Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Царствование Елизаветы Петровны (1742-1761)

Из книги Романова "Преемники"

В словах Елизаветы Петровны о необходимости восстановить утерянное национальное достоинство была своя правда, хотя она и захватила власть, опираясь на иностранный кошелек.

Однажды в 1770 году, когда в Петропавловском соборе прославляли очередную победу русского оружия, на этот раз по случаю разгрома турецкого флота в Чесменском сражении , и оратор-священник в порыве красноречия ударил посохом по гробнице Петра Великого, призывая реформатора восстать, чтобы увидеть дело рук его потомков, граф Кирилл Разумовский , известный своим остроумием, пошутил:

"Чего он его кличет? Если Петр встанет, нам всем достанется!"

В это время на престоле находилась уже Екатерина II , но эту многозначительную шутку по справедливости следует отнести к елизаветинской эпохе, тем более что и сам вельможа Разумовский сделат карьеру именно в те годы. Наверное, если бы чудо свершилось и великий реформатор восстал из гроба, то дочери от отца действительно перепало бы немало упреков за двадцать лет ее правления. Но нашлись бы и Добрые слова.

Часто вспоминают о том, что Елизавета оставила после себя в гардеробе 15 тысяч платьев, сундуки шелковых чулок, неоплаченные счета и недостроенный Зимний дворец. А потомки в память о той эпохе придумали шутливые строки:

"Веселая царица была Елисавет, поет и веселится,

порядка только нет!"

Но было и иное.

Елизавета восстановила Сенат и придала ему полномочия, которых он не имел даже при ее отце. Сенат сделал немало для наведения порядка в министерствах-коллегиях и принял ряд важных для страны решений. Единственным государственным органом, оставшимся вне поля зрения Сената, оказалась могущественная Тайная канцелярия . Ее деятельность стала еще более засекреченной, чем во времена Анны Иоанновны.

Елизавета отменила действие внутренних таможен , существовавших в ряде российских губерний, что способствовало объединению страны в единое целое. При Елизавете учреждены коммерческий банк и дворянский банк , что стимулировало развитие российской экономики.

Елизавета многое начала, но не достроила, как и Зимний дворец. В этом она оказалась похожа на отца. Просто у каждого были свои увлечения. Петр завел верфи и металлургические заводы, но и любовь Елизаветы к костюмированным балам кое-что дала России.

Брюссельская уроженка Тереза открыла в Москве первую фабрику нитяных кружев , национальные производители стали выделывать бархат и тафту, появились фабрики по производству шелка и хлопчатобумажных тканей, шпалер и шляп, тогда же начали в России производить краски. Даже знаменитый Ломоносов занимался в ту пору не только наукой, но и бизнесом: в 1752 году он получил привилегию на основание фабрики разноцветных стекол и столь любезных Елизавете бисера и стекляруса. Ломоносов основал целый завод, причем получил на это от государства и солидный кредит, и 200 крепостных душ в пользование.

Бесспорную похвалу заслужила бы от отца Елизавета за тот прогресс, которого удалось достичь в области образования . Все тот же Ломоносов вместе с графом Шуваловым в 1755 году основали Московский университет . А в 1746 году пришло первое международное признание российской науки. Сам Вольтер выразил желание поступить в члены Российской академии наук и буквально выпросил себе поручение написать историю Петра Великого.

Елизаветинская эпоха включила в себя много противоречивого. Императрица отменила смертную казнь , но не отменила страшных пыток. Она славилась добротой, но одновременно беспощадно гноила в тюрьме своих даже не реальных, а скорее потенциальных политических противников - судьба членов семейства Брауншвейгов тому свидетельство.

В елизаветинские времена внешняя политика России слишком часто опиралась не на продуманный государственный курс, а являлась лишь отражением придворных интриг.

За влияние на императрицу бились между собой несколько враждебных групп. Лесток и Шетарди склоняли Елизавету к союзу с Францией и Пруссией , а канцлер Алексей Бестужев стоял за традиционные связи с Австрией и Англией . При этом действия всех участников политической игры во многом определялись не принципиальными воззрениями, а просто взятками.

Взятки брали все, даже глава внешнеполитического ведомства Бестужев . Пенсион, что он получал от англичан, значительно превышал его официальное жалованье. Но самым выдающимся взяточником той эпохи можно безошибочно назвать Лестока . Он умел собирать дань со всех: ему платили немалые деньги и французы, и англичане, и шведы, и немцы. Вдобавок ко всему по просьбе Пруссии германский император Карл VII даровал личному врачу Елизаветы графское достоинство.

Кончили, правда, Шетарди и Лесток плохо. Бестужев их переиграл. Чтобы свалить своих противников, Бестужев прибег к перлюстрации их переписки. Вскрыв одну из депеш Шетарди в Париж, Бестужев обнаружил там поистине драгоценный для канцлера материал, которым он и не преминул воспользоваться.

Через Бестужева в руки императрицы попал следующий текст:

"Мы здесь имеем дело с женщиной, на которую ни в чем нельзя положиться. Еще будучи принцессою, она не желала ни о чем бы то ни было мыслить, ни что-нибудь знать, а сделавшись государынею - только за то хватается, что при ее власти может доставить ей приятность. Каждый день занята она различными шалостями: то сидит перед зеркалом, то по нескольку раз в день переодевается - одно платье скинет, другое наденет, и на такие ребяческие пустяки тратит время. По целым часам способна она болтать о понюшке табаку или о мухе, а если кто с нею заговорит о чем- нибудь важном, она тотчас прочь бежит, не терпит ни малейшего усилия над собою и хочет поступать во всем необузданно; она старательно избегает общения с образованными и благовоспитанными людьми; ее лучшее удовольствие - быть на даче или в купальне, в кругу своей прислуги.

...Что в одно ухо к ней влетит, то в другое прочь вылетает".

Уже этого было более чем достаточно, чтобы императрица изменила свое отношение к Шетарди. Но записка содержала не только убийственную характеристику самой Елизаветы, под которой в душе мог бы подписаться наверняка и сам Бестужев, но также и другую любопытную информацию.

Шетарди рассуждал в депеше о том, как предан ему Лесток, и о том, что эту преданность надо бы "подогреть", увеличив его годичный пенсион. Далее Шетарди просил денег на выплату взяток еще нескольким полезным персонам, а в заключение предлагал Парижу подкупить некоторых православных иерархов, и в частности личного духовника императрицы.

Неудивительно, что после столь удачного перехвата депеши Бестужев избавился и от Лестока, и от Шетарди. Первого отправили в ссылку, второго - домой в Париж. Вместе с Бестужевым ликовали австрийский и английский посланники.

Вся эта мышиная возня иностранных агентов около императорского трона во времена Петра, учитывая его характер, была невозможна, хотя бы в силу своей бессмысленности. Меншиков, конечно, с удовольствием взял бы взятку от любого, но политический курс определял только Петр, и никто иной. За Елизавету же в отличие от отца шла постоянная и грязная борьба, а сама императрица, как правило, просто слепо следовала за интригой.

В результате, как и во времена Анны Иоанновны, большинство впечатляющих военных побед елизаветинской эпохи не принесло России ничего, кроме немалой славы, причем успех русского оружия лишь укрепил в Европе страх перед русскими. Русские войска разгромили даже непобедимого Фридриха , взяли Берлин , но и здесь Петербург не смог извлечь из этого ни материальных, ни территориальных, ни политических выгод.

Что касается обывателя, то из времен царствования Анны Иоанновны он лучше всего запомнил " Ледовый дом " и " бироновщину ", а из царствования Елизаветы создание МГУ, ну и, возможно, тот факт, что, придя к власти на волне борьбы с немцами, она умудрилась назначить своим преемником человека, ненавидевшего русских и боготворившего все немецкое.

С каждым разом России везло на преемников все больше и больше.

Из Мясоедова

В конце 1741 года дворцовый переворот совершила Елизавета Петровна, император Иван и его семья были взяты под стражу. В апреле Елизавету короновали в Москве. Вот она-то процарствовала довольно долго - двадцать лет, до 1761 года. Она упразднила кабинет министров и восстановила в правах сенат, перезаключила все договоры с западноевропейскими странами, что было названо дипломатической революцией. Ее международные договоры были весьма необычны. Австро-русский оборонительный союз 1746 года , например, предполагал обязательство стран предоставлять друг другу 30- тысячный контингент войск. А по англо-русскому договору 1747 о субсидиях Россия должна была получать ежегодно 100 тысяч фунтов стерлингов на вооружение своей армии. Украине восстановили гетманство. Кирилл Разумовский , брат морганатического супруга Елизаветы Петровны - Алексея , был избран гетманом. Русские чиновники покинули Украину, наблюдение за которой было передано из ведения Сената в ведение Коллегии иностранных дел. Но при этом в делах Малороссию не игнорировали. В 1752 году, например, принимались меры по развитию там шелководства. В 1753 году производилось заселение земель запорожских казаков, отошедших к России по Белградскому договору (1739) . Чуть позже была разрешена торговля зерном между Россией и Украиной, одобрен проект Шувалова об отмене внутренних таможен . В 1755 году отменена взимавшаяся Россией пошлина на ввоз товаров в Малороссию. Все это напоминает нынешние российско-украинские проблемы? В 1755 году в Москве был учрежден университет . Изначально в его состав входили три факультета: юридический, философский и медицинский. В 1756-1762 годах шла Семилетняя война . В 1761 году правление Елизаветы Петровны закончилось - она умерла.

См. Царствование Петра III

Ссылки:
1. ПОТОМКИ ЯКОВА МЯСОЕДА В XVIII ВЕКЕ: ИЗ ПОХОДА В ПОХОД
2. Анна на шее и "веселая царица Елисавет"
3. От "железного самодержца" до "бедняги Ники"
4. Шувалов, Иван Иванович (1727-1797)
5. Разумовский Алексей Григорьевич

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»