Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

РАЗВИТИЕ СИСТЕМ РАКЕТНО-КОСМИЧЕСКОЙ ОБОРОНЫ РОССИИ

Рассказывает заместитель начальника управления аппарата Совета Безопасности РФ В.Г.Баистов . "Создание систем и средств ракетно-космической обороны потребовало разработки и реализации специального механизма управления этим процессом. Эффективность функционирования данного механизма зависела от степени понимания руководителями органов государственного и военного управления особенностей и специфики создания РКО. В 1960-1970-е годы добиться такого понимания было нелегко, так как работники многих структур управления еще не представляли ни облика систем РКО в целом, ни облика каждого средства в отдельности, ни этапов и продолжительности их жизненного цикла.

Можно выделить следующие особенности средств РКО. - их особую значимость для обеспечения национальной обороны и стратегической стабильности в мире (решения об их создании принимались только высшими органами государственной власти, порядок их создания и функционирования определялся, в том числе, международными соглашениями, и, в первую очередь, Договором по ПРО 1972 года ;

- длительные (10-15 лет) сроки создания, испытаний и ввода в эксплуатацию; - отсутствие полномасштабных опытных образцов (ввиду чрезвычайной сложности и высокой стоимости, создание образцов, зачастую, велось на местах дислокации практически "с чистого листа");

- необходимость разработки новых методов строительства в различных географических, геологических, сейсмических и климатических условиях сложнейших специальных сооружений и систем инженерного обеспечения функционирования технологического оборудования;

- невозможность проведения полномасштабных натурных испытаний, как конкретных образцов, так и систем в целом, что требовало разработки специальных методов и математических моделей;

- чрезвычайно высокие требования к тактико-техническим характеристикам средств. Для убедительности аргументации, наглядности и обеспечения простоты восприятия эту особенность зачастую приходилось объяснять руководству высших звеньев государственного и военного управления, как говорили раньше, "на пальцах" .

К примеру, требования по дальности обнаружения радиолокационных станций ПРН образно сравнивали с возможностью "увидеть" и распознать цель размером с футбольный мяч на расстоянии в несколько тысяч километров, а космических средств обнаружения - с возможностью определения факта и места поджога спички на фоне горящих костров с расстояния в несколько десятков тысяч километров;

- необходимость организации разработки и производства для обеспечения заданных характеристик специальных, не имеющих аналогов высокопроизводительных вычислительных средств, высокоскоростных систем передачи данных, высокочувствительных датчиков, сверхмощных СВЧ приборов, многофункциональных манипуляторов, высокопотенциальных фазированных антенных решеток, высокоэнергетических ракетных двигателей, интегральных схем сверхвысокой плотности; - необходимость формирования и выдачи высшему руководству государства с высочайшей степенью достоверности в реальном масштабе времени информации о ракетно- космической обстановке;

- большие затраты материальных и финансовых ресурсов; - разветвленная, масштабная кооперация НИИ и КБ, строительных и монтажных организаций, заводов, войсковых частей и военных представительств, принимающих участие в создании средств;

- сложная процедура финансирования и приемки выполненных работ (НИОКР, подготовка оборудования и его монтажа, строительных и пускона-ладочных работ);

- возможность проведения модернизации, доработок технологического оборудования и программно-алгоритмического обеспечения в процессе длительной (20-30 лет) и непрерывной эксплуатации средств.

С учетом этих особенностей, для управления сложнейшими процессами в составе 4-го Главного управления МО в свое время было образовано управление, на которое возлагались функции генерального заказчика и координатора всего комплекса работ по созданию систем и средств РКО.

Говоря современным языком, была создана управляющая компания, которая осуществляла координацию деятельности и несла всю полноту ответственности за сроки и качество работ. Значительный вклад в формирование коллектива управления, методов его работы, в определение места в процессе создания систем РКО внесли его первые начальники - генерал-лейтенанты М.Г.Мымрин и М.И.Ненашев .

Сотрудники управления, по меркам сегодняшнего дня, были менеджерами высочайшей квалификации. Любой ведущий специалист не только досконально знал создаваемое средство, но и виртуозно управлял кооперацией исполнителей. Связующим звеном в этом процессе стал генеральный заказчик, роль которого в создании систем ПРН, ККП и ПРО трудно переоценить. Генеральный заказчик не только управлял деятельностью кооперации исполнителей, но и непосредственно участвовал в разработке, производстве, монтаже и вводе в строй каждого средства РКО, что предъявляло еще более высокие требования к уровню подготовки и квалификации сотрудников заказывающего управления, а также требовало сформировать механизм реализации политики заказчика.

В этих целях в структуре 4-го ГУ МО были созданы 45-й СНИИ , спецуправления по вводу объектов РКО, государственный полигон ГНИ-ИП-10, целый ряд военных представительств и воинских частей (групп) строящихся объектов.

Апофеозом деятельности гензаказчика и подчиненных ему структур по праву считались государственные испытания и подготовка высшему руководству страны проектов документов о принятии средств на вооружение .

Особенностью деятельности было и то, что после принятия средства на вооружение гензаказчик сопровождал его в процессе эксплуатации. Это было связано, прежде всего, с необходимостью организации и проведения доработок программно-алгоритмического обеспечения и технологической аппаратуры, обусловленных получением новой информации об обстановке в зоне действия средств, а также изменением характеристик и способов боевого применения средств ракетно-космического нападения вероятного противника. В связи с этим был создан механизм организации и обеспечения доработок при неукоснительном выполнении требований высшего руководства страны и Вооруженных Сил о минимальной продолжительности вывода средств из режима боевого дежурства.

По мере ввода систем и средств РКО и подготовки к постановке их на боевое дежурство, войсковые части подчиненного генеральному заказчику спецуправления передавались в состав рода войск, объединения и соединений. Многолетний опыт реализации этого механизма управления подтвердил правильность заложенных принципов и эффективность отработанных методов создания систем РКО".

Рассказывает генеральный директор РТИ имени академика А.Л.Минца В.И.Шустов .

"В конце 1980-х годов стало ясно, что эпоха РЛС-гигантов завершается и что наземные станции нового поколения должны стать высокопотенциальными, экономичными в эксплуатации, с минимальным объемом строительных сооружений и специального технического оборудования.

В зависимости от поставленных задач и складывающейся обстановки, должна быть предусмотрена возможность быстрого развертывания РЛС в местах дислокации, оперативного перебазирования, наращивания характеристик, выбора той или иной модификации из ряда однотипных станций, выполненных в одном конструктиве, но отличающихся рабочей длиной волны и другими параметрами. Для создания таких средств потребуются высокая степень унификации аппаратуры, программного обеспечения, схемотехнических и конструкторских решений. Необходимо было выработать новую концепцию .

Новая концепция рождалась она непросто. Но в настоящее время она существует. Основана концепция на двух технологиях

- высокой заводской готовности (ВЗГ) и

открытой архитектуры .

Именно это мы взяли на вооружение при разработке РЛС нового поколения. Такие универсальные станции можно применять в системах ПРН, ККП и ПРО, в нестратегической ПРО и ПВО, в качестве национальных технических средств мониторинга и контроля воздушной и надводной обстановки. Технология ВЗГ предусматривает проектирование, изготовление и испытания конструктивно и функционально законченных компонентов РЛС (макромодулей) непосредственно на предприятиях. Сборка станции из унифицированных макромодулей контейнерного типа и проверка в полном объеме производятся на месте дислокации. При этом для развертывания РЛС требуется лишь минимально подготовленная площадка.

Технология открытой архитектуры предполагает создание различных станций на основе типовых конструктивных компонентов - макромодулей, которые можно менять, наращивать, переформировывать применительно к назначению комплекса и поставленным задачам.

В этом главное отличие РЛС нового поколения от радиолокаторов с жесткой архитектурой, где конструкция формировалась в процессе разработки и практически не менялась до конца эксплуатации.

Коллектив Радиотехнического института выиграл конкурс на изготовление ряда РЛС ВЗГ, разработал многие унифицированные компоненты, создал уникальные адаптивные цифровые фазированные антенные решетки, которые, помимо использования в РЛС, могут применяться также в системах связи и телекоммуникаций. Создаются экспортные образцы техники.

Другое направление работы - системы и сети связи и телекоммуникаций. РТИ разрабатывает так называемую Береговую радиоинформационную зону (БРИЗ) , в системе которой, для создания единого радиоинформационного пространства с качественно новыми возможностями, интегрируются телекоммуникационная и радиолокационная составляющие".

Рассказывает генеральный директор - генеральный конструктор НПК НИИДАР С.Д.Сапрыкин .

"Размышляя над тем, как облегчить труд бригад промышленности, ведущих работы в удаленных местах дислокации, на Крайнем Севере, в горной местности, где сложнейшие условия нередко приводили к срывам сроков строительства, специалисты нашего института пришли к идее разработки РЛС высокой заводской готовности.

Началось создание ряда изделий загоризонтной тематики в контейнерном исполнении. На контейнерное исполнение переводилась конструкторская документация и средств сантиметрового диапазона. Параллельно накапливался опыт комплексной сдачи заводских единиц на опытном производстве НИИДАР по методикам, согласованным с заказчиком.

При этом снижались объемы объектовых работ и стоимость опытно- конструкторских работ в целом. Стало ясно, что цикл монтажно-настроечных работ на объекте дислокации станции можно свести до минимума за счет высокой степени заводской готовности устройств, автоматизации настройки и контроля функционирования аппаратуры как на заводе-изготовителе, так и на объекте развертывания.

В НИИДАРе началась разработка высокопотенциальных дециметровых РЛС для систем ракетно-космической обороны. Первый проект станции высокой заводской готовности для СПРН наш коллектив разработал в конце 1980-х годов. Это была перебазируемая РЛС "Селенга" коротковолновой части дециметрового диапазона для оперативного прикрытия ракетоопасных направлений при базировании баллистических ракет "Першинг-2" в Европе.

После ликвидации ракет "Першинг-2", работы по "Селенге" были приостановлены, но результаты проектирования показали возможность создания высокопотенциальных станций для РКО в перебазируемом и быстровозводимом виде.

Хочу отметить, что, кроме головных частей баллистических ракет средней дальности, станция "Селенга" могла обнаруживать корпуса МБР, работать по крылатым ракетам и перспективным целям.

В 1994 году началась разработка модификации РЛС "Селенга" высокой заводской готовности в длинноволновой части дециметрового диапазона волн. Необходимость работы была вызвана наличием в боевом наряде МБР малоразмерных боевых блоков, эффективная поверхность рассеивания которых имеет существенную частотную зависимость. Требования по перебазируемости станции не прредъявлялись, но задачи быстровозводимости остались актуальными.

Как известно, основу отечественной СПРН составляют станции метрового диапазона . Так сложилось исторически. Однако прогресс в области микроэлектроники, снижение стоимости узлов и комплектующих привели в конце 1980-х - начале 1990-х годов к выравниванию стоимости высокопотенциальных средств дециметрового и метрового диапазонов волн. Внедрение в СПРН станций дециметрового диапазона, которыми традиционно занимается НИИДАР, позволит реализовать на каждый рубль затрат более высокие потенциальные и точностные характеристики по сравнению со станциями метрового диапазона, заметно повысить помехозащищенность, в том числе, при работах в сложных геофизических условиях, обеспечить возможность проведения международной правовой защиты.

В связи с потерей РЛС в Риге и закрытием отдельных станций СПРН, находящихся за пределами России, встал вопрос о развертывании РЛС на новых местах дислокации.

Какие РЛС развертывать: метровые или дециметровые?

Главным качеством дециметрового диапазона является низкий уровень шумов космоса и помех от геофизических факторов, технологичность и малые габариты аппаратуры, антенных устройств. А именно эти факторы определяют стоимость изделия.

Станции высокой заводской готовности - веление времени. Модульность, максимальная унификация и универсализация аппаратуры позволяют создавать варианты с различным потенциалом. Функционально законченные и испытанные на заводах-изготовителях модули РЛС позволяют относительно быстро, всего за полтора - два месяца, собирать и испытывать готовые станции на местах, и, при необходимости, изменять комплектацию.

В соответствии с требованиями СПРН к конкретному месту дислокации объекта, станция ВЗГ может оснащаться антенным полотном с раскрывом любого размера. Программное управление режимами работы позволяет оперативно менять энергопотребление изделия в мирный и угрожаемый периоды.

Коллектив института ведет разработку конструкторской документации РЛС ВЗГ "Воронеж-ДМ" . Эта станция - единственное перспективное наземное информационное средство СПРН в дециметровом диапазоне волн. Технические решения, найденные при ее разработке, обеспечивают также возможность модернизации существующих дециметровых РЛС".

В сентябре 1991 года генерал-полковник Вольтер Макарович Красковский уволился из рядов Советской Армии. Командующим войсками ПРО и ПКО был назначен генерал-полковник Виктор Михайлович Смирнов .

7 мая 1992 года Указом Президента РФ были образованы Войска ПВО России . 1 октября управление войск ПРО и ПКО переформировано в командование войсками ракетно-космической обороны . Войска РКО были призваны решать задачи предупреждения и оповещения высшего звена руководства страны о ракетном нападении, контроля околоземного космического пространства и поражения баллистических ракет противника, атакующих центральный район России.

В 1997 году состоялась передача войск РКО из состава Войск ПВО в состав РВСН (Ракетных войск стратегического назначения).

1 октября 1998 года должность командующего войсками РКО была ликвидирована, а в РВСН образована 3-я армия РКО , в состав которой вошли соединения предупреждения о ракетном нападении, противоракетной обороны и контроля космического пространства.

Заместителем начальника главного штаба РВСН по РКО был назначен генерал-полковник Виктор Михайлович Смирнов , а командующим армией - генерал-лейтенант Сергей Сергеевич Мартынов .

24 марта 2001 года указом Президента России В.В.Путина были образованы Космические войска . Командующим Космическими войсками назначен генерал-полковник Анатолий Николаевич Перминов .

В состав войск вошла армия ракетно-космической обороны , командующим которой назначен генерал-майор Сергей Михайлович Курушкин .

Несмотря на неблагоприятную экономическую обстановку, предприятиям промышленности удалось продолжить работу по поддержанию и наращиванию характеристик систем ракетно-космической обороны. Система предупреждения о ракетном нападении развивалась на базе наземных РЛС "Дарьял", "Волга" и космической системы УС-КМО. Поддерживается ресурс станций "Днепр" и систем передачи данных. Идет модернизация командных пунктов СПРН, их программно-алгоритмического обеспечения и комплекса "Крокус".

Продолжается эксплуатация системы противоракетной обороны А-135 , ведутся работы по вводу в ее состав средств безъядерного перехвата и расширению ее боевых возможностей. Проведен комплекс исследований по созданию перспективных элементов системы ПРО, ведутся проработки в области нестратегической ПРО. Введены в эксплуатацию специализированные средства системы контроля космического пространства "Крона" и "Окно". Прошел модернизацию Центр контроля космического пространства , поставлен на боевое дежурство командный пункт ККП второго этапа развития. Отрабатываются новые технологии для перспективных средств системы контроля космоса. Ведутся работы по созданию средств Центрального радиолокационного комплекса в интересах решения задач всех систем ракетно-космической обороны на базе технологий радиолокационных станций высокой заводской готовности.

Создание и принятие на вооружение межконтинентальных баллистических ракет и средств управления их группировкой привело к появлению термина "кнопочная война" . Страна - обладательница "кнопки" впервые обрела возможность нанесения стремительного и сокрушительного удара по противнику, находящемуся в любой точке земного шара. Однако преимущества могли быть реализованы только в том случае, если противник не имел или лишался возможности нанесения ответного удара. Именно поэтому, едва появившись на свет, стратегические наступательные вооружения СССР и США начали стремительно развиваться.

Если в начале гонки вооружений СССР отставал, то уже в 1970-е годы сложился так называемый стратегический паритет. Накапливая арсеналы ядерного оружия колоссальной разрушительной мощи, обе сверхдержавы пришли к парадоксальному выводу: ни одна из сторон не может начать войну, не подвергнув себя опасности полного уничтожения в результате ответного удара. Установилось "равновесие страха".

В условиях равновесия стратегических наступательных вооружений бытовал вывод о том, что преимущество может получить страна, сумевшая создать систему противоракетной обороны. Так началась едва не вышедшая впоследствии в космос "противоракетная гонка", подхлестнувшая, в свою очередь, создателей наступательных вооружений. Приступив к разработке средств защиты головных частей баллистических ракет, комплексов преодоления ПРО и разделяющихся боеголовок, они побудили создателей противоракетной обороны активизировать свою деятельность.

Гонка вооружений стала выходить на более высокие рубежи. Возникла новая парадоксальная ситуация: стратегические наступательные вооружения стали играть стабилизирующую роль, а стратегические оборонительные вооружения - дестабилизирующую. Дестабилизирующий фактор, а также колоссальные затраты и трудности создания национальных систем ПРО, вынудили руководителей двух стран сесть за стол переговоров.

Предметом первого соглашения между СССР и США стали не наступательные, а именно оборонительные вооружения - системы ПРО. Ракетно-ядерная война может быть стремительной и быстротечной. Теоретически в ней способен победить тот, кто в состоянии нанести удар по, хотя и сильному, но не ожидающему его противнику. Информированный противник силен уже своей информированностью. Поэтому стратегические наступательные вооружения стимулировали не только создание систем ПРО, но и разведывательно-информационных и противоспутниковых систем. Для поражения опасных, в первую очередь, разведывательных космических аппаратов противника началось создание систем противокосмической обороны. Для выявления опасных спутников и целеуказания системе ПКО началось создание системы контроля космического пространства. Для сбора и формирования информации о ракетном нападении началась разработка системы раннего обнаружения, предупреждения и оповещения.

С учетом необходимости получения информации высочайшей степени достоверности со временем, достаточным для принятия решения об ответных действиях, а также с учетом невозможности размещения РЛС вблизи территории США, в Советском Союзе развернулись работы по трем направлениям СПРН -созданию средств надгоризонтной , загоризонтной радиолокации и космических средств обнаружения .

Двигаясь по восходящей спирали, две ведущие ракетно-ядерные державы мира неоднократно возвращались к "нулевому варианту", но каждый раз - на новом витке. Гонка вооружений для государства - что кнут для лошади. Иным кажется, что кнут нещаден, а другие искренне любуются резвым и стремительным галопом скакуна. Бытует суждение, что без этой гонки Америка вверглась бы в новую Великую депрессию, а Россия погрузилась бы на несколько десятилетий либо в сон, либо в Великие раздоры. Не станем спорить. Как бы то ни было, гонка вооружений поглотила невероятное количество сил, средств и ресурсов, в том числе, невосполнимых.

Системы ракетно-космической обороны в этой гонке занимали нишу наиболее дорогостоящих. Считается, что самыми масштабными в двадцатом веке были программы создания атомной бомбы, межконтинентальной баллистической ракеты и радиолокационной техники. Ракетно-космическая оборона - это все три программы, слитые воедино. Стоит ли "овчинка выделки"?

Несмотря на натянутые отношения в период холодной войны и участие в локальных войнах и конфликтах, двум сверхдержавам - СССР и США - удалось избежать третьей мировой войны именно из-за наличия в арсеналах сокрушительных средств ракетно-ядерного нападения. Роль противоракетной обороны в этот период не вышла на первый план, но роль разведывательно- информационных систем неуклонно возрастала.

В изменившейся геополитической обстановке, в условиях однополярного мира, когда некоторые страны и организации, посчитавшие себя "обиженными", уже не могут обратиться за военной помощью к одной из сверхдержав, механизмы взаимного сдерживания расстраиваются. Угроза гарантированного уничтожения страны-агрессора в результате ответного удара по ее территории может не остановить ни отдельных правителей- диктаторов, ни международных террористов, завладевших оружием массового поражения.

Вывод о невозможности даже ограниченного ракетно-ядерного конфликта между СССР и США в силу его самоубийственного характера был сделан некоторыми наиболее дальновидными советскими учеными, конструкторами и военными. Обратившись в 1970-е годы с письмом в ЦК КПСС, они призвали руководство страны отказаться от абсурдной идеи создания средств защиты от ракетно-ядерного удара США и сосредоточить усилия на разработке средств, способных отразить ограниченные ракетно-ядерные удары с территорий третьих стран.

Концепция авторов письма противоречила концепции руководства страны, так как Соединенные Штаты должны были оставаться противником, а третьи страны - друзьями. Военные авторы письма были уволены из армии, а гражданские столкнулись с невозможностью дальнейшего продвижения по службе.

Мысль о неотвратимости "расползания" ракетно-ядерных технологий по всему миру выглядит кощунственной лишь при поверхностном знакомстве с проблемой. Режим контроля нераспространения ракетных технологий и договоры о нераспространении ядерного оружия лишь снижают скорость их передвижения по миру, но не могут предотвратить проникновения этих технологий в третьи страны. Мир становится все более открытым, а сложные военно-технические системы все более компактными, транспортабельными и доступными в изготовлении (современная ядерная боеголовка мегатонного класса, способная полностью уничтожить город с населением в несколько миллионов человек, весит всего 200-300 килограммов и может перевозиться на легковом автомобиле). Контролировать пути передвижения малогабаритных ядерных зарядов, химических и биологических боеприпасов, а также их технологий национальными средствами очень сложно, если не невозможно.

Поддержание на должном, хотя и не столь обременительном, как ранее, уровне группировки стратегических наступательных вооружений и разведывательно-информационных систем - это необходимость. Видимо, поддержание боеготовности имеющейся системы ПРО г. Москвы, ее развитие, совершенствование и создание новых средств противоракетной обороны в "постхолодный период", - это тоже необходимость.

Ссылки:
1. ПРОТИВОРАКЕТНАЯ И РАКЕТНО-КОСМИЧЕСКАЯ ОБОРОНА НА СТРАЖЕ МИРА

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»