Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Посещение НИИ-88 президентом АН СССР и ректором МЭИ Голубцовой

Последовало указание Гонору встретить, принять, все показать и договориться о последующем сотрудничестве. Но Вавилов, как оказалось, собрался к нам не в сопровождении маститых академиков. Я был предупрежден о возможном визите президента, необходимости участия во встрече и подготовке предложений для Академии наук. С нашей стороны предполагалось участие Гонора , Победоносцева , Королева , Синельщикова и мое . В назначенный для встречи день Гонор по телефону задает мне неожиданный вопрос:

- Какой институт вы кончали?

- Московский энергетический имени Молотова.

- А кто там директор?

- Валерия Алексеевна Голубцова .

- Она не Голубцова, а Маленкова - жена Георгия Максимилиановича , надо

знать.

- Прекрасно знаю, Лев Робертович , а что вы от меня хотите?

- Вы должны будете рассказать ей о проблемах, в которых ее институт может нам помочь, а я вас представлю как работающего у нас на руководящей должности выпускника МЭИ . Может быть, в самом деле будет какая-нибудь польза. Имейте в виду, что она приезжает вместе с Сергеем Ивановичем Вавиловым. Гонор явно хотел, чтобы институт произвел впечатление на Голубцову. Кто знает, что она может после визита к нам сказать самому Маленкову , который не только член политбюро, но и председатель Комитета N 2 ! Такой визит мог иметь серьезные последствия. Я не стал объяснять, что Голубцову знал еще до того, как она стала директором МЭИ, и не сомневался в том, что встреча будет полезной для НИИ-88 и МЭИ.

В нужный час мы выстроились у парадного подъезда директорского здания. Вавилов и Голубцова приехали в одном ЗИСе. Вавилов, пропустив Голубцову чуть вперед, приблизился к нашей небольшой группе и начал здороваться. Гонор решил каждого представить. Увидев меня, Голубцова приветливо улыбнулась, притянула руку и не по-женски крепко пожала:

"Ну, Черток, вот ты, оказывается, где". Потом обратилась к Вавилову, видимо, в продолжение разговора, который вели по пути в Подлипки: "Видите, Сергей Иванович, МЭИ уже может доложить, что его выпускники делают ракеты".

Таким образом, я удостоился и внимания президента, которого видел впервые. Гонор был явно доволен, что первый "экспонат" его института понравился знатной гостье. Поднимаемся на второй этаж, замечаю, с каким трудом шагает по ступенькам Вавилов. В кабинете Гонора Вавилов попросил коротко ознакомить с задачами и структурой института и, если мы готовы, в самом общем виде сказать о проблемах, в решении которых Академия могла бы оказать помощь. Правда, добавил он, Академия и сама заинтересована в этих работах, в частности, открываются совершенно новые возможности для исследования космических лучей, верхних слоев атмосферы и различных явлений в ионосфере. Очень важные работы могли бы проводить вместе по изучению прохождения радиоволн через ионосферу, если бы удалось установить соответствующую аппаратуру на ракеты. Королев очень живо отреагировал на идеи, высказанные Вавиловым. От общих идей он предложил перейти к конкретным предложениям по проведению экспериментов уже осенью этого года. Для этого, заявил Королев, нам необходимы не только пожелания, а описания и чертежи приборов, схемы их подключения и специалисты, с которыми мы могли бы работать над конкретными компоновками.

Моя "домашняя заготовка" содержала предложения по исследованию свойств ионосферы для уменьшения ошибок системы радиоуправления и разработке проблем радиоконтроля траектории полета. Гонор перечислил несколько проблем, связанных с разработкой новых материалов. В целом перечень задач для Академии наук получился весьма объемным. Вавилов внимательно слушал и делал заметки в своем блокноте. Валерия Алексеевна не вмешивалась в наш разговор с президентом. Но когда разговор начал иссякать, она предложила, чтобы я приехал в МЭИ. Она соберет у себя узкий круг профессуры, которому, если нет возражений, я сделаю сообщение об основных проблемах, после чего можно будет договориться о совместной работе отделов НИИ-88 с кафедрами. Если надо, заключим договора на проведение НИРовских работ силами кафедр.

"Но, - добавила она, тут уже сказался опыт администратора, - просто оплата - компенсация расходов - нас не очень интересует. МЭИ заинтересован в создании специализированных лабораторий, а для этого необходима помощь оборудованием и приборами". Здесь Голубцова обвинила промышленность:

" Наркомы вывезли все, что только могли, из Германии, а теперь не желают делиться ни с Академией, ни с вузами. Поэтому, если хотите, чтобы наука помогала, будьте добры, помогите ей тоже".

В отличие от мягкой, типичной для интеллигента старой школы, манеры обращения Вавилова Валерия Алексеевна говорила жестко и требовательно: "Хотите иметь хороших молодых специалистов, хотите, чтобы наши ученые вам помогали, хотите, чтобы мы на кафедрах вели для вас серьезные работы, - помогайте делом, а не маниловскими пожеланиями".

Голубцова сочла нужным сказать об отличии тематики МЭИ от вузов типа Московского авиационного, МВТУ имени Баумана, Военно-механического и некоторых других. МЭИ был тесно связан с общими народнохозяйственными проблемами. Послевоенное восстановление разрушенной энергетики, электрического транспорта, освоение технологии современного электромашиностроения, электроприборостроения, кабельного производства, электроламповой техники, электроприводов для всего машиностроения - вот какие проблемы определяют профилирование выпускников МЭИ и, соответственно, научные заботы кафедр. Таков был смысл весьма эмоциональной речи директора МЭИ. Она решила сразу поставить на место "зарвавшихся" в своих непомерных аппетитах ракетчиков.

Вероятно, до нас Голубцова уже проводила подобного рода воспитательную работу с атомщиками и другими претендентами на привилегии в послевоенной науке. Но кончилось все мирно. Было повторно сказано: "Пусть Черток приезжает, он еще не забыл МЭИ, надеюсь, что мы договоримся". Когда гости уехали, Королев не упустил случая громко, чтобы все поддержали, задать вопрос: "Ну, Борис, признавайся, чем ты отличался, что такой директор до сих пор тебя не забыла?". Теперь об этом можно рассказать. См. Черток Б.Е.: учеба в МЭИ и знакомство с Голубцовой (Маленковой) А тогда я отделался коротким ответом, что встречался с Голубцовой во время учебы в МЭИ.

Я позволил себе так подробно остановиться на встрече в 1947 году в НИИ-88 с президентом Академии наук Вавиловым и директором МЭИ Голубцовой, потому что это событие было показательным в стремлении к объединению в единой системной общегосударственной программе фундаментальных исследований Академии, научного потенциала вузов и отраслевой науки с наиболее передовой технологией промышленности. В последующие годы такое единение действительно было достигнуто. Королеву в начале пятидесятых годов удалось добиться относительной самостоятельности, а в 1953 году он был избран в члены-корреспонденты Академии наук. Он особенно заботился об укреплении такого тройственного союза наук и ревностно оберегал его от разрушительных ведомственных тенденций к автономиям.

Ссылки:
1. Черток Б.Е. снова в МЭИ
2. Сделать Р-1 - "копию" немецкой А-4, оказалось очень не просто
3. Наука была относительно защищена от борьбы с "косм" в оборонных отраслях
4. СОЮЗ РАКЕТЧИКОВ С НАУКОЙ
5. Первое ракетное десятилетие: введение

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»