Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

РАНИМАЯ ДУША ХУДОЖНИКА (ВСЕВОЛОД МИХАЙЛОВИЧ ГАРШИН)

Вера Саблина Окружение Саблиных в XIX веке было разнообразно и по воспитанию, и по образованию, и по характеру деятельности - общественной, литературной и т. д. На протяжении короткого периода - всего нескольких лет - с этой средой был связан В.М. Гаршин - поэт, писатель, публицист, который оставил яркий след в литературе и, конечно, в семейных воспоминаниях.

Вологодские архивы сохранили документы о владениях Золотиловых - Никановых и о судьбе личных вещей и библиотеки, принадлежавших В.М. Гаршину. На основании опубликованных в разное время материалов и воспоминаний современников Гаршина рождается образ этого незаурядного человека и талантливого писателя, страдавшего душевной наследственной болезнью.

В. М. Гаршин родился 2 февраля 1855 года в Екатеринославской губернии в имении своей бабки А.С. Акимовой . То была небогатая дворянская семья. Его отец был военным - офицером лейб-гвардии Кирасирского полка, поэтому первые детские впечатления связаны с военным бытом, с рассказами сослуживцев отца о различных эпизодах Крымской кампании . Воспитателем мальчика был П.В. Завадский , человек, причастный к революционному движению. Поэтому уже с ранних лет Гаршин вошел в круг интересов передовых демократов. Сам Всеволод был "терпеливым, ревностным, снисходительным ментором" в общении с младшим братом Евгением , сохранил теплые отношения с ним на всю жизнь. Он был прекрасным пловцом и заядлым грибником. В.М. любил природу, и все предвидели в нем будущего естествоиспытателя. В 1864 году он был определен в 7-ю Петербургскую гимназию, переименованную позже в Первое реальное училище с-п . Он много читал, был исполнительным и ответственным, отличался "болезненной чуткостью ко всем проявлениям социального зла и несправедливости...". После окончания реального училища Всеволод мечтал об университете или Медицинской академии, но вынужден был поступить в Горный институт как воспитанник реального училища, а не классической гимназии. Начало Русско-турецкой войны 1877-1878 гг . прервало его занятия, - Гаршин добровольцем ушел в действующую армию. Четыре месяца в строю, в тяжелом походе по Дунаю, участие в сражении при Аясларе. Война для него закончилась ранением в ногу, производством в офицеры и выходом в отставку. В военном отчете об этом деле сказано, что

"рядовой из вольноопределяющихся Всеволод Гаршин примером личной храбрости увлек своих товарищей в атаку и тем способствовал успеху дела". Его раненого отправили из госпиталя в Харьков к матери на "долечивание". В это время он закончил свой рассказ "Четыре дня", который напечатал в "Отечественных записках". Так стало известным его имя, хотя литературно-публицистическая деятельность началась еще в студенческие годы с газетных очерков и критических статей о живописи.

1878-1879 годы остались в памяти друзей и родных Всеволода как самые радостные, веселые и бодрые. Он общался в Харькове со студенческой молодежью из окружения брата Евгения, с художниками, предавался летним удовольствиям. Славился неутомимостью в ходьбе, путешествовал по России, навещал бесчисленное множество своих друзей... И это состояние неистощимого веселья было предвестником приближающейся реакции - упадка душевных сил и душевной болезни , первые проявления которой были отмечены в семнадцатилетнем возрасте, когда застрелился брат. Уже с осени 1879 года он впал в меланхолию, почувствовал страшную апатию, тоску, упадок сил. Весной 1880 года в ходе сильного обострения он уехал в неизвестном направлении, и его разыскивали с помощью полиции. Среди друзей говорили: "Всеволод сошел с ума". В мае его поместили в Харьковскую больницу для умалишенных, затем перевезли в Петербург в частную лечебницу для душевнобольных доктора А.Я. Фрея (В. О., 5-я линия, 58-60).

Однако, пройдя курс лечения, он не оправился от тоски и меланхолии, и "для поправки здоровья" родственники увезли его в Херсонскую губернию на 1,5 года. Только весной 1882 года, почувствовав себя вполне здоровым, Гаршин поехал в Петербург. Он писал:

"Более всего меня угнетают безобразные, мучительные воспоминания последних двух лет... Чего я только не наделал в своем безумстве...!" Его рассказ "Красный цветок" носит в высокой степени автобиографический характер и является "художественной исповедью самого Всеволода Михайловича". В столице он получил место служащего, т. к. считал, что зарабатывать литературным трудом не сможет. К своим произведениям относился слишком критично, не выпуская подолгу их "в свет", да и служба отнимала время. Он писал рано утром, до работы, и когда садился за стол, рассказ обычно в голове уже был готов: автор обдумывал его и на службе, и во время прогулок, или работая за переплетным станком. Но, вероятно, причина его "непродуктивности" была более глубокая, внутренняя: его маленькие рассказы требовали сильного напряжения всех душевных сил и глубоко его волновали. Его нервность не давала покоя его рукам, вечно ищущим деятельности. За умение делать гирлянды и искусственные цветы кто-то, шутя, дразнил его сходством с гоголевским губернатором. "Его способность ко всякому механическому мастерству сослужила однажды неожиданную службу" - за конкурсный проект "приспособления к вагону для перевозки хлеба" он с товарищем получил хорошую премию. Вот как характеризует Всеволода Михайловича его друг журналист Вячеслав Фаусек:

"Основная черта его была - необыкновенное уважение к правам и чувствам других людей, необыкновенное признание человеческого достоинства во всяком человеке, инстинктивно свойственное его натуре, чувство человеческого равенства было ему присуще в высшей степени... Он уважал право всякого человека иметь свои интересы... он легко и ясно видел слабости и недостатки людей... глупых и дурных понимал отлично... Насмешливость совершенно не была в его характере... Если он хотел выразить свое неодобрение, то всегда говорил серьезно, открыто, и всегда с огорчением..." Очень схожую характеристику внешнего облика Всеволода Михайловича дают его современники. Всех удивляло сочетание здоровой внешности с такой ранимой душой: среднего роста, довольно плотный, смуглое лицо явно татарского типа с правильными чертами, темные усы и бородка, веселая улыбка и мягкая веселая речь. Глаза лучистые, кроткие, красивые, как бы соболезнующие. Всегда он был приветлив, мягок и всегда уравновешен. Ему были чужды порывы радости и горя, восклицания удивления, негодования, восторга. При этом он любил шутки и сам охотно шутил. И это, конечно, описание здорового человека. Но когда болезнь захватывала его - "лицо пепельно-серое, глаза глубоко ввалились, и взор их мрачно блуждал?"

Когда Евгений (младший брат Всеволода) закончил харьковскую гимназию и поступил в Петербургский университет, их матушка Екатерина Степановна (ур. Акимова) переехала в Петербург и поселилась в Эртелевом переулке вместе с младшим сыном. Ее старший сын Георгий был в это время судебным следователем и имел семью. В доме Екатерины Степановны проходили еженедельные журфиксы, постоянным гостем которых был Всеволод с супругой. Он женился в 1883 году после выздоровления от первого "сумасшествия" на Надежде Михайловне Золотиловой .

С 1884 года, после двухлетнего перерыва, когда здоровье пошло на поправку, когда Всеволод Михайлович был полон творческих замыслов, его душевная болезнь вступила в новую фазу. Приступы хандры начинались ежегодно весной и мучили его до осени. В такой период он был слаб физически, не мог сосредоточиться, не писал. Так он прожил с чередующимися состояниями до весны 1888 года. Его братья оказались в лучах славы писателя, и неизменно слышали вопрос: "Не родственник ли вы знаменитого Всеволода Гаршина?".

По воспоминаниям современников последние две недели своей короткой жизни В.М. Гаршин неоднократно возвращался к теме самоубийства . Но никто не придавал значения его словам. Он бросился в пролет лестницы с четвертого этажа. Умирал в больнице в полном сознании.

Короткая совместная жизнь Всеволода и Надежды наложила отпечаток на всю дальнейшую судьбу Н.М. Золотиловой. Пять лет она была рядом с мужем: друг, сиделка, врач, помощница. Он понимал свое состояние и переживал за страдания, причиняемые близким. После его смерти Н. М. получила квалификацию психиатра и всю свою жизнь посвятила помощи душевнобольным.

Ссылки:
1. Жена Энгельгардта
2. "Академическое (Платоновское) дело" (1929-1931)
3. САБЛИНЫ
4. Золотилова (Гаршина) Надежда Михайловна (1859-1945)

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»