Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Успехи танкостроителей 1939

В ноябре 1939 года нарком обороны К. Е. Ворошилов , нарком тяжелого машиностроения В. А. Малышев и нарком среднего машиностроения И. А. Лихачев , отмечают авторы "Истории Коммунистической партии Советского Союза", сообщили в ЦК партии, что советские танкостроители в короткий срок "добились действительно выдающихся результатов, сконструировав и построив танки, равных которым нет".

Что скрывалось за этой строкой, сжатой как пружина, не утратившей напряжения и силы и ныне, строкой, что вобрала эпический сюжет судеб, проблем, целую историю в лицах? Откуда они взялись, эти танки, которым не было равных в мире? Пожалуй, этот документ - первая ступенька в огромной лестнице, вводящей одновременно и в историю жизни Малышева, и в определенную "главу" истории советского танкостроения.

Речь идет о тяжелом танке KB , создававшемся на Северном заводе , и о среднем Т-34 , созданном на юге, на одном из заводов. Третья важнейшая новинка - дизель-мотор В-2 , сердце KB и Т-34, не упоминался, но и он уже был на полпути к серийному выпуску. Рапорт наркомов в ЦК партии был подан в канун боев на Карельском перешейке , в канун первого безуспешного штурма линии Маннергейма (вся Финская война длилась с 30 ноября 1939 года по 13 марта 1940 года)...

KB испытывались сразу в боевых условиях . Что касается Т-34, то, как ни спешил коллектив создателей, в тот раз на фронт он не успел. "Вхождение" Малышева в курс танковых наук было поистине стремительным.

"С чем это северяне приезжали в Москву для доклада в Политбюро? - спросил он в один из февральских дней. Эпизод был действительно любопытный. ...Северяне-конструкторы под руководством Ж. Я. Котина создали трехбашенный тяжелый танк СМК (С. М. Киров). В таком трехбашенном виде макет СМК они и привезли в Москву для обсуждения в Политбюро. Главный конструктор тридцатилетний Жозеф Котин, выпускник бронетанковой академии , и его помощник инженер Афанасий Ермолаев давали пояснения. Уже в ходе обсуждения после нескольких вопросов руководителей партии и правительства Сталин подошел к макету, посмотрел еще раз на башни. И неожиданно, сняв одну башню, очень убежденно - об этом вспоминает ныне Ж. Я. Котин, - глуховато сказал:

"Нечего делать из танка... Мюр и Мерилиз. Уберите одну башню.

- Сколько весит эта? - Он тронул один из кубиков.

- Две о половиной тонны, - ответил Котин.

- Что ж, обратите этот вес на усиление бронезащиты. Был "рассыпан", как узнал Малышев, весь проект, была решена и научная и производственная проблема, почти "закрыт" век многобашенных танков.

Танки, напоминающие буддийские пагоды, удобные как мишени, танки, как потом узнает Малышев, с "большой парусностью" отходили в прошлое.

И одновременно задуманный, уже вчерне определившийся танк KB решено было делать однобашенным. Что ж, такое сокращение дистанций менаду КБ, заводом и правительством, налагавшее, конечно, особую ответственность на директора, инженеров, нравилось Малышеву.

Итак, "внимание, танки!". Везде - в КБ, на полигонах, изрытых траками, с разбитыми "карточками" (опытные квадраты бронелиста), рядом с моторами, оглушавшими грохотом, - Малышев проходил курс танковых наук...

В 1934 году вышла в свет книга отставного немецкого генерала австрийской службы Эймансбергера "Танковая война" .

"Напасть на противника и застать его еще не вполне подготовленным, - писал он, - сможет из воюющих сторон та сторона, которая будет готова раньше?. Время - это все... Время в ходе войны "уплотняется" танковыми катками. "Благодаря подвижности танка... все более сжимается пространство, которого у карликовых государств и так мало... Любое поражение, оставляющее самый незначительный прорыв фронта, может иметь катастрофические последствия, так как нет никакой возможности разминуться с противником, обладающим трехкратной скоростью по сравнению с пехотой", - разъяснял Эймансбергер принципы действия танков.

"Понятно,- думал и Малышев. Особых открытий тут нет. Столетних и даже тридцатилетних войн в наш век не будет..."

И впоследствии уже в годы войны в беседах с конструкторами в Москве он, как вспоминает один старейший советский дизелист, скажет так:

"Военную технику нельзя делать вечно. Это не тракторы. И нельзя "брать тиражом", надеяться на количественное преимущество. Ресурсы страны небезграничны. Надо оторваться от нынешнего уровня техники, сделать технику врага как бы бездейственной на поле боя... Качество - это более прямой путь к преимуществу..".

Но из этой идеи - военную технику нельзя делать вечно! ? Малышев никогда не делал следующего, казалось бы, очевидного вывода: раз век танка короток, то в развиваться он, танк, должен, так сказать, "дисгармонично", рывками. То становясь воплощением одной скорости, то представая как малоподвижная броневая крепость, то как "чистое" орудие.

Малышев приходил к мысли: Танк - "гармоничное единство огневой мощи, бронезащиты и скорости". Эта идея, которую затем защищал Малышев, подводя под нее соответствующую базу, выкристаллизовывалась в сложной борьбе, спорах. При кажущейся ясности она не была столь очевидной, а от решения этого вопроса, казалось бы, всецело относящегося к компетенции танкистов и конструкторов, зависел сам характер использования мощностей индустрии.

Авантюристическая доктрина "молниеносных" побед определила в эти же годы работу гитлеровской танковой промышленности, сам дух создания "панических" конструкций (для сеяния паники в рядах противника), когда за основу брался лишь один элемент танка. Какой именно?! В 1939-1941 годах - ставка на скорость, на мотор, двигатель и пулеметы...

В книге "Внимание - танки!" и проявился этот авантюризм мышления Г. Гудериана .

Как недавний кавалерист, автор книги воспевает голую скорость на свой лад: "Двигатель внутреннего сгорания до тех пор, пока он получает горючее, работает беспрерывно и не испытывает преждевременного истощепия, как человек или животное... Им (танкам) принадлежит инициатива в бою, ибо они сами выбирают наиболее удобную для их действий местность и наносят противнику внезапный удар... Как охотник в засаде, расчет противотанковой пушки должен... в течение многих часов и даже дней ждать, пока перед ним не появятся танки, а они появлялись обычно внезапно и в большом количестве".

Для нужд "молниеносной" войны и были сконструированы новейшие немецкие танки T-III и T-IV . Скорость - это бог! Танки эти появились в 1937 году, год спустя пошли в серию. Но при захвате Австрии, Польши удалось обойтись и танком Т-II с его броней в 15 миллиметров, с его 20- миллиметровой пушкой...

...Северный завод, куда Малышев приехал уже весной 1939 года в связи с рядом вопросов, связанных с броней, выпускал до войны танк Т-28 ...

Ссылки:
1. МАЛЫШЕВ В.А. - НАКАНУНЕ ВОЙНЫ

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»