Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Благие деяния Горького в 1917-19 гг

К благим деяниям Горького принадлежит открытие ДИСК (дома искусств) и ЦЕКУБУ (Центральной комиссии по улучшению быта ученых) :

Дом искусств, или ДИСК, открылся 19 ноября 1919 года, а ЦЕКУБУ возникла в 1920-м под председательством бакинца Артемия Халатова .

Тогдашний Петроград медленно разрушался, на Невском выросла трава меж торцов, здания осыпались и ветшали, из всех ремесел процветала одна спекуляция - в такие времена людям свойственно сбиваться в кучки, выживать группками; собирались эти группки, как водится, по профессиональному признаку.

Из молодых Горький в это время поддерживает главным образом литературную группу "Серапионовы братья" - она серьезно стремилась к тому, чтобы занять доминирующие позиции на литературном фронте, и много делала для этого. Письма "Серапионов" к Горькому дышат откровенным подхалимажем, и все же в выборе покровителя сказалась некая глубинная общность их установок. "Серапионы" - сблизившиеся в Петрограде в 1918 году студийцы Корнея Чуковского , обучавшиеся в его студии в доме Мурузи переводам и литературной критике. Дом Мурузи на Литейном, 24 был тогда местом сбора литературной молодежи, которую Горький пытался - и небезуспешно - приспособить в будущем к работе во "Всемирной литературе" , академическом издательстве, призванном ревизовать духовное наследие всех прошлых веков и дать пролетариям в новых переводах его лучшие образцы.

В дом Мурузи потянулись пишущие молодые люди - больше в Петрограде и делать было нечего, талантливых сочинителей насчитывались сотни, в массе своей это были дети Серебряного века, воспитанные на русском декадансе и пытавшиеся осмыслить опыт революции, пережитый ими на границе отрочества и юности. Именно из этой молодежи выросли потом обэриуты, в этих кружках блистали Нина Берберова , Николай Чайковский , Всеволод Рождественский , Геннадий Гор , Владимир Познер (отец телеведущего) - словом, будущие звезды как питерской, так и эмигрантской словесности. Здесь, на лекциях Чуковского, познакомились Константин Федин , Михаил Зощенко , Лев Лунц , Всеволод Иванов , Мария Алонкина , Елизавета Полонская , Николай Тихонов , Вениамин Каверин и Михаил Слонимский (в разное время в группу входило еще несколько человек, но они не составляли костяка). В честь гофмановского романа назвались "Серапионовыми братьями".

Правду сказать, тогдашний Питер действительно был городом ожившей гофманианы, и повальное увлечение фантастикой было вполне оправдано. Город-призрак, по которому бродят тени бывших людей, запечатлен в ранней серапионовской прозе. У Федина, Иванова и Зощенко был за плечами опыт империалистической, а потом и Гражданской войны, но признанным лидером сообщества был молодой, ярко одаренный Лев Лунц - автор философских пьес и сатирических гротесков в прозе. Именно Лунц провозгласил главный девиз "Серапионов" - "На Запад!". В этом смысле они были явно близки Горькому с его проевропейской ориентацией, с установкой на активность, деловитость и энергию. Лунц призывал учиться у Запада - прежде всего осваивать сильную, динамичную фабулу, преодолеть вечную аморфность русской прозы, научиться держать читателя в напряжении. Сохранилось письмо Лунца к Горькому - там он сетует на то, что чувствует себя чужаком в русской прозе, и на полном серьезе спрашивает, можно ли ему заниматься литературой в России, коль скоро он еврей и отказываться от своего еврейства не собирается. Горький отнесся к его письму столь же серьезно и благословил на писательство.

"В период величайших регламентаций, регистраций и казарменного упорядочения, когда всем был дан один железный и скучный устав, - мы решили собираться без уставов и председателей, без выборов и голосований", - писал Лунц в статье "Почему мы "Серапионовы братья?": пожалуй, среди таких потрясений писателю трудно было выживать в одиночку. Групп вообще было много, но самой устойчивой и талантливой оказалась эта. Лунц умер от ревмокардита в Берлине, в 1924 году.

Зощенко вырос в популярнейшего советского сатирика, подвергся сталинскому разносу и травле, дожил до половинчатой реабилитации. Федин сделался литературным сановником. Каверин превратился в первоклассного, хотя и несколько подросткового писателя. Все они с наибольшей нежностью вспоминали один и тот же период своей жизни - время интенсивного общения с Горьким . Всеволод Иванов все не мог забыть, как Горький хотел справить ему сапоги, и в результате вместо одной пары сапог добыл четыре. Горький и вообще любил заботиться о литературной молодежи - опекать, подсказывать; едва ли эта забота была для него только источником дополнительного самоуважения - скорей тут была память о начале собственного пути, о том, как трудно давались ему первые публикации, и он всю жизнь старался максимально облегчить молодым путь к профессиональному становлению. Символична ставка все на тот же Запад - на рационализм, культуру и энергию.

Впрочем, у Всеволода Иванова - русейшего из русских - ничего такого не было, однако в серапионовском братстве он смотрелся вполне органично, поскольку всю компанию объединяли не столько формальные установки, сколько истовое отношение к профессии. Они приветствовали друг друга фразой: "Здравствуй, брат, писать трудно?". Горький имеет к ней прямое отношение: Федин в одном из писем признался, что это главный урок, вынесенный им из собственного литературного опыта, и Горький восторженно подхватил: да, да, хорошо писать - трудно! С его одобрения фраза и стала паролем. Горький, конечно, на заседания не ходил и группой не руководил - "Серапионов" обучали и влияли на них главным образом Чуковский , Евгений Замятин и Виктор Шкловский , - но именно он способствовал выходу их единственного альманаха и со всеми участниками группы был в переписке. "Серапионы" воплощали его мечту о творческой дружбе - идиллию вроде той, что он пытался сформировать в "Знании" .

Ссылки:
1. Горький и революция 1917 г

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»