Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Дело так называемого "Троцкистско-зиновьевского объединенного центра"

19 августа 1936 г в Октябрьском зале Дома союзов начался первый большой судебный процесс, открывший череду ошеломивших весь мир знаменитых московских процессов . Главными фигурантами этого процесса были Зиновьев и Каменев . До этого - в 1934 году - они были осуждены по делу так называемого "Московского центра" . На этом процессе они признали, что несут политическую ответственность за убийство Кирова . Зиновьев был приговорен к десяти, Каменев к шести годам тюрьмы. Год спустя по делу "Кремлевской библиотеки и комендатуры Кремля" Каменев был приговорен к десяти годам тюрьмы. Но теперь песня была уже другая. На сей раз по делу так называемого "Троцкистско-зиновьевского объединенного центра" оба были приговорены к расстрелу . И приговор был приведен в исполнение немедленно. На этом процессе Зиновьев и Каменев признавались, что несут не какую-то там политическую ответственность за убийство Кирова, а самую прямую. Да, это они замыслили и осуществили этот злодейский террористический акт. Мало того! Они замышляли и другие такие же кровавые преступления: готовились убить Сталина, Жданова, Ворошилова, чуть ли не всех вождей Коммунистической партии и Советского государства.

Действовали по прямой указке Троцкого , с которым поддерживали постоянную связь. Ну, а кроме того, были агентами многих иностранных разведок, в том числе гитлеровской Германии.

Процессу этому Сталин придавал исключительно важное значение. Готовился он не два месяца, а гораздо дольше. Шли многомесячные допросы, очные ставки, на подсудимых оказывалось давление всех видов: обещания, если они признаются в своих мнимых преступлениях, сохранить им жизнь - и угрозы, если не признаются, - расправиться с их семьями, арестовать и расстрелять их детей. (Специально для этого случая накануне был принят закон, по которому приговорить к расстрелу можно было с 12-ти лет

Было и грубое физическое давление: пытки, длительные ночные допросы без сна, издевательства. Главные фигуранты процесса держались долго. Для того, чтобы их сломать, был задействован весь гигантский аппарат НКВД, включая международную (коминтерновскую) агентуру. Специально были привезены в Москву и соответствующим образом обработаны давние чекистские агенты: их роль состояла в том, чтобы на очных ставках, а потом и на самом процессе подтвердить, что именно они осуществляли связь подсудимых с Троцким и с гитлеровской разведкой. Когда Сталину докладывали, что Каменев и Зиновьев отказываются давать нужные ему показания, он приходил в ярость. Наконец те сдались и между ними и Сталиным была заключена так называемая "кремлевская сделка" . Каменев и Зиновьев потребовали, чтобы им пообещали сохранить жизнь в присутствии всех членов Политбюро. Но когда их привезли в Кремль, увидели они перед собой только двух из "чертовой дюжины" кремлевских вождей: Сталина и Ворошилова. Сталин сказал, что это и есть "Комиссия Политбюро", которой поручено побеседовать с ними. На наивный вопрос Каменева: "А где гарантия, что вы нас не расстреляете? - он усмехнулся и цинично сказал: "Гарантия? Какая, собственно, может быть гарантия? Может быть, вы хотите официального соглашения, заверенного Лигой Наций?

Обещания, что их не расстреляют, тем не менее, им были даны, и оба обвиняемых сдались на предложенные ими условия сделки, которые выполнены были только одной стороной: Сталин свои обещания, разумеется, выполнять не собирался.

История многомесячной "обработки" Зиновьева и Каменева, все сложные перипетии подготовки этого процесса подробно изложены в книге А.Орлова "Тайная история сталинских преступлений" . Орлов знал все эти подробности из первых рук - от своих коллег-следователей, ведущих это дело ( Молчанова , Миронова и др.). Тщательно разработанный в застенках НКВД механизм выколачивания из обвиняемых самых нелепых и чудовищных признаний был детально описан и вскрыт в замечательной книге чешского коммуниста Лондона , прошедшего все круги этого ада.

Психологическую подоплеку признаний обвиняемых вскрыл и блистательно проанализировал Артур Кестлер в своей знаменитой книге "Тьма в полдень" . Но это все - потом. А тогда, перед началом процесса, когда главные обвиняемые уже сдались и готовы были играть на суде свою постыдную роль,

Сталин не сомневался, что дело сделано, процесс пройдет гладко: Сталин воспринял известие о капитуляции Зиновьева и Каменева с нескрываемой радостью. Пока Ягода , Молчанов и Миронов подробно докладывали ему, как это произошло, он, не скрывая удовлетворения, самодовольно поглаживал усы. Выслушав доклад, он встал со стула и, возбужденно потирая руки, выразил свое одобрение: "Браво, друзья! Хорошо сработано!" (Александр Орлов. Тайная история сталинских преступлений. М. 1991. Стр. 133.) Все получилось, он добился своего. В его руках была "царица доказательств" - "чистосердечное" признание обвиняемых. Теперь для осуществления его маниакального, садистского замысла не оставалось больше уже никаких препятствий.

Нет, одно препятствие все-таки оставалось. Этим единственным, последним препятствием был Горький .

ПРИ ЖИВОМ ГОРЬКОМ НАЧАТЬ ТАКОЙ ПРОЦЕСС БЫЛО НЕВОЗМОЖНО. Зиновьева Горький терпеть не мог: он враждовал с ним еще с тех, давних времен, когда тот был полновластным диктатором Петрограда и так называемой "Северной коммуны". Но Каменева он любил. Именно стараниями Горького Каменев в апреле 1933 года был возвращен из ссылки, получил директорский пост в издательстве "Academia" , стал директором Института русской литературы (Пушкинского дома) , членом президиума правления Союза писателей. В письме членам Политбюро 27 августа 1936 года Н.И. Бухарин упомянул, что Каменев "намечался Горьким в лидеры Союза писателей ". Именно арест Каменева в 1934 году стал одной из главных причин фактического разрыва отношений между Горьким и Сталиным .

Ссылки:
1. Последние годы жизни Горького

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»