подготавливалось тайным. Последней крупной тайной акцией (из тех, что мне известны), приумножившей обвинения против Бухарина и Рыкова, явилась провокационная командировка Бухарина за границу.

Н.И. был командирован за границу в феврале 1936 года, ближе к концу месяца, для покупки архива Маркса и Энгельса . Архив принадлежал немецкой социал-демократической партии и после прихода Гитлера к власти был вывезен из Германии в другие страны Европы. В связи с тем что и это не обеспечивало надежного хранения архива из-за опасности войны с Германией, а может быть, и по материальным соображениям, решено было архив продать Советскому Союзу. Для покупки архива за границу была направлена комиссия из трех человек: В.В. Адоратский , директор ИМЭЛ , А.Я. Аросев , в то время председатель ВОКСа , и Бухарин .

Н.И. вызвал Сталин , сообщил ему о предстоящей командировке и выразил желание получить не только те Документы Маркса и Энгельса, которых у нас вовсе не было, но и те, которые у нас имелись в копиях, назвал цену за которую можно было купить архив. "Аросев несомненно торговаться сможет, но в знаниях Адоратского я сомневаюсь, ему могут подсунуть что угодно вместо Маркса. Проверить рукописи сможешь только ты", - сказал Сталин.

Н.И. и заподозрить не мог, что поездка его за границу была задумана с провокационной целью. При встрече Сталин, казалось, был настроен дружески, заметил даже: - Костюм у тебя, Николай, поношенный, так ехать неудобно, срочно сшей новый, теперь времена у нас другие, надо быть хорошо одетым. В тот же день позвонил портной из мастерской Наркоминдела.

- Товарищ Бухарин (говорил портной с сильным еврейским акцентом), мне надо как можно скорее снял мерку, чтобы срочно сшить вам костюм. Н.И. попросил сшить костюм без мерки и пытался объяснить, как сильно он занят: - В три часа дня "летучка" в редакции, и дел перед отъездом уйма!

- Как это без мерки? - удивился портной. - Поверьте моему опыту, товарищ Бухарин, еще ни один портной без мерки не шил.

- Сшейте по старому костюму, - предложил Н.И. Такой выход из положения был неосуществим прежде всего потому, что единственный, старый был на нем, предыдущий, совсем изношенный, я успела выкинуть. Отдав старый костюм портному, Н.И. смог бы явиться в редакцию только в нижнем белье.

- По старому? По старому выйдет плохо. И знаете, я всегда мечтал увидеть хоть раз живого Бухарина - не на портрете. А теперь представляется такой случай, такой случай! Доставьте мне удовольствие, товарищ Бухарин!

Так переплетается трагическое с комическим. "Удовольствие" портному Н.И. доставил, в новом костюме он ездил в Париж, в нем был арестован, в нем и расстрелян, если для такого события Сталин не распорядился сшить еще один костюм.

Все казалось правдоподобным. При встрече с Н.И. Сталин вручил ему постановление Политбюро, в котором были указаны цель командировки, состав комиссии по покупке архива и, если память мне не изменяет, перечислены лица, с которыми члены комиссии должны будут встретиться для ведения переговоров. Во всяком случае, абсолютно точно помню, как, придя домой после разговора со Сталиным, Н.И. сообщил мне, что ему придется встретиться с австрийским социал-демократом Отто Бауэром , одним из лидеров II Интернационала и австрийской социал-демократической партии, с которым Н.И. не раз скрещивал полемическое оружие, идеологом австро-марксизма, а также с видным австрийским социал-демократом, секретарем II Интернационала Фридрихом Адлером , русскими меньшевиками- эмигрантами, издававшими в Париже "Социалистический вестник", Ф.И. Даном и Б.И. Николаевским . Н.И. сказал по этому поводу:

- Ну, Коба, выкинул номер! Анекдотический случай: я - и Дан!

- С этими типами надо быть сугубо осторожным, они способны на любую провокацию и могут снова (имелась в виду публикация в "Социалистическом вестнике" записи разговора Бухарина с Каменевым . - А.Л) принести мне неприятности. Иметь с ними дело я буду только при свидетелях - Аросеве и Адоратском. Для того чтобы объяснить такую позицию Н.И., приведу несколько выдержек из его работ. Этим я подкреплю свои воспоминания.

Можно соглашаться с позицией Бухарина или быть его противником. Одного только нельзя делать, не принимать ее в расчет и слепо верить прекрасным легендам.

1917 год Мало кто теперь знает, что Манифест VI полулегального съезда РСДРП(б), состоявшегося в августе 1917 года, написан Бухариным .

В нем говорилось: "Меньшевики и эсеры, исполняя волю буржуазии, разоружили революцию и тем самым вооружили контрреволюцию. Им буржуазия предоставила заняться грязным делом усмирения и разгрома. С их молчаливого согласия были спущены с цепи остервенелые псы гнусной буржуазной клеветы против славных вождей нашей партии. Это они вели позорный и постыдный торг головами пролетарских вождей, выдавая их одного за другим рассвирепевшим буржуа. Это они отдали сердце революции, которое стучало на весь мир, столицу России, на растерзание юнкерам и казакам..."

1. 1924 год Выступая против тех, кто принял "крах иллюзий", связанный с концом военного коммунизма, и переход к нэпу за крах коммунизма, Бухарин, давая им, с его точки зрения, наихудшее определение "Либерданы", пишет: "И все эти почтенные люди, и "Даны", и "Заря", и эсеры, и "дезертиры", все в одну дудочку кокетничают с антинэповскими мотивами, хотя политически требуют нэповской демократии. Все это пропащие люди".

2. 1925 год Бухарин выступает с резкой критикой идеолога II Интернационала К. Каутского . В ответ на его брошюру "Интернационал и Советская Россия" он публикует полемическую работу "Международная буржуазия и Карл Каутский, ее апостол". В этой брошюре Бухарин обрушивается и на Дана . Переход к нэпу привел и Каутского, и Дана к выводам, что большевистский режим зашел в тупик, большевики делят монополию на эксплуатацию русского народа ("к чему сводится весь их коммунизм") с капиталистами:

"Налицо капиталистическое перерождение государства Советов, власти коммунистической партии, явная измена пролетариату. Иллюзии развеялись по ветру, проза жизни осталась, и эта проза - проза капиталистической эксплуатации...".

"Что именно такое толкование надо придавать словам Каутского, - пишет Бухарин, - видно из существующих комментариев его гувернантки, прогуливающей нашего старца по садам советской "действительности", г. Ф. Дана. Гражданин Дан не так стар, не так глуп и не так далек от жизни, как г. Каутский. Г-н Ф Дан не отрицает факта нашего хозяйственного восстановления. Он только утешает себя тем, что восстановление это идет якобы вопреки стараниям нашей партии".

Или: "...г. Дан задним числом оправдывает вандейские восстания, в то время, когда по Каутскому происходила война реакции с революцией". Мне могут возразить, что я пользуюсь старыми высказываниями Бухарина, оторванными от времени, о котором идет речь, поэтому считаю нужным воспользоваться более поздней публикацией Николая Ивановича.

1934 год "А за ними (выстрелами мировой войны. - А. Л.), как по генеральной команде, позор и падение социалистических партий... неизмеримая подлость и банкротство II Интернационала . Отрезанный от России, прошедший сквозь австрийские тюрьмы, неутомимый и отважный, начинает Ленин борьбу не на живот, а насмерть с предательством социалистов, с океаном гнуснейшего шовинизма, идя "против течения" с горсткой единомышленников. Так рождаются ослепительно дерзкие лозунги гражданской войны ("превращение империалистической войны в войну гражданскую"), братания в траншеях, пораженчество; так идет разгром идеологии "защиты отечества", идеологии, под знаменем которой лакейски поползли на коленях вчерашние "борцы" против войны, разрыв с которыми стал непременной заповедью революционера".

Такова была идеология большевиков, определившая их отношение к представителям II Интернационала вообще, к входящим во II Интернационал меньшевикам-эмигрантам в особенности. Думаю, что теперь становится ясно, почему Бухарин предстоящее свидание с Даном охарактеризовал как "анекдотический случай"

По пути в Париж Н.И. остановился на два-три дня в Берлине . Жил в посольстве, тепло был принят нашим послом в Германии Я.З. Сурицем (чего нельзя сказать о после во Франции В.П. Потемкине ), ездил по Берлину с корреспондентом "Известий" Дмитрием Бухарцевым , купил много книг, авторами которых были различные фашистские идеологи.

В одной из фашистских газет (или журнале) было сообщение о приезде Н.И. Бухарина в Берлин; писали, что Бухарин похож на аптекарский пузырек, перевернутый вверх дном, но что, надо признать, он один из самых образованных людей в мире. "Пузырек" Николая Ивановича очень смешил, но комплиментов он боялся. "Коба очень завистлив и мстителен"

Поскольку архив был рассредоточен по разным странам Европы, члены комиссии направились сначала в Beну, Копенгаген и Амстердам, где хранилась большая часть документов Маркса и Энгельса, которые Николай Ивановичу пришлось просматривать.

Во второй половине марта Бухарин приехал в Париж. Никто из членов комиссии, кроме него, не имел дипломатического паспорта. Лица с дипломатическим паспортом, как правило, жили в посольстве, но от Потемкина поступило указание, чтобы Николай Иванович поселился вместе со своими товарищами в гостинице "Лютеция", потому якобы, что переговоры должны происходить в этой гостинице, а меньшевиков- эмигрантов приглашать в наше посольство неудобно. Почему Н.И. не мог приходить из посольства в "Лютецию" для ведения переговоров - непонятно, но возражать не имело смысла.

Ссылки:
1. Допрос Бухариной А.М. Андреем Свердловым
2. ТРАВЛЯ СТАЛИНЫМ БУХАРИНА, РЫКОВА, ТОМСКОГО

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»