Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

ОБРАЗОВАНИЕ ВОЙСК ПРО И ПКО

Огромное по масштабам строительство объектов сложнейших систем противоракетной и противоспутниковой обороны, комплексов раннего обнаружения стартов баллистических ракет с космическим и наземным эшелонами, комплекса обнаружения искусственных спутников Земли, узлов загоризонтной радиолокации и Центра контроля космического пространства развернулось в полную силу. Все системы и комплексы готовились к принятию на вооружение Советской Армии. Формировались войсковые части.

На повестку дня встал вопрос о создании нового рода войск.

Рассказывает советник заместителя министра обороны РФ, генерал Е.В.Гаврилин .

"Необходимо отметить одну особенность, заложенную в концепции создания объектов противоракетной и противокосмической обороны (а в последствии - и предупреждения о ракетном нападении). Разработка, строительство, изготовление и монтаж аппаратуры осуществлялись одновременно с формированием войсковых частей и обучением их личного состава. Это был правильный и единственно возможный способ не только создать уникальные объекты, но и подготовить к моменту их постановки на боевое дежурство боевые расчеты. Вспомним, что на начальном этапе работ еще не было ни учебных заведений с соответствующими специальностями, ни отработанной методики обучения. Хорошо понимавшие необходимость такой постановки дел, руководители 4-го ГУ МО Г.Ф. Байдуков , М.Г. Мымрин и М.И.Ненашев добились создания управлений по вводу объектов систем ПРО, ПКО и ПРН.

Основной задачей управлений стало формирование групп строящихся объектов, как говорится, с момента "вбитая первого колышка". Установленный порядок позволил передавать войскам объекты, оснащенные самой современной техникой и обученным личным составом полностью укомплектованных войсковых частей. При этом все объекты имели развитую (лучшую в Вооруженных Силах страны) инфраструктуру - казарменные и жилые комплексы, школы, детские учреждения, гостиницы...".

В начале 1967 года прошли дискуссии о том, как формировать войска. Части и сформированные на их основе соединения решено было включить в состав нового рода войск, который, по наличию основных систем, решили назвать войсками противоракетной и противокосмической обороны (в войсках аббревиатура ПСО могла обозначать как противосамолетную, так и противоспутниковую оборону, поэтому от термина противоспутниковая оборона отказались). Как зенитные ракетные, радиотехнические войска и истребительная авиация, войска ПРО и ПКО должны были войти в состав Войск ПВО. Это решение не вызвало споров.

Основные страсти разгорелись при решении вопроса о том, кому отдать комплекс раннего обнаружения . Главнокомандующий РВСН маршал Н.И.Крылов настаивал на том, что соединения, призванные решать задачу предупреждения о ракетном нападении, должны быть включены не в состав Войск ПВО , а в состав РВСН. Он считал, что лимит времени после прохождения сигнала о ракетном нападении вероятного противника через КП комплекса РО и ЦКП Генштаба не позволит подготовить и провести пуски стратегических ракет для ответно-встречного удара. Крылов доказывал, что современный уровень боеготовности РВСН позволяет гарантировать ответно- встречный удар только в том случае, если сигнал о ракетном нападении поступит сразу на КП РВСН.

Ему возражал главнокомандующий Войсками ПВО маршал П.Ф. Батицкий . Предвидя бурное развитие средств воздушно-космического нападения вероятного противника, он считал, что войска противовоздушной обороны, а также войска противоракетной и противокосмической обороны и средства их предупреждения должны обязательно находиться "в одних руках" и разрывать их на части - преступление. Проблемы же лимита времени и высокоскоростной передачи данных будут решены по мере развития науки и техники.

После обсуждения ЦК КПСС принял решение о включении в полном составе войск ПРО и войск ПКО в состав Войск ПВО .

30 марта 1967 года в связи с директивой Генерального штаба Вооруженных сил СССР началось формирование управления войск.

Рассказывает первый командующий войсками ПРО и ПКО , генерал-полковник Ю.В. Вотинцев.

"В конце апреля 1967 года главнокомандующий Войсками ПВО страны генерал армии Павел Федорович Батицкий предупредил меня о возможном назначении на новую должность, не сказав, однако, на какую. В это время я командовал 12-й отдельной армией ПВО, поэтому о моем предстоящем назначении П.Ф. Батицкий известил первых секретарей ЦК Компартий Казахстана и Узбекистана Д.А. Кунаева и Ш.Р. Рашидова .

Я подготовился к отъезду, и вскоре был вызван в Москву. 28 апреля меня принял заведующий отделом административных органов ЦК КПСС Николай Иванович Савинкин , а на следующий день - секретарь ЦК Дмитрий Федорович Устинов . На встрече Устинов проинформировал меня о назначении на должность командующего формирующимися войсками противоракетной и противокосмической обороны и попросил рассказать о том, как ведет себя техника ПВО в войсках. Я доложил, что, на мой взгляд, необходимо ускорить работы по снижению границы зоны поражения комплекса С-75 , так как в Иране на самолетах Ф-4 успешно отрабатываются полеты на малых и предельно малых высотах. Рассказал о том, что надежность истребителей СУ-9 и ракет РС-2УС очень низкая, а также о недостаточной помехозащищенности РЛС радиотехнических войск. Дмитрию Федоровичу понравился мой доклад. Наша встреча окончилась. После меня из кабинета секретаря ЦК вышел Савинкин, и, улыбаясь, промолвил:

- Вы молодец! После майских праздников будете представлены генсеку. Встреча с Брежневым состоялась в его кабинете на Старой площади 12 мая 1967 года. Представил меня Савинкин . После краткой беседы Леонид Ильич сказал, что ЦК благословляет меня на новую ответственную должность и что в ближайшем будущем он намерен посетить создаваемые объекты и продолжить разговор о проблемах и перспективах нового рода войск. На этом мы расстались. Забегая вперед, скажу, что обещания своего Генеральный секретарь не выполнил и в наших войсках не побывал. На крупные, ключевые должности выдвигались, как правило, военачальники из Московского округа ПВО, в котором действительно были сосредоточены лучшие кадры. То, что выбор пал на меня, было неожиданностью. Однако назначение состоялось. Я вернулся домой и 21 мая получил шифровку, которой мне предписывалось в трехдневный срок сдать армию моему первому заместителю генерал- лейтенанту авиации Павлу Федоровичу Шевелеву и прибыть к главкому.

Павел Федорович Батицкий командовал Московским округом ПВО 11 лет. Встречаться с ним мне приходилось неоднократно, но две встречи запомнились более всего.

Еще в 1956 году, при приеме Первой армии особого назначения в состав округа, мы встретились с ним в головном полку, которым командовал Николай Федорович Черкашин. Именно в этом полку проверялись доработанные узлы системы, которые затем вводились в остальных полках. Я тогда должен был сопровождать внезапно приехавшего командующего войсками округа, да еще в отсутствие командира полка. Батицкий обошел станцию Б-200 , стартовую позицию, выслушал доклады боевого расчета. Серьезных замечаний не было, отчет прошел гладко. Только проходя по жилому городку, он вдруг остановился, постоял у сломанного саженца, ничего не сказал, но многозначительно глянул на меня.

7 ноября 1957 года впервые на Красную площадь была выведена колонна транспортных средств с шестьюдесятью двумя боевыми ракетами. Мне довелось командовать этой колонной, и после парада мы с супругой были впервые приглашены на торжественный прием в Кремль . В Грановитой палате, где собрались в основном военные и военные атташе, мы оказались за одним столом с П.Ф. Батицким, К.П.Казаковым и их супругами. Примерно через час после начала торжества в зал вошли Н.С.Хрущев, Н.А.Булганин и другие члены правительства. Все они уже были изрядно выпивши, тем не менее, каждому тут же поднесли еще по фужеру коньяку. Быстро расправившись с фужером, Хрущев снял свой серый пиджак и, оставшись в косоворотке, подпоясанной шнурком, обнял стоявшую рядом полную даму и пустился с нею в пляс, затем - в присядку.

Батицкий взял за руку свою жену Ольгу Андреевну , и громовым басом сказал: - Пошли, мать. Нам здесь делать нечего! Оба тут же ушли...

Прибыл к Павлу Федоровичу 25 мая. В его кабинете находился член Военного Совета генерал-полковник Иван Федорович Халипов . Я хорошо его знал по совместной работе в Первой армии, несколько раз он приезжал ко мне и в 12-ю армию. После приветствий сразу перешли к делу. Главнокомандующий дал мне пятнадцать суток для знакомства с состоянием дел в НИИ Министерства обороны, НИИ и КБ промышленности, на создаваемых головных объектах и для подготовки предложений по комплектованию управления войсками. Отметил, что соответствующие указания начальнику управления кадров Войск ПВО уже даны. Наша встреча закончилась.

В этот же день ко мне во временно выделенный кабинет пришли главный инженер ЗРВ ПВО генерал-майор Алексей Михайлович Михайлов (по совместительству он уже более года занимался вооружением ПРО и ПКО) и начальник управления 4-го ГУ МО генерал-майор Михаил Иванович Ненашев .

Мы хорошо знали друг друга и понимали с полуслова. Они уже составили план-график моей работы и взялись согласовать его с НИИ и предприятиями промышленности. На следующий день я приступил к выполнению плана и выехал в Калинин , во 2-й НИИ - головной научно-исследовательский институт. Начальник института генерал-лейтенант Борис Александрович Королев до 1959 года был начальником 10-й площадки полигона Капустин Яр . Именно ему я представлял полки Первой армии особого назначения для выполнения учебно-боевых стрельб, именно он сменил меня в должности заместителя командующего армией.

Борис Александрович рассказал о разработке проектов технических заданий, боевых алгоритмов СПРН , о том, как в институте было создано управление ПРО во главе с Павлом Владимировичем Порожняковым и управление ПКО во главе с Юрием Ивановичем Любимовым .

Управление РО во главе с Евгением Сергеевичем Сиротининым еще только формировалось. План моего пребывания в институте был рассчитан на трое суток при работе с 9 до 23 часов. Получив кабинет и рабочую тетрадь с грифом "совершенно секретно", я приступил к учебе. Кроме начальников управлений занятия со мной вели ученые Владимир Федорович Иванов , Олег Петрович СидоровСергей Иванович Гущин , Вадим Николаевич Журавлев .

За последние годы коллектив института выполнил большой объем работ по системе ПРО А-35 . С комплексом РО были проблемы: авроральные помехи интенсивно влияли на работу Мурманского узла. Еще в 1962-1963 годах Институтом геофизики в поселке Ловозеро была создана специальная лаборатория для изучения характеристик авроральных помех.

Решением главкома были задействованы РЛС радиотехнических войск, дислоцированные от Кольского полуострова до Чукотки. Были получены обширные статистические материалы, однако еще нельзя было исключить возможность выдачи ложных тревог Мурманским узлом.

Что касается службы контроля космического пространства, требовалось ускоренными темпами ввести первую очередь ЦККП . 30 мая я приехал в Радиотехнический институт к академику Александру Львовичу Минцу . Об этом знаменитом ученом я был наслышан еще в Первой армии ПВО, и, признаться, побаивался предстоящей встречи. В скромном кабинете меня встретил интеллигентный человек. За все время разговора не было и намека на его превосходство в обсуждаемых вопросах. За чашкой кофе Александр Львович рассказал мне о значении комплекса раннего обнаружения для нашей страны при преимуществе США в баллистических ракетах.

Главный конструктор Юрий Владимирович Поляк , используя плакаты и таблицы, рассказал о принципах построения системы, познакомил с тактико- техническими характеристиками станции "Днестр" и о работах по доводке их до характеристик станции "Днепр" . Встал вопрос о степени защищенности Мурманского узла от авроральных помех. Александр Львович сказал:

- Юрий Всеволодович, работы ведутся. Главное: имейте в виду, что наш институт всегда будет рядом с вами. Мы никогда не оставим вас наедине со сложными проблемами. Действительно, в дальнейшем все было так, как пообещал академик Минц.

Встретиться с Григорием Васильевичем Кисунько мы договорились 31 мая. Григорий Васильевич предложил приехать прямо на головной объект вблизи Клина . В отдельном противоракетном центре меня встретили начальник управления по вводу системы ПРО генерал Иван Ефимович Барышполец , главный инженер полковник Василий Александрович Едемский , начальник ОПРЦ Александр Георгиевич Рыгалин , командир стрельбового комплекса подполковник Владимир Диомидович Скрынник , заместитель командира по политической части подполковник Алексей Романович Чесовской .

Собралось много строителей и промышленников. Иван Ефимович с сарказмом заметил:

- Каждый начальник привозит с собой три-пять помощников и получается большой кагал (шумиха).

Григорий Васильевич Кисунько прибыл с группой ведущих конструкторов и предложил мне находиться рядом с ним:

- Так быстрее войдете в состояние дел! Обойдя все технологические помещения и стартовые позиции, Григорий Васильевич обратился к строителям:

- Отставание в работах составляет пять-шесть месяцев, а Дмитрию Федоровичу Устинову было твердо обещано вывести головной комплекс на испытания к 7 ноября.

Заметив мою настороженность, добавил:

- Будем поправлять дела. Перед самым отъездом Григорий Васильевич придержал меня:

- Наша первая встреча, и такой нелицеприятный разговор. Я заметил:

- Мне надо глубже вникнуть в суть проблем. Для меня это пока лишь школа, а сам я только иду в первый класс. Кисунько добавил:

- Тогда нам в ближайшее время надо будет непременно встретиться в конструкторском бюро, а затем - на полигоне.

1 июня посетил 45-й СНИИ . Начальником в то время был видный ученый и блестящий организатор, генерал-майор Иван Макарович Пенчуков . Он с гордостью показал мне свой институт, рассказал о том, что первым в стране освоил метод математического моделирования, как основу научных исследований и анализа опыта эксплуатации комплексов и систем вооружения. Познакомился я с работой управления по службе ККП, которым руководил Александр Дмитриевич Курланов .

Первые дни июня вместе с Алексеем Михайловичем Михайловым, Михаилом Ивановичем Ненашевым и их офицерами я поработал в управлении по ПРО и ПКО 4-го ГУ МО. Изучив материалы, немало удивился тому, что все решения по системам ПРО, комплексу РО и службе ККП принимались только на самом высоком уровне: постановлениями партии и правительства и решениями ВПК.

М.И.Ненашев познакомил меня с состоянием дел на июнь 1967 года. В отличие от необъективных и скоропалительных докладов, которые в эти дни мне пришлось выслушивать на различных уровнях от разработчиков до строителей, прогноз М.И.Ненашева был реальным. Отставание от установленных сроков было 2-4 года.

Обсудили и согласовали следующие вопросы. Просить заместителя министра обороны по строительству и расквартированию войск генерал-полковника Александра Николаевича Комаровского назначить одного из своих заместителей ответственным за объекты ПРО и ПКО. Просить министра радиопромышленности Валерия Дмитриевича Калмыкова объединить усилия других министерств для успешного решения вопросов кооперации.

Решили, что необходимо вместе с начальником управления по вводу системы ПРО Иваном Ефимовичем Барышпольцем и начальником управления по вводу систем ПРН и ПКО Михаилом Марковичем Коломийцем разработать "Положение", где будут четко определены права и обязанности должностных лиц управления командующего войсками ПРО и ПКО. После разработки "Положение" должно быть представлено на утверждение начальнику 4-го ГУ МО Г.Ф. Байдукову .

Договорились, что создаваемые комплексы и системы будут передаваться 4-м ГУ МО командующему войсками ПРО и ПКО на этапе готовности к проведению летно-конструкторских испытаний.

Позже с начальником оперативного управления главного штаба Войск ПВО генерал-майором авиации Григорием Петровичем Скориковым согласовал следующие вопросы. Концепция боевого применения войск ПРО и ПКО в оперативно-стратегических операциях Войск ПВО страны должна разрабатываться управлением войск ПРО и ПКО совместно с главным штабом Войск ПВО, учеными НИИ и военных академий. В будущей концепции следует обосновать комплексное применение всех систем при жестком централизованном управлении с ЦКП Войск ПВО страны. Концепция должна быть утверждена командующим войсками и направлена в Генеральный штаб. Те же соисполнители должны будут разработать организационно-штатную структуру войск ПРО и ПКО, имея в виду их дальнейшее развитие.

Начальник организационно-мобилизационного управления генерал Владимир Диомидович Годун познакомил меня с разработанным штатом управления ПРО и ПКО на 104 военнослужащих и 20 служащих. Штатное расписание уже было согласовано с Генеральным штабом. Так как формирование только началось, разрешено было открыть штат на 45 военнослужащих и 9 служащих.

На комплектование самих войск Генштабом выделялось 50000 человек. Условились, что перед главным организационно-мобилизационным управлением Генштаба будем отстаивать статус каждой части ПРО и ПКО на уровне бригады. Решили, что основным подразделением войск будет подразделение с более "гражданским", нежели военным, названием - отдел. Численность отдела - 40 - 60 офицеров. Начальник отдела будет нести всю полноту ответственности за постоянную боевую готовность закрепленной за ним технологической аппаратуры. Начальник отдела создает четыре смены боевого расчета и группу регламентных работ. Отделы объединяются в центры, станции, комплексы и группы. Подразделения обслуживания создаются в составе нескольких рот. Общая направленность такой штатной структуры - организация профессиональных войск, основу которых будут составлять офицеры и служащие-сверхсрочники. Владимир Диомидович полностью поддержал предложение объединить управление головным комплексом РО с головными узлами службы ККП путем создания дивизии предупреждения о ракетном нападении с КП в Солнечногорске и дивизии разведки космического пространства с КП на Балхаше. Согласовали и вопрос о необходимости создать на базе управления по вводу системы ПРО корпус противоракетной обороны с КП в Кубинке. Обе дивизии и корпус должны быть отдельными и подчиняться напрямую командующему войсками ПРО и ПКО.

Несколько дней провел в управлении кадров Войск ПВО страны. Заместитель начальника управления полковник Николай Семенович Миронов (мой бывший заместитель в Первой армии) представил около ста личных дел кандидатов в штат управления и на должности командиров дивизий. Изучал дела тщательно. Многих знал по совместной службе. Некоторых приглашал на собеседование. Решил назначить своим первым заместителем лауреата Ленинской премии генерала Алексея Михайловича Михайлова , главным инженером войск - полковника Василия Александровича Едемского , начальником штаба войск - генерала Николая Федоровича Черкашина , начальником оперативного отдела - полковника Евгения Константиновича Брагина , начальником боевой подготовки - полковника Николая Александровича Мартынова . Также набрал двадцать офицеров - инженеров службы вооружения Первой армии особого назначения. Двадцать должностей оставались вакантными для замещения офицерами из войск по мере освоения ими техники. На должность командира дивизии разведки космического пространства рекомендовал полковника Геннадия Александровича Вылегжанина .

10 июня в присутствии заместителя главкома Войск ПВО Афанасия Федоровича Щеглова и члена Военного Совета Ивана Федоровича Халипова доложил о результатах проделанной работы главнокомандующему Павлу Федоровичу Батицкому . Были подписаны приказ о назначениях в управление войск и представления на командиров дивизий министру обороны.

Павел Федорович остался удовлетворен, посоветовал и впредь добиваться согласованных решений, не поступаясь при этом интересами Войск ПВО страны и своих войск. Так прошли первые дни моего пребывания в новой должности".

Ссылки:
1. РАКЕТНАЯ ОБОРОНА: УСПЕХИ И НЕУДАЧИ
2. Специальные войска ПРО (в составе Войск ПВО страны)
3. УС-К: НАЧАЛО РАЗРАБОТКИ НИЗКООРБИТАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»