Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Дело ЕАК, дело врачей - сценарий Сталина "окончательного решения" еврейского вопроса вопроса

13 марта 1952 года было принято секретное постановление начать следствие в отношении всех лиц еврейского происхождения, чьи имена назывались на допросах по делу Еврейского антифашистского комитета .

8 мая открылось закрытое судебное заседание Военной коллегии Верховного суда СССР по делу Еврейского антифашистского комитета. Среди обвиняемых: еврейские писатели Перец Маркиш , Лев Квитко , Давид Бергельсон , актер Зускин , академик Лина Штерн .

18 июля всем подсудимым по делу Еврейского антифашистского комитета (кроме биолога Л.С. Штерн, о которой говорили, что Сталин сохранил ей жизнь, думая, что она владеет секретом долголетия) вынесен смертный приговор. 12 августа приговор приведен в исполнение .

13 января 1953 года объявлено об аресте врачей-убийц . 21 января, в день годовщины смерти Ленина, под ленинским портретом опубликован указ о награждении орденом Ленина врача Лидии Тимашук - "за помощь, оказанную Правительству в деле разоблачения врачей-убийц".

27 января в белом парадном зале Кремля состоялась торжественная церемония вручения сталинской премии "За укрепление мира между народами" Илье Эренбургу .

13 февраля того же года - в день появления в "Правде" статьи Бубеннова - СССР разорвал дипломатические отношения с Израилем . Поводом для этого стал взрыв бомбы во дворе советского посольства в Тель-Авиве (три человека были ранены). Это случилось 9 февраля. Дальше - по слухам - события должны были развиваться так. В ходе процесса над "убийцами в белых халатах" выяснится, что они действовали не только по заданию иностранных разведок. Что за их спиной стояли враги, пробравшиеся к высшему руководству страны - Молотов , Каганович , Берия . (Так же, как за спиной убийц Менжинского, Куйбышева и Горького якобы стояли Каменев, Зиновьев, Бухарин, Рыков, Ягода.) Все это позволило бы Сталину устроить новую грандиозную чистку в высших эшелонах власти. Но - не только. Во всех сталинских планах всегда просматривалось решение сразу нескольких задач. Так и тут.

Осужденных врачей повесят на Красной площади, после чего по доведенной до истерии стране прокатится волна еврейских погромов . И тогда, спасая уцелевших евреев от справедливого гнева народного, их сошлют в места отдаленные, где уже загодя выстроены для них бараки. И даже точно просчитан процент тех, кто доедет до этих бараков, а кому суждено будет погибнуть в пути. Ну, а потом - откат. В дело вмешивается Вождь. И начинается волна новых посадок - теперь уже сажают погромщиков: ведь в гигантскую печь ГуЛАГа надо постоянно подбрасывать все новые и новые дрова. Все это, конечно, было уже из области слухов. И, по правде говоря, я даже не могу сейчас точно сказать, какие из этих слухов доходили до меня уже тогда, а какие относятся к иным, более поздним временам. Но ясная схема продуманного сценарного плана отчетливо просматривалась - даже если отвлечься от всех этих слухов - в выстроенной в одну линию цепочке всем нам известных фактов. В этой цепи отдельных событий и фактов теперь уже хорошо была видна динамика - развитие, движение давно спланированного сюжета.

Каждому, кто видел, куда это движется (а только слепой мог этого не увидеть), было ясно, что и кампания по борьбе с космополитами (1949 год) , и процесс Сланского (1951-й) , освещавшийся в наших газетах в откровенно антисемитском духе (о Сланском и его подельниках в советских газетах писали, что они "мечтали превратить Чехословакию в космополитическую вотчину Уолл-стрита, где властвовали бы американские монополии, буржуазные националисты, сионисты"), были первыми звеньями этого далеко идущего плана, прологом и завязкой этого давно написанного сценария.

Нет, первым звеном - теперь в этом уже не могло быть сомнений, - было убийство Михоэлса . Что-то темное и страшное было уже в самых первых слухах о его гибели. Потом стало известно, что делом этим поручено заниматься следователю по особо важным делам Льву Шейнину : тому самому, детективными рассказами которого зачитывалась вся Москва. Потом прошел слух, что Шейнин арестован. Почему? За что? Кто говорил - за то, что, сам, будучи евреем, был слишком пристрастен и "копал" не там, где надо.

А некоторые шептались, что, "копая", наткнулся на что-то такое, чего знать ему не полагалось. Так или иначе, похоронен Михоэлс был со всеми подобающими ему почестями. Но вскоре возглавляемый им театр был закрыт. А потом стало известно, что арестован один из лучших актеров этого театра, ближайший друг Михоэлса - Вениамин Зускин . И вот последняя точка: фраза в сообщении о врачах-убийцах про "известного еврейского буржуазного националиста Михоэлса", через которого таинственный "Джойнт" передавал убийцам свои злодейские приказы.

Весной 53-го я, конечно, ни с кем на эту тему разговаривать бы не стал, и уж тем более ни с кем не стал бы делиться никакими своими предположениями. Но наедине с собой уже и тогда точно знал, ни на секунду не сомневался, что Михоэлса убили "наши". И то ли поэтому, то ли потому, что уже прозрачно ясен был тогда для меня весь сценарий, не сомневался, что и бомбу во дворе советского посольства в Тель-Авиве тоже, конечно, взорвали "наши". Ясно понимал, что это - новый виток, новое - быть может, самое важное - звено все того же сталинского плана.

Но ярче всего выразилось то, что все это не просто естественное развитие событий, продиктованное самим, так сказать, ходом вещей, что реализуется именно некий хорошо придуманный и продуманный сценарий, - в присуждении Сталинской премии мира Эренбургу . До Эренбурга премия эта присуждалась только иностранцам, и то, что первым советским "борцом за мир", отмеченным этой высокой наградой, был не Фадеев, не Тихонов, а именно Эренбург, яснее ясного говорило о замысле автора сценария.

Вручение этой премии было обставлено с необычной, даже для тех времен, искусственно подчеркиваемой помпезностью.

Тут я позволю себе прервать хронологическую последовательность изложения событий и ненадолго перенестись в другое время. Можно даже сказать - в другую эпоху. Это было в тот же день - 27 января. Но год был другой: 1971-й. Я называю именно эту дату, потому что назначенный на тот день вечер памяти Эренбурга в Центральном Доме литераторов проходил с такой торжественностью, с какой тогда могла отмечаться только круглая дата. А в 1971-м Илье Григорьевичу, если бы он дожил до этого дня, стукнуло бы 80. (Только сейчас я сообразил, что и днем вручения ему премии в 53-м году тоже, значит, был назначен день его рождения. Не проявились ли и тут некие тайные - далеко идущие - замыслы "сценариста"?

Ссылки:
1. Авторханов: Дело "врачей-вредителей", 1953 г
2. СТАЛИН И ЭРЕНБУРГ
3. Перец Маркиш
4. Юдин Сергей Сергеевич (1891-1954)
5. Шноль Симон Эльевич

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»