Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Шеффели. Марбельхэднэк

Стук в дверь.

- Можно к вам?

Незнакомые лица. Говорят по-русски.

- Нам ваш адрес дала Софья Ивановна . Художница. Знаете такую? Она во Флориде.

- Ну, конечно знаем.

- Меня зовут Роман Данилович, а жену Ниной Александровной.

Оба рижане. Роман Данилович [Шеффель] - полурусский-полунемец. Нина Александровна - русская. Роман Данилович служил в Риге представителем английской фирмы, продававшей сталь. Он принял германское подданство и при занятии Балтики Советами "репатриировался" в Германию. Здесь его мобилизовали и определили шофером военной машины. В качестве шофера он исколесил Украину и побывал в Крыму. Оттуда проделал обратный путь в Германию. После войны попал в лагерь немецких пленных.*

Выйдя из лагеря, встретил Нину Александровну, женился, и вот они теперь в США. Роман Данилович хорошо владеет английским языком. Работают они оба у богатого старика, как "капл", он садовником, Нина Александровна кормит старика и его сестру. Старик зиму проводит во Флориде, лето в Марбельхэднэке, и там и здесь у него дома. Роман Данилович смотрит на эту работу только как на трамплин. Он осмотрится и затеет какой-нибудь "бизнес".

- Да вы приезжайте к нам. Посмотрите. Может быть отпуск там проведёте.

Повёз Беклемишевых Николай Вакар . Поехала и Гертруда Павловна .

Сам Марблхэд ничем особым не достопримечателен, хотя, впрочем, он оспаривает у Сэйлема звание "отца американского флота". Но зато у Сэйлема есть другая причина быть знаменитым. 250 лет тому назад в нём были повешены "сэйлемские ведьмы". Их реабилитировали уже на нашей памяти. Отсюда видно, насколько быстрее действует Советский Союз - он реабилитирует казнённых гораздо скорее. Для реабилитации Тухачевского, Якира, Уборевича и других ему понадобилось только 22 года. В этом он Америку перегнал.

Марбельхэднэк отделен от Марблхэда дамбой. Без дамбы он был бы островом. Между островом и берегом бухта, в которой стоит масса парусных лодок. На Марбельхэднэке нет магазинов, стоят только коттеджи, окружённые садами. В море вдаётся скала.

- Ну, как вам нравится здесь? - спросила Нина Александровна.

- Здесь чудесно.

- А мы присмотрели вам домик для отпуска. У соседей. Идём я вас познакомлю.

Сосед, владелец усадьбы с тремя домами, владелец "риэл естэйт" и чугунно-литейного завода в Сэйлеме. Жена его обходится без прислуги. У них четверо мальчиков.

- Пойдем, я покажу вам квартиру, - говорит она.

Квартира из четырёх комнат. Внизу ещё большая кухня-столовая и ванна. Постельное бельё, столовое бельё, посуда - всё на месте.

- Мы собираемся прожить две недели, - говорит Глеб.

- Сколько мы должны платить в неделю?

- Да ничего. Дом всё равно пустует.

- На таких условиях я не согласен. Я не хочу одолжения. Я хочу нанять квартиру, если, конечно, она мне по карману.

- Где вы отдыхали прошлым летом?

- В Йорк Бич, в Мэйне.

- Сколько вы там платили?

- Двадцать долларов в неделю.

- Согласны вы платить и мне ту же сумму?

- Конечно. Но как быть здесь с продуктами? Тут ведь нет магазинов.

- Роман два раза в неделю ездит в Марблхэд на машине, - вмешалась Нина Александровна, обращаясь к Оле, - вы будете ездить с ним.

Так состоялся наём домика для отпускного времени. Эти две недели Беклемишевы прожили в отдельном домике просто барами. Ходили на скалу, откуда открывался великолепный вид на океан. На воде качались буйки, отмечавшие места, где опущены ловушки для "лобстеров". Иногда приходил катер, который опоражнивал эти ловушки. А то приходили катера рыбаков. За ними тянулись стаи белых и серых чаек. Некоторые из них присаживались на корму катера.

Фото: Марблхед, штат Массачусетс

Иногда Беклемишевых навещали знакомые. Приезжала Наталья Сергеевна [Вакар] с матерью. У сына её теперь был автомобиль. Проездом из Канады на Нантакет приехали Сергей Эдуардович и Александр Сергеевич [Кригер-Войновские] . Ольга Павловна скоропостижно умерла в этом году.

Сидели над океаном под скалой. Сергей Эдуардович как-то писал Глебу, что у них в университете открывается механическое отделение, и университет мог бы предложить Глебу профессорское место на новом отделении. Глеб тогда отказался и объяснил причины. Во-первых, он не мог бы читать лекции на французском языке, во-вторых, в университете предполагали нагрузить нового профессора дисциплинами широчайшего диапазона, от деталей машин до термодинамики и паровых котлов.

- Как же вам работается теперь?

- Откровенно говоря, я чувствую себя прекрасно, - отвечал Глеб. Вы представляете себе основную разницу. Вы знаете, что задача инженера многовариантна. Заприте десять инженеров в десять разных комнат и дайте им одно и то же задание. Получится десять разных вариантов. Одни лучше справятся с задачей, другие хуже. Относительно некоторых вы скажете: "оба лучше", то есть не будете знать, кому отдать предпочтение. В Советском Союзе исходят из предпосылки, что истина одна, поэтому и правильное решение задачи одно. Раз так, все остальные решения неверны. В таком случае только один исполнитель проекта должен быть признан, а все другие - только авторы неправильных решений. Почему же они дали неверные решения? Вероятнее всего, они знали правильное решение, но дали "ложное" решение сознательно. Следовательно они вредители и как таковые должны быть наказаны. Поэтому все проекты, все стройки, изучаются в соответствующих отделах НКВД при помощи приглашённых экспертов. Каждое несогласие эксперта с вариантом автора трактуется, как намеренная ошибка автора. Вы понимаете, какую атмосферу работы это создаёт? И как легко дышится в американских проектных бюро, где этой атмосферы нет.

Шеффели возили Беклемишевых по окрестностям. Заезжали в Глостер и в Рокпорт. Однажды вечером проехали через Магнолию. Она расположена на полуострове. С трёх сторон был океан.

Ссылки:
1. АМЕРИКА эмигранта Беклемишева А.П.

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»