Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Маяковский выдающийся советский поэт (противоречие общественник -лирик)

Актуализация темы памятника именно в это время объяснялась не только смертью Ленина; здесь была и личная подоплека. В свои тридцать лет Маяковский являлся самым успешным и знаменитым советским поэтом. Его современниками были Борис Пастернак и Сергей Есенин , Осип Мандельштам и Анна Ахматова - все выдающиеся поэты. Среди них он был, может быть, не лучшим, но, несомненно, одним из лучших; однако, в отличие от них, после первоначальных сомнений он активно встал на сторону нового общественного строя. Высшее руководство советского государства в свою очередь удостаивало его милости, сначала Ленин и Луначарский , а в последнее время и военный комиссар Лев Троцкий , один из самых блестящих умов революции, высоко ценивший "огромный талант" Маяковского, у которого "принятие революции естественнее, чем у кого бы то ни было из русских поэтов".

Опасность, что сам Маяковский превратится в памятник, была достаточно велика. Весной 1924 года, в то время, когда он раздумывал над поэмой о Ленине, он работал еще над одним стихотворением на тему памятников и юбилеев. 6 июня 1924 года отмечался 125-летний юбилей Александра Пушкина - событие, заставившее Маяковского лишний раз сформулировать собственное отношение к своему коллеге. Если для самого Маяковского его отношение к Пушкину было раз и навсегда определено, то другим вопрос не казался столь очевидным. В декабре 1918 года в стихотворении "Радоваться рано" Маяковский нападал на коллегу-поэта со словами:

"А почему / не атакован Пушкин? / А прочие / генералы классики?" Формулировка задела Луначарского, считавшего, что такое презрение к классикам противоречит интересам рабочего класса: вместо того чтобы механически отбраковывать великих писателей прошлого, у них следует учиться. Маяковский возразил, что он атаковал не поэта Пушкина, а памятник и что он, как и другие футуристы, ополчился не против старой литературы, а против того, что она выдвигается в качестве образца для литературы современной.

Кроме того, подчеркивал он, нельзя воспринимать его слова буквально. В действительности Маяковский очень любил Пушкина. Когда он работал над стихотворением "Юбилейное", Осип читал ему вслух "Евгения Онегина", и хотя Маяковский знал его наизусть, он отключил телефон, чтобы им не мешали.

Однако в эстетической атмосфере, рожденной революцией и активно создаваемой самими лефовцами, открыто признаться в любви к Пушкину было нелегко. Чтобы оправдать свою любовь к Пушкину, Маяковскому пришлось сделать его соратником по перу, лефовцем. На самом деле, утверждается в стихотворении, Пушкин вел в 1820-е годы такую же борьбу за обновление поэтического языка, какую Маяковский ведет сейчас, сто лет спустя, и если бы Пушкин был его современником, то Маяковский позвал бы его в соредакторы по "Лефу" и дал бы ему писать и агитационную поэзию, и рекламные стихи...

Эта мысль была подхвачена "младоформалистом" Юрием Тыняновым в эссе о современной литературе "Промежуток", написанном в том же 1924 году. Тынянов рассматривал рекламные стихи Маяковского как необходимую языковую лабораторную работу, которая напрямую соответствовала пушкинским экспериментам с "низкими жанрами", таким, например, как альбомные стихи. В названии "Юбилейное" отражено ироническое отношение Маяковского к подобным праздникам. Стихотворение написано в форме разговора с Пушкиным, которого Маяковский стаскивает с пьедестала на Тверском бульваре, чтобы с ним поговорить: "У меня, / да и у вас, / в запасе вечность. / Что нам / потерять /часок-другой?!" Затем стихотворение развивается по двум основным линиям. Первая - страх превратиться в памятник, судьба, которая постигла Пушкина и угрожает ему самому: Может я один действительно жалею, что сегодня нету вас в живых. Мне при жизни с вами сговориться б надо. Скоро вот и я умру и буду нем. После смерти нам стоять почти что рядом: вы на Пе, а я на эМ.

Маяковский любит Пушкина "живого, а не мумию", как поэта, тоже прожившего бурную жизнь, прежде чем на него "навели хрестоматийный глянец". Когда в конце стихотворения он возвращает Пушкина на пьедестал, он делает это с заклинанием:

Мне бы памятник при жизни полагается по чину.

Заложил бы динамиту - ну-ка, дрызнь!

Ненавижу всяческую мертвечину!

Обожаю всяческую жизнь! Вторая основная линия касается извечно актуального противостояния лирика и общественного поэта. "Вред - мечта, - пишет Маяковский, "бесполезно грезить", когда "надо весть служебную нуду": Только жабры рифм топырит учащённо у таких, как мы, на поэтическом песке. Футуристами "лирика / в штыки / неоднократно атакована" в поисках "речи / точной / и нагой", Но поэзия ? пресволочнейшая штуковина: существует - и ни в зуб ногой. Поэзия существует, поскольку существует любовь, - в новом обществе тоже, вопреки всем аскетичным идеалам:

Говорят -

я темой и-н-д-и-в-и-д-у-а-л-е-н!

Entre nous... чтоб цензор не нацикал.

Передам вам - говорят - видали даже двух влюбленных членов ВЦИКа. 

Тон ироничен, но размышления Маяковского о любви и поэзии имели вполне конкретный фон.

Ссылки:
1. ФУТУРИСТАМ НЕ УДАЕТСЯ ЗАВОЕВАТЬ ДОВЕРИЕ ГОСУДАРСТВА

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»