Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Первый съезд партии эсеров, 1905

Состоялся в декабре 1905 года в Иматре. На съезде обсуждались вопросы программы и тактики партии в условиях конституционных свобод. Чернов был главным докладчиком на съезде по программным вопросам и автором большинства резолюций съезда

   Из Савинкова 

После неудачного московского восстания снова был поднят вопрос о боевой организации. Не могло быть сомнения, что правительство окончательно вступило на путь реакции, а следовательно, не могло быть сомнения и в необходимости террора. Однако решение этого вопроса было отложено до окончания работ первого общепартийного съезда ПСР. Съезд этот состоялся в самом конце 1905 г. и в первых числах января 1906 г. в гостинице "Turisten" на Иматре . Гостиницу эту содержал член финской Партии "активного сопротивления" Уно Серениус . В Финляндии еще не был принят тогда закон о выдаче политических преступников, и члены съезда могли, не боясь за свою безопасность, спокойно работать в течение нескольких дней. На съезде не поднимался вопрос о центральном терроре,- он был решен на заседании избранного съездом центрального комитета , куда вошли по выбору: М.А. Натансон , В.М, Чернов , Н.И. Ракитников , А.А. Аргунов и Азеф . Впоследствии в состав этого комитета были кооптированы еще П.П. Крафт (умер в 1907 г. в Петербурге), С.Н. Слетов и я ( Савинков ). Я присутствовал на заседаниях съезда в качестве одного из представителей боевой организации, но в дебатах участия не принимал.

Съезд, после долгих прений, выработал программу партии социалистов-революционеров и ее организационный устав. Он, кроме того, единогласно принял постановление о бойкоте первой Государственной думы и выборов в нее.

Из отдельных его эпизодов я считаю важнейшим дебаты по поводу предложения, внесенного В.А. Мякотиным , А.В. Пешехоновым и Н.Ф. Анненским - впоследствии основателями народно-социалистической партии . В вечернем заседании 30 декабря 1905 года, посвященном вопросу об организационном уставе, попросил слова тов. Рождественский (В. А. Мякотин). Он сказал: "...Наша жизнь пришла к моменту, когда требуется выступление открытой политической партии, но устав обходит этот вопрос. Между тем можно ли сомневаться, что только такая открытая партия, организованная на демократических началах, что только она может создать новые формы жизни? Разрушительная работа может еще производиться небольшими группами, работа же созидательная должна совершаться большими организованными массами,- и такая работа нам предстоит... Кто останется с кружками, те останутся в стороне. Речь идет не об одном выборном начале,- это сравнительно мелочь; речь может идти только о том, переходить ли на путь открытой политической партии или нет?" В. А. Мякотин предлагал совершенно новый принцип организации. Он звал партию из подполья на широкую политическую арену, он требовал замены конспиративной кружковщины открытой и, по манифесту 17 октября , легальной агитацией в массах. Только такая агитация могла, по его мнению, привести к созданию сильной и связанной с народом партии.

Н.Ф. Анненский поддерживал его предложение:

"...Теперь везде играют роль массы, и с одним сочувствием далеко не уйти. Партия не всегда могла быть в курсе, как настроена масса, хотя бы по вопросу о забастовке; уверенности в настроении массы не было, было только угадывание, как эта масса чувствует. Надо сплотить массу. До сих пор приискивали по одному человеку; когда будет сорганизована масса, она сама начнет выделять силы, в интересах борьбы выделять пропагандистов.

Массу нельзя связать с конспиративной организацией, вовлечь в конспирацию. Единственный путь: существующую организацию конспиративную сохранить и рядом с ней строить другую. Говорят, что сейчас это несвоевременно, но после 17 октября был период, когда этого не сказал бы никто, и мы тогда, предвидя реакцию, настаивали перед центральным комитетом на открытой партии. Центральный комитет не решился тогда взять на себя ответственность за это и отказался... Мы полагаем, что за организацию новой партии должны взяться люди, стоящие во главе существующей организации; если они возьмутся за это, то они и придадут новой партии необходимую окраску, создадут настроение, и тогда должна будет определиться равнодействующая обеих организаций. Надо сохранить существующую организацию, улучшить ее, как деловую, и в то же время, пользуясь имеющимися силами, начать организацию новой большой партии... Когда масса сорганизуется и обратится в партию, она будет иметь громадную силу".

Анненскому и Мякотину возражали многие товарищи. Сущность этих возражений сводилась к следующему: "Понимание необходимости при первой же возможности организовать открытую партию у нас есть, но оно дополняется еще другим пониманием - необходимости упорного расчищения пути суровой борьбой, натиском сорганизованных конспиративно-боевых сил. Мы работаем для будущей открытой организации даже тогда, когда по внешности пользуемся противоположным методом,- уходим в подполье, кропотливо, во тьме, куем оружие и втайне готовим удары врагу.

Но, может быть, настало время проститься с нелегальностью главной части работы? Ничего подобного; напротив, организации, выступившие открыто и легально, как, например, Крестьянский всероссийский союз , железнодорожный союз и т. д., теперь загоняются в подполье. Я ставлю товарищам первый вопрос: считаем ли мы возможным обойтись Дальше без террора? Если же это очевидно невозможно, то возможна ли организация такой партии, в программе которой стоит террор? А если это невозможно, то что же возможно? Здесь-то и выступает следующее предложение товарищей: параллельно открытой партии почему не быть партии конспиративной, сохраняющей прежние приемы борьбы? Удвоим себя, будем существовать "в двух лицах". Затруднение, по-видимому, устранено, но только по-видимому. На его место встает новое затруднение: каждая партия должна иметь определенную тактику, на каждый вопрос партия должна отвечать открыто. Как же стали бы отвечать обе партии на самые больные, самые острые вопросы? Если они будут отвечать одинаково, то, следовательно, это будет одна партия, и двойное существование ее никого не обманет. Если будут отвечать различно или если одна будет на известные вопросы отвечать, а другая умалчивать, то дело неизбежно кончится их расхождением... Неизбежно возникнут трения и борьба. Да разве мыслимо быть рядом в двух партиях?"

Оратор закончил свою речь следующими словами, которые были покрыты аплодисментами: "Мы говорили, что рабочий класс должен быть верховным законодателем, но путь к такой организации, которая осуществит "прямое народное законодательство", лежит через Кавдинские ущелья 10 , а через эти ущелья необходимо идти сомкнутым строем, тесными группами, в них не пройдешь широко развернутым фронтом" (речь В. М. Чернова). После долгих дебатов В. А. Мякотин внес на суждение съезда следующую резолюцию:

"Признает ли съезд желательным, сохраняя пока существующую организацию активных сил партии, приступить, при их деятельном участии, к созданию открытой политической партии как особой организации, построенной на широких демократических началах?" Большинством всех голосов, против одного, при семи воздержавшихся, съезд по поводу этой резолюции высказался отрицательно.

Затем была принята резолюция И.А. Рубановича и М.А. Натансона :

"Партия социалистов-революционеров, представительница интересов городского пролетариата и трудового крестьянства, объединяемых ею во единый рабочий класс, борющийся непримиримо против всех классов эксплуататоров и партий, их представляющих, как бы ни были радикальны политические программы последних,- стремится всей своей деятельностью к установлению такого режима, при котором эта борьба могла бы происходить в самых широких размерах, в самом тесном общении и единении с трудящимися массами, на вполне открытой арене и в кадрах открытой организации. Ввиду современных политических условий и потребностей текущей борьбы, немедленный переход от конспиративной организации к вполне открытой партии социалистов-революционеров признается еще невозможным".

В обоих случаях я воздержался от голосования. Я не мог голосовать за резолюцию Пешехонова, Анненского и Мякотина, потому что считал задачу, намеченную ими, практически в данное время неосуществимой: правительство, несомненно, не допустило бы легального существования партии социалистов-революционеров, даже если бы боевые ее силы были выделены в особую, совершенно самостоятельную организацию.

Ссылки:
1. Чернов Виктор Михайлович (Ю. Гарденин) (1873 -1952)
2. Савинков Б.: Работа Боевой организации неудовлетворительна. Постоянная слежка
3. САВИНКОВ Б.: ПОКУШЕНИЕ НА ДУБАСОВА И ДУРНОВО
4. ПСР (Партия Социалистов Революционеров, эсеров)

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»