Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

УС-КМО: УПРАВЛЯЕМАЯ СИСТЕМА "КОНТИНЕНТЫ - МОРЯ - ОКЕАНЫ"

В самом начале 1975 года Научно-технический комитет Войск ПВО совместно с 4-м ГУ МО провел расширенное совещание по вопросам обнаружения баллистических ракет, стартующих с континентов, морей и океанов. Американцы интенсивно наращивали группировку атомных подводных лодок-ракетоносцев . Ее роль в общей группировке стратегических наступательных вооружений значительно возросла. В 1974 году вышла на испытания первая межконтинентальная БРПЛ "Трайдент-1" .

На совещании Войск ПВО было признано необходимым приступить к работам по системе, способной вести наблюдение не только континентальной части территории США, но и акватории морей и океанов с непрерывно патрулирующими атомными подводными лодками.

14 апреля 1975 года было принято решение о разработке технических предложений по системе, получившей позже название УС-КМО . Проработка вопроса привела к выводу о том, что при создании новой системы придется решить целый ряд сложных и масштабных проблем. Для обеспечения эффективной работы УС-КМО понадобится строительство двух командных пунктов - западного и восточного. Скорость передачи информации необходимо будет увеличить... в пятнадцать раз по сравнению с системой УС-К .

В 1977 году к разработке аванпроекта спутника приступило НПО имени С.А.Лавочкина, бортовой аппаратуры обнаружения - ГОИ имени С.И.Вавилова. В 1978 году к разработке системы с геостационарными спутниками приступил ЦНИИ "Комета".

До 1982 года главным конструктором системы УС-КМО был Владислав Григорьевич Хлибко . После того, как он оставил должность по состоянию здоровья главным конструктором системы в ЦНИИ "Комета" стал К.А.Власко-Власов . С 1977 года главным конструктором космических аппаратов в НПО имени С.А.Лавочкина был А.Г.Чесноков . В 1985 году главным конструктором стал Александр Львович Родин .

В декабре 1978 года аванпроект завершили, и 16 января 1979 года было принято решение о создании геостационарной системы УС-КМО .

Вводить систему наметили в три этапа.

Первый этап. Ввод в строй первой очереди западного КП и запуск космических аппаратов на стационарные орбиты для проведения испытаний и набора статистики по фоно-целевой обстановке в ракетоопасных районах западного направления.

Второй этап. Ввод в строй комплекса восточного КП и запуск космических аппаратов на стационарные орбиты для наблюдения за POP восточного направления.

Третий этап. Ввод в строй второй очереди западного КП и формирование орбитальной группировки полного состава. Коллектив "Кометы" приступил к разработке наземной аппаратуры для западного командного пункта в Серпухове и восточного командного пункта, строительство которого было намечено развернуть на объекте 485 в окрестностях Комсомольска-на-Амуре .

На объекте 455 в Серпухове решено было нарастить уже имеющийся комплекс СУП и, превратив его в радиотехнический информационно-управляющий комплекс - РИУК . В состав РИУК предполагалось ввести станцию управления и приема информации 5Н34 , вычислительный центр управления, вычислительный центр обработки информации и средства функционального контроля. По замыслу разработчиков восточный КП должен стать самым крупным из всех ранее созданных ЦНИИ "Комета" объектов. В его состав было предложено ввести полностью автоматизированную СУПИ .

Сложные проблемы создания спутника нового поколения, отсутствие необходимой производственной и стендовой базы и ряд других вопросов не позволили вовремя приступить к реализации проекта. Лишь в июне 1983 года было принято решение о создании новых средств космического наблюдения.

Рассказывает И.Л.Шевалев - помощник генерального конструктора и генерального директора НПО имени С.А.Лавочкина.

"После смерти Г.Н.Бабакина и закрытия лунной программы основная часть усилий конструкторского коллектива НПО имени С.А.Лавочкина сконцентрировалась на разработке проекта доставки на Марс самодвижущегося исследовательского зонда (типа лунохода).

При ориентации на возможности отечественной промышленности середины 1970-х годов этот проект в значительной степени представлял утопию, так как предусматривал такую "экзотику" как стыковка в автоматическом режиме отдельных блоков межпланетного корабля на планетарных орбитах, наличие высокоинтеллектуальных систем управления на борту космического аппарата и марсохода и так далее, - то есть, все то, чем мы тогда еще практически не располагали. Нового главного конструктора В.М.Ковтуненко - "человека со стороны" - встретили в НПО имени С.А.Лавочкина достаточно настороженно. Он был известен, прежде всего, как крупный специалист в области создания ракетной техники стратегического назначения и малых околоземных космических спутников серии "Космос" и "Интеркосмос", а межпланетные автоматические станции уже более десятилетия, начиная с 1965 года, по праву считались прерогативой лавочкинцев. За это время предприятием был приобретен уникальный опыт не только реализации всей технологической цепочки создания самих космических аппаратов, но и, что не менее важно, формирования исследовательских программ, управления аппаратами на перелетных траекториях и спутниковых орбитах, а также при проведении с их помощью непосредственных исследований. Это был ценнейший багаж знаний, которыми обладали лидеры НПО. Этого опыта не было в то время у В.М.Ковтуненко.

На первых порах возникла некоторая напряженность. По-видимому, здесь уместно привести рассуждения академика Б.В.Раушенбаха о С.П.Королеве , которые прозвучали в одном из его интервью.

Он сказал, что не будет оценивать способности Сергея Павловича как инженера или ученого, потому что самое главное в нем - талант полководца. Пожалуй, действительно, по крайней мере, в годы существования СССР, наличие способностей полководца в характере главного конструктора головной космической фирмы приводило к достижению цели в совместной работе десятков, сотен промышленных, научных и военных предприятий и организаций с многотысячными трудовыми коллективами.

По окончании некоего адаптационного периода лавочкинцы убедились - пришедший на их предприятие главный конструктор обладает этими способностями. Уверовавший еще при работе главным конструктором КБ "Южное" в целесообразность унификации даже в такой, изобилующей экспериментальными решениями деятельности, как создание исследовательских космических аппаратов, В.М.Ковтуненко остался верен этой идее и окунувшись в проблематику НПО имени С.А.Лавочкина. Это сразу нашло положительный отклик у коллег, пытавшихся уйти от чехарды лунных, марсианских, венерианских и прочих конструкций, объясняемой ранее "шагами первопроходцев", но постепенно, все более и более отрицательно влияющей на ритм работы предприятия.

К моменту назначения В.М.Ковтуненко главным конструктором уже стало очевидным, что без дальнейшего совершенствования нового вида вооружения - космических аппаратов предупреждения о ракетном нападении - просто невозможно обеспечить на должном уровне обороноспособность государства, но еще наблюдалось явное топтание на месте. Бесконечный перебор проектных вариантов, нерешительность в определении путей достижения намеченных целей, осторожный "уход" в область модификаций и модернизаций вместо требуемого качественного улучшения тактико-технических характеристик и расширения возможностей космических "дозорных"...

Концентрируя волю коллектива, но не нарушая при этом налаженный процесс серийного производства военных спутников для восполнения численного состава дежурной группировки, В.М.Ковтуненко смог изменить ситуацию, сложившуюся в НПО.

Были приняты и утверждены схемы принципиально иного построения и иная компоновка военного космического аппарата, ставшего основой нового поколения спутников СПРН".

Рассказывает заместитель главного конструктора НПО имени С.А.Лавочкина А.Л.Родин .

"К моменту назначения в 1977 году Вячеслава Михайловича Ковтуненко генеральным конструктором нашего НПО прорабатывалось два варианта космических аппаратов для системы предупреждения. Споров было много, но никто не мог отдать предпочтения ни одному из них.

Основательно вникнув в суть проблем, Вячеслав Михайлович отдал предпочтение варианту, эффективность которого в последующем доказала практика, и поставил перед нами задачу создания прецизионной системы управления космическим аппаратом. В процессе разработки предстояло решить три сложнейших инженерно-технических задачи.

Первая задача: создать прецизионный космический аппарат, добившись высокой степени его стабилизации на орбите с целью исключения так называемых "смазанных картинок". Образно говоря, аппарат должен быть абсолютно неподвижным относительно земной поверхности.

Вторая задача: создать широкопольную аппаратуру наблюдения за объектами на фоне Земли и облачного покрова.

Третья задача: создать надежную, эффективную и высокоточную систему управления и ориентации космического аппарата. В то время многие специалисты отрицали даже саму возможность разработки крупногабаритной оптической системы. В.М.Ковтуненко решительно встал на сторону тех, кто верил в ее реальность. Он часто ездил в Ленинградский ГОИ имени С.И.Вавилова и ЛОМО , где создавалась оптикоэлектронная система и обрабатывалась оптика. Его энергия и непоколебимая уверенность в успехе заражали всех, кто работал рядом".

Рассказывает старший научный сотрудник ЦНИИ "Комета" К.А.Власко-Власов .

"Для просмотра всего земного шара мы предложили создать космическую группировку из двенадцати спутников на высокоэллиптических и геостационарной орбитах. Главная сложность заключалась в создании фотоприемного устройства, способного обеспечить наблюдение за огромной территорией земного шара. Светочувствительные элементы мы заказали в Киеве, а сам фотоприемник - в Московском НИИ ПФ . Работа была очень сложной. Только после того, как удалось справиться с проблемами разработки фотоприемника, мы поняли: создание системы возможно.

В процессе работ система была усовершенствована, и количество космических аппаратов уменьшено с двенадцати до четырех. Два стационарных спутника предназначались для наблюдения за восточным полушарием, два - за западным".

Рассказывает начальник отдела ЦНИИ "Комета" К.С.Щеглов .

"Первоначально система создавалась как экспериментальная и имела индекс УС-КВИ . Поэтому мы создали для нее малобазовый интерферометр - две 25- метровые антенны, разнесенные на 102 метра. Однако в 1975 году Министерство обороны решило перевести объект 455ВИ из разряда экспериментальных в разряд боевых, и интерферометр оказался ненужным. В 1979 году в километре от объекта 455 началось строительство объекта 455 и системы УС-КМО. В новой системе мы решили применить уже разработанные антенны, повысив их надежность. На здании радиотехнического информационно-управляющего комплекса наметили установить сразу две радиолокационных станции. Вскоре рядом с РИУК , на объекте 455П , началось строительство еще четырех РЛС для перспективной системы предупреждения".

Из материалов ГПТП "Гранит" .

"В июне 1983 года на одном из совещаний были рассмотрены вопросы организации работ на западном КП в районе Серпухова, и ГПТП назначено головным предприятием по монтажу, настройке и вводу аппаратуры комплексов и объекта в целом. Как и прежде, в кооперацию вошли ПЭМЗ, ЦПКТБ "Крона", МРТЗ и другие предприятия. Началось формирование коллективов бригад специалистов-настройщиков. Одновременно создавались бригады программистов из специалистов ГПТП и его дочерних предприятий.

Каждое предприятие должно было вводить свою часть аппаратуры и штатного программного обеспечения. Комплексные работы по стыковке в составе изделия возлагались на ГПТП. Начальником объекта был назначен В.Фомин , главным инженером - В.Котов , заместителем начальника объекта - В.Пустовойтов . К концу года наши специалисты смонтировали аппаратуру радиотехнического информационно-управляющего комплекса РИУК , и, в том числе, двух станций управления и приема информации СУПИ . Начались настроечные и стыковочные работы, продолжавшиеся до 1986 года.

Организм СУПИ "оживлялся" после стыковки с "железом" модулей функционального и штатного программного обеспечения. В 1987 году работа была выполнена, технические характеристики станций доведены до установленных требований. Параллельно шли напряженные монтажные, настроечно-стыковочные работы на аппаратуре комплекса управления и комплекса автоматической обработки специальной информации.

В 1987 году развернулись монтажно-настроечные работы непосредственно на объекте восточного КП в Комсомольске-на-Амуре . Этот командный пункт конструктивно значительно отличался от западного, поэтому отработанную в Серпухове технологию монтажа, настройки и стыковки средств аппаратурного комплекса, пришлось изменить. Несмотря на тяжелые природно-климатические условия места дислокации восточного КП, уже в 1990 году первая станция управления и приема информации была состыкована и вышла в эфир. В связи с большой удаленностью объекта от промышленных и научных центров, многие технические вопросы специалистам ГПТП приходилось решать на месте. В 1990 году станция СУПИ в Комсомольске-на-Амуре впервые вышла в эфир и провела первую работу с космическими аппаратами".

Продолжает А.Л.Родин.

"В создании оптикоэлектронной аппаратуры наблюдения велика заслуга Героя Социалистического Труда, члена-корреспондента РАН, лауреата Ленинской премии, директора ГОИ имени С.И.Вавилова Михаила Михайловича Мирошникова .

Систему управления аппаратом мы разрабатывали совместно с Харьковским НПО "Хартрон" . Немало усилий для создания двигателей коррекции и стабилизации приложили Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии, заслуженный деятель науки и техники РСФСР, главный конструктор КБ Химмаш Владислав Николаевич Богомолов и директор Исследовательского центра имени М.В.Келдыша академик РАН Анатолий Сазонович Коротеев . При проведении государственных испытаний огромную помощь оказывали нам командующие войсками ПРО и ПКО Вольтер Макарович Красковский и Виктор Михайлович Смирнов .

Идеологом и лидером многочисленной кооперации разработчиков ракетно- космического комплекса был Вячеслав Михайлович Ковтуненко. Успеху способствовало то, что с самого начала ему и генеральному конструктору ЦНИИ "Комета" А.И.Савину удалось достичь взаимопонимания. Между В.М.Ковтуненко и А.И.Савиным бывали споры, но, к чести обоих руководителей, им удавалось охладить пыл, найти приемлемый вариант решения сложных вопросов и избежать конфликтных ситуаций.

К сожалению, в 1990 году, при завершении работ над космическим аппаратом, Вячеслав Михайлович тяжело заболел. Врачи поставили неутешительный диагноз. Отечественные методы не помогли, и он выехал на лечение в США. Вернувшись, прожил еще пять лет. Но, в конце концов, болезнь победила. До последнего дня он стоически переносил ее, и продолжал руководить работами. Незадолго до своей кончины провел оперативное совещание, на котором четко определил нашу дальнейшую программу действий.

В январе 1991 года было принято решение о начале испытаний системы УС-КМО. 14 февраля на Байконуре состоялся пуск ракеты-носителя "Протон" с космическим аппаратом "Космос-2133" . Пуск прошел успешно, спутник был выведен в заданную точку орбиты".

Рассказывает К.А. Власко-Власов :

"После вывода на орбиту проходит семь томительных дней ожидания, в течение которых спутник "выветривается" - с него слетают пыль и газовые образования. Только после этой процедуры можно открыть крышку объектива и начать осмотр заданного района. Наконец, наступил торжественный момент. Открылись крышки БАО, и на командном пункте все замерли от удивления. В дневное время испытатели увидели на экране индикатора освещенную Солнцем безоблачную Землю. Как на привычной географической карте, светились восточная часть Африки, Красное море с проливами, Аравийский полуостров, Персидский залив, полуостров Индостан, остров Цейлон и почти весь Индийский океан. Интуитивно все стали всматриваться в водные просторы: а не покажутся ли на них корабли? Бортовая аппаратура и все средства работали нормально".

Конструкторы НПО имени С.А.Лавочкина установили на новом космическом аппарате инфракрасный телескоп с диаметром главного зеркала один метр. Он имеет большое поле зрения и позволяет обнаруживать факелы баллистических ракет на фоне Земли. По сравнению с предшественником, космический аппарат системы УС-КМО имеет повышенный ресурс работы и обеспечивает более точное наведение инфракрасного телескопа на заданный район, благодаря использованию новых звездного и солнечного приборов ориентации и более совершенных вычислительных средств.

Применение нового инфракрасного телескопа и усовершенствование бортовых систем позволило обеспечить продолжительность слежения каждым спутником до 24 часов в сутки.

Конструкция спутника такова. Основу образует цилиндрический приборный отсек, с торцов которого установлены два радиатора газоциркуляционной системы терморегулирования, работающие попеременно, в зависимости от положения Солнца. Над ними находятся радиаторы охлаждения инфракрасных приемников телескопа. На поверхности приборного отсека установлены ферма с инфракрасным телескопом и оптическими приборами системы ориентации, двигательная установка, кронштейны крепления солнечных батарей и перенацеливаемая остронаправленная антенна для передачи целевой информации. Общая площадь солнечных батарей - 23 квадратных метра. Для отслеживания положения Солнца они вращаются со скоростью один оборот в сутки. В двигательной установке используются ЖРД на двухкомпонентном топливе. Вес спутника 2,6 тонны, длина бленды инфракрасного телескопа 4,5 метра. "Космос-2133" просуществовал на орбите более четырех лет.

Однако он имел один очень серьезный недостаток - накапливающиеся со временем заряды статического электричества разряжались на его детали и разрушали зеркальную поверхность объектива, и вскоре он потерял работоспособность. В 1992 году на восточном КП были смонтированы, отлажены и сданы заказчику на соответствие техническим условиям четыре станции 28В6 . 17 декабря 1992 года удалось вывести на орбиту второй аппарат системы "Космос-2224" , который проработал более шести с половиной лет. 7 июля 1994 года был выведен третий спутник "Космос-2282" .

В 1995 году завершились государственные испытания первой очереди системы УС-КМО. Проходили они долго и трудно. Сказались и распад СССР, и резкое снижение финансирования. Кроме того, в целях набора достаточного статистического материала по фоно-целевой обстановке военные хотели проверить работу системы и летом, и осенью, и зимой, и весной. Указом Президента России от 25 декабря 1996 года система УС-КМО первого этапа создания была принята на вооружение. В ее состав вошли западный командный пункт в Серпухове и два космических аппарата типа 71X6 на стационарных орбитах. Работы на восточном КП в Комсомольске-на-Амуре к намеченному сроку завершить не удалось. В апреле 1998 года был проведен первый этап государственных испытаний в Комсомольске-на-Амуре. В 2001 году восточный КП сдан в эксплуатацию, а 10 декабря 2002 года поставлен на опытно-боевое дежурство.

В 1999 году произошли кадровые изменения в ЦНИИ "Комета" . Основатель института академик Анатолий Иванович Савин перешел на должность научного руководителя . Генеральным директором и генеральным конструктором назначен Виктор Порфирьевич Мисник .

Главным конструктором космической системы предупреждения стал Алексей Михайлович Бычков . Коллектив института продолжил разработку перспективной единой космической системы предупреждения о ракетном нападении (ЕКС) . Разработка перспективного космического аппарата ведется в НПО имени С.А. Лавочкина под руководством генерального конструктора и генерального директора Константина Михайловича Пичхадзе и его заместителя Валерия Николаевича Тимофеева .

Ссылки:
1. НПО ИМЕНИ С.А. ЛАВОЧКИНА (г. Химки)
2. РАЗВИТИЕ СИСТЕМ РКО, ХРОНИКА 1989 - 2003 гг
3. СПРН (Система предупреждения ракетного нападения)
4. ГОРЕЛИКОВ Анатолий Васильевич
5. ГЕНЕРАЛА Ю.В.ВОТИНЦЕВА СМЕНЯЕТ ГЕНЕРАЛ В.М.КРАСКОВСКИЙ
6. ДАВЫДОВ Георгий Викторович
7. МИСНИК Виктор Порфирьевич
8. Бычков Алексей Михайлович
9. РАЗВИТИЕ СИСТЕМ ПРН, ПРО, ПКО И ККП. ХРОНИКА 1970 - 1978 гг
10. КОВТУНЕНКО Вячеслав Михайлович 1921-1995
11. РАЗВИТИЕ СИСТЕМ РКО ДО СЕРЕДИНЫ 80-Х ГОДОВ
12. Проект СПРН
13. РАЗВИТИЕ СИСТЕМ ПРН. ПРО, ПКО И ККП. ХРОНИКА 1978 - 1989 гг

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»