Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Классон Р.Э., его семья и "железный занавес"

В этой главе стоит заодно затронуть такие темы как возведение большевиками "железного занавеса" на границах России и барьера для недопущения в вузы детей "буржуазных спецов": как все это отразилось на семье Р.Э. Классона? Для зачина приведем пассаж из письма С.Н. Мотовиловой И.Р. Классону :

"Мама видела Классона после революции только один раз, но в каком это году было, не помню. Во всяком случае, после смерти Ленина. Вы и Ваш брат должны были поступить в вуз, и Вас и Вашего брата не приняли. Ваш брат даже одно время был шофером. Не приняли Вас, потому что вы были дети интеллигента. Та же история произошла с Викой [Некрасовым] и многими его друзьями. Много из-за этого было драм. Классон написал об этом, т.е. о Вас, Крупской . Надежда Константиновна была очень возмущена и послала статью в "Правду". Что у нас, мол, те же нравы как в царской России, где были особые привилегированные заведения (как пажеский корпус, лицей и пр.), куда принимали только детей из определенных семей, ну и теперь у нас то же самое. Статья эта вызвала восторг за границей. Ее всюду перепечатали и писали, что вот, мол, до чего у них дошло, сама Крупская возмущается. После этого вышел приказ (очевидно от Сталина ?), чтобы статьи Крупской проходили какую-то цензуру, как статьи простых смертных.

Но, к счастью, у Классона был в Германии какой-то патент на какое-то изобретение и благодаря этому он смог обоих своих сыновей послать за границу. Ну, напишите, что тут правильно, а что неправильно".

Здесь стоит переадресовать возмущение Н.К. Крупской к ее мужу и другим соратникам-большевикам: "В июне 1922 года Политбюро по инициативе Ленина рассмотрело вопрос об антисоветских группировках среди интеллигенции. <...> Предписывалось осуществлять "фильтрацию студентов", имея в виду "установление строгого ограничения приема студентов непролетарского происхождения и установление свидетельств политической благонадежности?<...>" ( Дмитрий Волкогонов. Ленин ).

А теперь приведем вполне справедливые слова (в то же время не приемля большевистское "воспитание в коммунистическом духе" для получения "верных слуг пролетариата") из статьи Крупской "О классовом приеме в ВУЗы" ("Правда", 15 августа 1923 г.):

"<...> Старая власть закрывала двери учебных заведение для рабочих и крестьян. Высшие учебные заведения предназначались, главным образом, для детей дворян, капиталистов, чиновников, интеллигенции. Советская власть широко открыла двери всех учебных заведений для трудящихся. Так как сын какого-нибудь инженера стоит в несравненно более выгодных условиях в отношении подготовки, чем сын рабочего или крестьянина, то равный доступ в ВУЗы для них означал бы на деле привилегию для первого. Под видом равенства на деле существовало бы самое вопиющее неравенство, существовала бы старая привилегия. Вот почему советская власть поступает совершенно правильно, когда принимает ряд мер, чтобы облегчить прием в ВУЗы детям рабочих и крестьян, создает рабфаки и т.д. Привилегия для рабочих и крестьян при поступлении - дело простой справедливости. Но всякую, самую хорошую идею можно извратить, внеся в нее мертвый бюрократизм, превратив ее в объект демагогии. <...> Или, талантливый юноша. Сын инженера. Каждодневно слышит разговоры о машинах, с детства изучил конструкции машин, бредит авиацией. Отец оказывает крупные услуги советской власти, работает по 12-14 часов в сутки. Сына не допускают ни в один ВУЗ: нетрудовой элемент. Разве это дело? Разве в Советской России можно швыряться талантами! Одно дело - делать все, чтобы открыть доступ в ВУЗы детям рабочих и крестьян, другое - создавать из образования привилегию, культивировать дворянство навыворот. Формализм и демагогия затемняют совершенно правильно взятую линию. Демагогия на почве классового приема в ВУЗы отодвигает на задний план, затемняет еще другое, чрезвычайно важное полезное. <...> Нужно в этом отношении держаться образа действий либеральной буржуазии, у ней учиться: нельзя нервничать по поводу каждого попавшего в ВУЗ сына инженера. Если преподавание в ВУЗах будет поставлено как следует, каждый студент будет воспитываться в коммунистическом духе, будет выходить из ВУЗа верным слугой пролетариата. И тогда что за беда, если в вуз будет попадать известный процент интеллигенции. ВУЗ превратит сыновей инженеров, врачей, профессоров в верных слуг пролетариата".

Когда И.Р. Классон в 1962-м прислал С.Н. Мотовиловой это выступление ее старой знакомой, она живо откликнулась:

"Не могу Вам сказать, как я Вам благодарна, что Вы нашли и прислали мне статью Крупской, которую я мечтала найти все эти годы, с тех пор как Классон маме рассказал о ней. С тех пор мечтала ее прочесть. Я люблю Крупскую. Но я конечно во многом с ней не согласна. По-моему, должны быть равны все граждане одной страны. Я ненавижу колониализм, ненавижу, ибо два года жила под немецкой оккупацией, и всюду были надписи "nur fur Deutsche" [("только для немцев")]. Постоянное сознание, что ты человек 2-го сорта. Люди 1-го сорта имели право на электрическое освещение, отопление и прочее, а мы, люди 2-го сорта, всего этого были лишены".

Точнее не скажешь: не только нацисты, но и большевики разделили всех людей на два сорта: первый и второй (хотя попадая в ГУЛАГ, эти сорта существенно перемешивались)!

Кстати попытки Р.Э. Классона преодолеть "железный занавес" для своих родных зафиксированы в биографической хронике В.И. Ульянова-Ленина и записях его дежурных секретарей. Началась эта эпопея 7 сентября 1921 года, когда Особая комиссия под председательством Л.Б. Красина постановила командировать за границу начальника Гидроторфа Р.Э. Классона для заказа машин (14 сентября аналогичное решение принял и Совнарком). В группу для поездки в Берлин были включены жена и сын нашего героя, но с "соответствующими служебными функциями". Это следует из письма Гидроторфа в Наркомат Внешней Торговли от 27 сентября:

"<...>Управлением по делам Гидроторфа срочно командируется в Германию Ответственный руководитель "Гидроторфа" инж. Р.Э. Классон , в сопровождении личного секретаря Е.Н. Виноградовой и техника "Гидроторфа" И.Р. Классона . Настоящим обращаемся в Наркомвнешторг с просьбой снабдить за счет Гидроторфа упомянутых Р.Э. Классона, Е.Н. Виноградову и И.Р. Классона необходимым денежным довольствием, выдав таковое авансом в Москве николаевскими денежными знаками по нормам Внешторга для Р.Э. Классона как специалиста первого разряда, для Е.Н. Виноградовой и И.Р. Классона - по общим нормам, а также дать распоряжения представителям Р.С.Ф.С.Р. в Латвии и Германии о снабжении упомянутых лиц денежным довольствием в соответствующих валютах по тем же нормам".

Однако выезд за границу Е.Н. Виноградовой и И.Р. Классона был запрещен. Итак: 19 октября. Ленин пишет письмо заместителю председателя ВЧК И.С. Уншлихту по вопросу поездки за границу Е.Н. Виноградовой и И.Р. Классона (письмо не разыскано). 22 октября. Ленин читает письмо заместителя председателя ВЧК И.С. Уншлихта от 22 октября 1921 г. по вопросу о запрещении выезда за границу Е.Н. Виноградовой, начальнику Гидроторфа Р.Э. Классону и его сыну старшему технику И.Р. Классону. На письме делает пометки "т. Молотову", "в архив Цека о Классонах".

18 декабря. Ленин поручает Л.А. Фотиевой : направить председателю Госплана Г.М. Кржижановскому на отзыв записку замнаркома внешней торговли А.М. Лежавы о командировании в Берлин старшего техника Гидроторфа И.Р. Классона. 30 декабря. [(В декабре 1921 г. Р.Э. Классон обратился к В.И. Ульянову-Ленину с письмом, в котором просил разрешить его сыну Ивану выехать за границу для продолжения учебы и прохождения практики на заводах Германии и Швейцарии.)]

Без N

Кржижановскому о выезде за границу сына Классона. "Письмо Классона о разрешении его сыну выезда за границу дано мною на заключение Кржижановскому, записано в книге без N". 10 января 1922 г. Кржижановский возвратил [записку Ульянова-Ленина с письмом Р.Э. Классона] с резолюцией

"10.1. Тов. Молотову за вх. N 24/Л". 10 января. Ленин дает поручение секретарю СНК направить на рассмотрение в ЦК РКПб письмо начальника Гидроторфа Р.Э. Классона с просьбой разрешить выезд за границу его сыну, старшему технику Гидроторфа И.Р. Классону. 11 января. Молотов ответил, что послал на заключение ВЧК 10/1. 13 января. Тов. Молотов ответил, что ВЧК не разрешает сыну Классона выезд за границу. Пришлет письменное заключение. Март, не ранее 17-го. Ленин читает письмо председателя Госплана Г.М. Кржижановского от 17 марта 1922 г. по вопросу о выезде за границу старшего техника Гидроторфа И.Р. Классона. Делает надпись на конверте о направлении документа в архив. 18 марта. Ленин направляет письмо И.С. Уншлихту о своем согласии на поездку старшего техника Гидроторфа И.Р. Классона за границу:

"Помните, я Вам писал однажды о том, чтобы не пускать за границу сына Роберта Эдуардовича Классона? По наведенным мною теперь справкам надобность в этом отпала. Значит, с моей стороны, препятствия к его выезду нет".

В справке, посланной Управделами Гидроторфа В.И. Богомоловым в январе 1922-го тов. Л.С. Сосновскому , содержались дополнительные подробности "невыезда за границу" И.Р. Классона, которые косвенно указывают на В.И. Ульянова-Ленина как на инициатора запрета, уже после выдачи разрешения со стороны ВЧК:

7 сентября 1921 года особая Комиссия под председательством Л.Б. Красина, назначенная Председателем Совнаркома для рассмотрения дел Гидроторфа, постановила командировать в Германию Ответственного Руководителя Гидроторфа Р.Э. Классона и с ним одно или несколько лиц для заказов за границей машин для добычи торфа и машин для завода обезвоживания торфа. Управление по делам Гидроторфа назначило в командировку с Р.Э. Классоном старшего техника Гидроторфа И.Р. Классона, как специалиста по добыче торфа гидравлическим способом, знакомого в то же время с работами Гидроторфа по искусственному обезвоживанию торфа. Эта командировка была утверждена Цуторфом и Наркомвнешторгом. Наркомвнешторг обратился в установленном порядке в Отдел виз Наркоминдела, и 26 сентября последним были выписаны заграничные паспорта, на которых в последних числах сентября или первых октября была поставлена виза ВЧК - разрешение на выезд за границу. Р.Э. Классон еще в августе запросил и получил германское разрешение на въезд. Поэтому после визы ВЧК он смог сейчас же получить германскую визу и 6 октября выехать из Москвы в Берлин. Для И.Р. Классона германское разрешение было получено в Германском Представительстве в Москве лишь 26 ноября. Между тем около 10 ноября Особый отдел [ВЧК] сообщил Наркомвнешторгу о своем отказе в разрешении на выезд за границу И.Р. Классону. Этот отказ остался в силе до сих пор (ф. 758 РГАЭ). По-видимому, аналогичный отказ пришел и в отношении Е.Н. Виноградовой.

Поскольку письмо В.И. Ульянова-Ленина зампреду ВЧК И.С. Уншлихту, скорее всего, утрачено, то мы можем лишь теряться в догадках, какие были у Председателя Совнаркома основания не пускать за границу И.Р. Классона в октябре 1921-го и по каким причинам надобность в запрете отпала в марте 1922-го. За границу он выехал, тем не менее, в сентябре 1922-го и уже для учебы в Германии (см. главу "Классонята" ). Наиболее логичной причиной было не пускать за границу "семью из трех человек" (хотя еще трое детей нашего героя оставались в Москве в качестве "заложников", а Софья Робертовна в это время со своим мужем уже работала за границей).

Косвенное подтверждение этому мы находим и в письме С.Н. Мотовиловой своему московскому корреспонденту: "Я думаю о том, почему Вас не сразу пустили учиться в Германию? Сын Луначарского Тотошка был женат три раза. Его первая жена - американка. Она, кажется, упала с лошади и уехала лечиться в Америку. Он хотел поехать к ней, но его так и не пустили, сказали, что "достаточно у нас детей и родственников наших наркомов, которые не хотят вернуться к нам, и остались за границей". Сын Коллонтай . Семья Красина , полпреда в Англии. Это правда - Жена Красина (урожденная Миловидова , мы ее знали в Лозанне) так и не вернулась в СССР. А кто был Старков ? Кто Кирпичников ? Это на самом деле были вредители или зря оклеветаны? Вы не думаете, что Радченко и Кржижановский могли завидовать Классону? Как инженер он был лучше их, и более знаток как марксист? Видите, я, может быть, ошибаюсь. Но и Радченко, и Кржижановский, став коммунистами, оказались выше Классона.

Много вреда принесло стране это недоверие к русской интеллигенции , которая сразу же пошла работать с большевиками. Ежели ты "член партии", значит, тебе доверять можно, а не "член", значит подозрителен. Ведь как раз наоборот. Если человек хочет вредить, он постарается влезть в партию, так как тут вредить лучше. И в первые годы революции партия разбухла за счет лиц, ничего в марксизме не понимающих! Ну, "благодать" сразу же сходила на них".

Ссылки:
1. Под большевиками (Классон Р.Э. и электростанции)

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»