Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Обсуждения космических программ 1960 года, сроки не реальные!

Источник: Книги Черток Б.Е.- Ракеты и люди

Сразу после Нового года, 2 января, Келдыш, Королев, Глушко и Пилюгин были вызваны к Хрущеву . Хрущев был очень агрессивно настроен и сказал, что нам успехи в космосе сейчас не менее важны, чем создание боевых ракет. Он распалился и пригрозил: "Дела у вас идут неважно. Скоро вас будем драть за космос. В США широко развернуты работы и они могут нас обогнать". Эти слова Хрущева СП воспроизвел по своей записи 3 января на совещании, на которое были приглашены Келдыш, все главные конструкторы и заместители Королева. Началась сумбурная дискуссия по космической программе на этот и ближайшие годы. Келдыш настаивал на еще одном луннике Е-2Ф, на котором предусматривалась более совершенная техника фотографирования и передачи картинок обратной стороны Луны .

Я возражал против этой работы, мотивируя загрузкой по программе Марса и Венеры. Эту новую программу мы сокращенно именовали программа "MB" . Королев добавил: "Не забывайте, что есть еще и "Восток" ".

Так, ни до чего не договорившись, все разошлись.

7 января Келдыш собрал большой межведомственный совет по Е-2Ф и MB. По Е-2Ф договорились, что задачи ограничиваются только фотографированием. Срок на согласование задания оттянули, но пуск наметили в апреле. По MB впервые начали серьезно разбираться, что к чему. Докладывали Охоцимский, Лавров, Крюков, Раушенбах, Ходарев, Рязанский и Пилюгин, каждый по своей части и пока еще только о своих предварительных соображениях. СП после совещания усадил в свою машину меня и Крюкова . В сильных выражениях он высказался в том смысле, что мы, его заместители, до сих пор не разобрались, кто и за что отвечает в программе MB , не координируем работу, а эти "идеалисты у Келдыша" хотят, чтобы пуск был уже в сентябре этого года.

9 января Устинов провел заседание ВПК с нашим отчетом о ходе работ по "Востоку" и тяжелому спутнику-фоторазведчику. Будущему фоторазведчику уже было присвоено название "Зенит" . Отчитывались Бушуев и директор завода Турков . Срыв сроков относительно утвержденного Устиновым графика составлял от трех до четырех месяцев. Хотя во многом в срыве сроков были виноваты наши смежники, огонь беспощадной критики пришелся по ОКБ-1.

"Это важнейшее средство, - сказал Устинов, - с помощью которого мы способны вести разведку. Нет более важных задач в настоящее время". Здесь он явно намекал Королеву на увлечение программой пилотируемых полетов. Королев сидел, сильно насупившись, и молчал. Устинов внешне обрушился на меня, Бушуева и Туркова, но было понятно, что фактически огонь ведется по Королеву, который не может сам управиться со своими заместителями. После перерыва Устинов поручил Пашкову подготовить за неделю доклад с предложениями по программе MB .

Здесь счел нужным вмешаться Мрыкин . Его выступление в очень накаленной обстановке заседания у Устинова прозвучало отрезвляюще:

"Обычными средствами, как мне представляется, эту сложнейшую задачу не решить. Необходима концентрация всех сил и привлечение новой кооперации. ВПК должна оперативно принимать решения, а не ругать конструкторов от заседания к заседанию. ОКБ-1 и его смежникам нужны реальная помощь и непрерывный контроль". Устинов перед тем, как всех распустить, предупредил, что в ближайшее время Хрущев лично будет рассматривать наши планы по космосу и хочет это сделать непосредственно в ОКБ-1. СП на несколько дней удалился, для размышлений и отдыха в правительственный пансионат "Сосны", поручив мне и Бушуеву составить проект плана по MB и приехать к нему 12 января. "Но со сроками пусков за сентябрь не ходить", - напутствовал он.

Самым трудным, как и обычно, оказалось согласование сроков с заводом. Сроки разработки чертежей и изготовления МКС (межпланетных космических станций) нам самим казались нереальными. Но когда мы приехали в "Сосны", СП, изучая наши графики, нахмурился и стал их безжалостно править, сдвигая сроки "влево" на два, а то и на три месяца. При этом он предложил увеличить число изготавливаемых аппаратов с двух до трех. Вариант с попаданием в Венеру СП предложил упростить, убрав всякую теплозащиту. "К Венере, этой богине любви, полетим голышом, - сказал он. - На отработку теплозащиты времени нет. В случае неудачи на последней ступени все равно сгорим в атмосфере Земли. Зато сможем доказать, что мы пускаем космические носители, а не боевые ракеты".

15 января, вернувшись из "Сосен", СП собрал общую оперативку и огласил немыслимые сроки создания и пуска трех MB. Мало кто верил в реальность этих сроков. СП произнес речь, полную угроз в адрес возможных виновников срыва совершенно нереальных сроков.

29 января 1960 года с утра Тихонравов попросил меня вместе с ним пройти к СП, чтобы договориться о нашей общей линии поведения на очередной встрече у Келдыша по лунной программе. Я, памятуя рассказ Тихонравова о Цандере , предложил:

- Давайте при входе в кабинет СП дружно крикнем: "Вперед, на Марс!" Тихонравов улыбнулся своей доброй улыбкой, но от соучастия в таком хулиганстве отказался. Королев себя скверно чувствовал. Он только вчера вернулся из Куйбышева с тяжелой посадкой во Внуково. Был вечерний туман, самолет не хотели принимать, отправляли в Ленинград, но Королев через командование ВВС добился разрешения на посадку. Настроение у СП было невеселое.

- Нас наверху, к сожалению, не все понимают. В технике вообще не хотят разбираться. Считают, что это целиком наше дело. Поэтому и наши трудности им непонятны. А те немногие, которые понимают наши трудности, не имеют необходимой власти. Никита Сергеевич к нам хорошо относился. Но даже он, при последней встрече, потребовал новых успехов в космосе и поставил задачу по MB так:

"Вы скажите, принципиально это возможно осуществить?" Ну, что ответить? Конечно, принципиально все возможно. "Тогда только не втягивайте нас в технические детали, - сказал Хрущев. - Это ваше дело. Скажите, что вам нужно и осуществляйте". Вот и весь сказ. Потом оказывается, что то, что "нам нужно", не дали, а задача, которую надо решить в немыслимые сроки, осталась. Несмотря на настойчивость Тихонравова, СП отказался обсуждать лунную программу. Он спросил, кто из проектантов ведет работы по MB. Тихонравов ответил, что поручил их Глебу Юрьевичу Максимову , но следит за работой сам, привлекает Рязанова и других проверенных проектантов. Мне Глеб Максимов нравился своим вдумчивым, доброжелательно-критическим отношением к проектной работе. Я поддержал Тихонравова. СП поворчал, что в команде Тихонравова большинство не нюхали производства и боятся заводских проблем.

Королев переключился на меня и потребовал доклада о последних событиях в радиоэлектронике. Я начал было говорить, но он меня прервал: "Вы тут с Михаилом Клавдиевичем не все знаете. У меня было очень бурное объяснение с Калмыковым и Рязанским. Я сказал, что у нас будет на днях Никита Сергеевич и мы будем докладывать наши предложения. Они оба обещали еще раз подумать, но что они придумают, пока неясно".

Когда мы с Тихонравовым вышли от Королева, так ни о чем конкретно не договорившись, я сказал: - Теперь, Михаил Клавдиевич, вы получите возможность при визите к нам Хрущева приветствовать его лозунгом Цандера "Вперед, на Марс!"

Ссылки:
1. Обсуждения направлений ОКБ-1, конфликты между ракетчиками 1958
2. ВПЕРЕД, НА МАРС!..

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»