Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

КБ-11: размещение и контроль

Как известно, первая атомная бомба создавалась в КБ-11 . 14 декабря 1945 года Спецкомитет при СНК СССР принял предложение Б.Л. Ванникова, А.П. Завенягина, И.В. Курчатова, Ю.Б. Харитона, А.И. Алиханова об организации КБ-5 (первоначальное наименование будущего КБ-11) и поручил группе исполнителей, включая А.П. Завенягина , предварительно определить, где оно могло бы разместиться. В январе 1946 года Курчатов, Кикоин, Ванников, Первухин и Завенягин представили И.В. Сталину доклад о состоянии работ по получению и использованию атомной энергии, где, в частности, сказано: "Учитывая особую секретность работ, решено организовать для конструирования атомной бомбы специальное конструкторское бюро с необходимыми лабораториями и экспериментальными мастерскими в удалённом, изолированном месте. Для размещения этого бюро намечен бывший завод производства боеприпасов (* 550) в Мордовской АССР в бывшем Саровском монастыре (в 75 км от ж.-д. станции Шатки юго- восточнее г. Арзамаса), окружённом лесными заповедниками, что позволит организовать надёжную изоляцию работ". К 16 марта 1946 года проблема получила всестороннюю оценку, и Спецкомитет принял окончательное решение, возложив на Первое Главное управление ( Б.Л. Ванникова ) "проведение всех мероприятий, связанных с развёртыванием работ КБ-11, и материально-техническое обеспечение всех работ КБ-11". Тогда же принято предложение комиссии (в неё входил и А.П.) о размещении КБ-11 на базе завода * 550 Наркомсельхозмаша и прилегающей к нему территории (будущий Арзамас-16). Место для научно-производственного комплекса выбрали, руководствуясь сталинским условием: "В уединённом месте, вдали от больших трасс и дорог, не далее 400 километров от Москвы".

Официальной датой создания нового "атомного" центра считается 9 апреля 1946 года (Постановление СМ СССР * 805-327 сс). Совмин утвердил руководство бюро и его дислокацию. 13 апреля 1946 года Спецкомитет дал задание Б.Л. Ванникову, М.Г. Первухину, И.В. Курчатову и А.П. Завенягину совместно с П.М. Зерновым и Ю.Б. Харитоном оперативно, за пять дней:

а) разработать мероприятия, обеспечивающие проведение строительства в две

очереди: в первую очередь - приспособление существующих зданий завода * 550

и строительство, необходимое для обеспечения работ КБ?11 на новом месте,

начиная с июня-июля 1946 г. (часть лабораторий, жилые и бытовые здания, связь,

водоснабжение, освещение, полигон, дороги);

во вторую очередь ? окончание строительства всех остальных объектов,

необходимых для полного развёртывания КБ?11 на новом месте к концу 1946 г.;

б) ещё раз проверить намечаемый по КБ?11 объём строительства с точки зрения

возможности его сокращения;

в) определить состав научных и инженерно-технических работников, а также

состав лабораторий, которые должны быть переведены на место работы в

июне-июле 1946 г.;

г) конкретнее определить задачи, которые должны быть решены КБ?11 на базе

бывшего завода * 550;

д) рассмотреть и принять в оперативном порядке меры, необходимые для

ускорения развёртывания КБ?11 на новом месте;

е) разработать меры по подбору и подготовке в НИИ-6, в ЦКБ-504 Министерства

сельхозмашиностроения и на заводе * 88 Министерства вооружения

конструкторских групп и соответствующего оборудования для последующего

перевода их на новое место работы КБ-11". Постановление правительства "О плане развёртывания работ КБ-11 при

Лаборатории * 2 АН СССР? (* 1286-525 сс) было принято 21 июня 1946 года. Главная задача - создать "Реактивный двигатель С" (сокращённо - РДС) в двух вариантах - плутониевом, с использованием сферического обжатия, и урановом-235, с пушечным сближением. Установлены и сроки предъявления к государственным испытаниям: плутониевого образца - к 1 января 1948 года, уранового - к 1 июня 1948 года. Совмин "отписал" СМР по КБ-11 Министерству внутренних дел СССР. Конкретным подрядчиком определено Стройуправление * 880 Главпромстроя МВД . Работы первой очереди предстояло выполнить к 1 октября 1946 года, второй (полный объём) - к 1 мая 1947 года. Предусмотрено всё, вплоть до увеличенных окладов и спецпитания. Впоследствии вопросы КБ-11 рассматривались неоднократно: речь шла и о научно-технических, производственных заданиях, и, увы, о переносе сроков строительства. Совмин объективно признавал (Постановление * 234-98 сс/оп от 8 февраля 1948 года), что намеченное не выполнено в связи с "новизной и непредвиденными научными и техническими трудностями создания РДС и отчасти с задержкой Конструкторским бюро подбора кадров, развёртывания работ и задержкой строительства для КБ-11 необходимых зданий и сооружений". При участии А.П. Завенягина принимаются решения укрепить КБ-11 руководящими конструкторскими кадрами, построить "местный" сборочный завод (10 июня 1948 года вышли соответствующие постановления правительства). В начале 1949-го научно- конструкторский сектор КБ-11 посетила высокая комиссия во главе с Б.Л. Ванниковым и А.П. Завенягиным.

Е.В. Вагин : "В нашем здании 19бис в одной из комнат на столах была размещена упрощённая схема автоматики и системы инициирования. Состояла она из аккумулятора, от которого работал умформер, питающий высоковольтный источник питания (ВИП), собранный по двухплечевой схеме умножения напряжения. ВИП выдавал высокое напряжение на конденсаторы блока зажигания (БЗ). К жгутам БЗ подключались розетки, в пробки которых были вставлены, неснаряжённые корпуса КД. При замыкании цепи исполнительным высоковольтным реле БЗ выдавал на электроды КД импульс напряжения, и между электродами проскакивала искра.

Пояснения по схеме автоматики давал Сергей Сергеевич Чугунов , по системе инициирования В.С. Комельков . Тут же присутствовали Харитон Ю.Б. , Детнёв В.И. , Алфёров В.И. и др. Во время демонстрации случился такой казус. Для большей наглядности с ВИП была снята крышка, а после срабатывания исполнительного реле на конденсаторах остаётся напряжение. Завенягин, о чём-то спрашивая, притронулся пальцем к конденсатору, естественно, электрический разряд заставил его отдернуть руку. Стоявший сзади Ванников воскликнул: "Слушай, Авраамий Павлович, у тебя из задницы искры летят!? Все засмеялись, разряжая создавшуюся напряжённую обстановку".

В.И. Жучихин : "Нашу лабораторию в КБ-11 каждый месяц посещала комиссия во главе с Курчатовым . С ним приезжал и Завенягин . Из посетителей он докучал меньше всех. Никаких вопросов. Молча наблюдает. Близко мы познакомились двумя годами позже, в 49-м, когда мы приехали на "двойку" ( Семипалатинский полигон ). Я был ответственным за систему управления подрывом, и мы проверяли её несчётное количество раз.

И вот однажды во время испытаний ко мне пришёл А.П. Наблюдал за работой. Не встревал, ни вопроса, ни замечания. Стал выяснять и расспрашивать только после того, как мы закончили. Его в основном интересовали вопросы надёжности срабатывания. Я отвечал как можно подробнее.

Позднее, на сборке заряда и на всех генеральных репетициях, Завенягин присутствовал обязательно.

Я знал, что А.П. ? представитель Берии, что был начальником лагеря в Норильске . Поэтому, как человек опытный, поначалу боялся его. Но не в пример начальнику режимного управления П.Я. Мешику , тоже генерал-лейтенанту, от Завенягина не то что грубого слова - повышенного тона никто не слышал. И он часто всех за дело благодарил. Однажды при мне осадил Мешика: "Хватит! Уходи! Будь здоров!" Этими словами он обычно ставил человека на место. А я проникся к нему уважением".

Наконец 8 апреля 1949 года руководство КБ-11 информировало Л.П. Берию о решении всех теоретических, конструкторских и технических задач по РДС-1. Время испытания первой бомбы стремительно приближалось.

Ссылки:
1. ЗАВЕНЯГИН-ОРГАНИЗАТОР СТРОИТЕЛЬСТВА И КОНТРОЛЯ ОБЪЕКТОВ АТОМНОМНОГО ПРОЕКТА
2. КБ-11 (ВНИИЭФ, АРЗАМАС-16)

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»