Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Хрущев в Америке, 1959

Не могу не отметить, так как об этом часто забывают, что именно на XX съезде была подтверждена ленинская концепция о взаимоотношениях социалистического государства с мировым сообществом: мирное сосуществование . Было сказано и о том, что не существует фатальной неизбежности мировой войны. Первый в истории отношений между двумя великими странами визит главы Советского правительства в Соединенные Штаты Америки стал конкретным выражением нашей решимости не только декларировать свои цели и намерения, но и подкреплять их делами.

Илья Эренбург в статье "Время надежд", опубликованной в "Известиях" накануне визита, писал, что приглашение Хрущева в США в равной степени идет от правительства этой страны и от ее народа. В нью-йоркском "Колизее" только что завершила работу советская выставка "Наука, техника, культура в СССР" , ее открывал член Президиума ЦК партии, секретарь ЦК Ф. Р. Козлов . Посетили выставку президент Д. Эйзенхауэр и вице-президент Р. Никсон и дали ей высокую оценку. У нас была низкая производительность труда, отставала технология, удручали качество многих изделий легкой промышленности, состояние сельскохозяйственного производства, но через четырнадцать лет после окончания опустошительной войны наши надежды опирались на крепнущий материальный фундамент. Во времена "холодной войны" появился термин "железный занавес" . Не откажешь Черчиллю - а это его определение - в хлесткости выражений. Его тут же подхватили журналисты. Оставим в стороне спор о том, кто и с какими целями опустил этот занавес между востоком и Западом,- его "придерживали" с обеих сторон. И вот этот занавес, кажется, начал подниматься и открывать миллионам людей мир, в котором все активнее проявлялось человеческое взаимодействие.

14 сентября 1959 года Хрущев отбыл в США. Ту-114 после долгого разгона оторвался от бетонных плит взлетной полосы, и сразу пропал грохот мощных турбин, он как бы остался на земле. Салоны самолета, в то время самого большого в мире, казались чрезвычайно просторными. Летел вместе с Хрущевым и сын Андрея Николаевича Туполева Алексей Туполев - авиаконструктор, один из создателей Ту-114. Андрей Николаевич , прощаясь, шутил: "Не волнуйся, Никита Сергеевич, за новую машину, я тебе в виде заложника сына отдаю. Знал бы, что дело ненадежное, полетел бы сам". Андрей Николаевич практически ко всем обращался на "ты", к Хрущеву тоже, но это было, пожалуй, не данью привычке, а знаком уважительной близости.

Под крылом самолета лежал Атлантический океан. Четыре года назад его волны резал форштевень пакетбота "Иль де Франс", на борту которого советские журналисты плыли в Америку . Как встретит она советских людей теперь? Иной уровень визита, иные времена. Никита Сергеевич вместе с Алексеем Туполевым осмотрел самолет. Близ пилотской кабины по обе стороны фюзеляжа мирно спали какие-то люди. Алеша Туполев сказал, что это заводские инженеры-мотористы и что он сейчас их разбудит.

"А зачем у этих товарищей наушники?" - спросил Хрущев, останавливая Туполева-младшего. Тот ответил. "В их обязанность входит прослушивание работы двигателей".- "Пусть спят,- сказал Хрущев,- их ничего не тревожит, значит, моторы работают нормально". В апреле Никите Сергеевичу Хрущеву исполнилось 65 лет. Пять из них он - на посту Первого секретаря ЦК КПСС и полтора - Председателя Совета Министров СССР. Хрущев полон сил, энергии. Приглашение посетить США мировая пресса назвала сенсацией. Можно понять настроение человека, на долю которого выпала такая миссия. Никита Сергеевич знакомится с американским штурманом Гарольдом Ренегаром . Американец спрашивает о нашей второй космической ракете, доставившей на Луну советский вымпел. Хрущев просит принести ящичек с вымпелом. Показывает его Ренегару. Тот с наигранной простоватостью произносит:

"Здорово придумали! Одну такую штуку запустили на Луну, а вторую запускаете к нам, в Америку".

Военный аэродром на базе Эндрюс стал местом встречи по необходимости, без всякого "второго смысла". Ни один гражданский аэродром Вашингтона не мог принять воздушный исполин. Аэродромной службе пришлось спешно надстраивать трап для пассажиров - еще десяток ступенек из алюминия. Деталь, мгновенно переданная в газеты всеми репортерами.

Официальная церемония. Гимны двух стран. Короткие речи Д. Эйзенхауэра и Н. С. Хрущева. Торжественный въезд в столицу Соединенных Штатов Америки. День яркий, солнечный, еще летний. Осень с красными листьями приходит в Америку значительно позже. Протокол встречи высокого гостя соединял в себе пристрастия американцев: кони и гром техники. Автомобильный кортеж упреждают всадники эпохи борьбы Штатов с колониальным господством. Грохочущая армада мотоциклов обрамляет "стальным клином" первую машину. Но поразило даже не это великолепие.

Толпы народа, заполнившие широкие проспекты Вашингтона, находятся в каком-то странном оцепенении. Люди как зачарованные. На лицах едва просвечивают улыбки, а чаще удивление и настороженность. Будто ожидают увидеть не подобных себе, а инопланетян. Вот-вот может случиться нечто, оправдывающее их опасения и скованность. В руках у многих - американские и советские флажки, но люди не спешат размахивать ими. Медленно движется почетная кавалькада, народ безмолвствует. Постепенно проходит оцепенение, раздаются возгласы приветствия. Еще робкие, нерешительные, совсем не такие, какими они будут через несколько дней, когда Америка услышит Хрущева и узнает его чуть больше. Всему - и этой первой настороженности, и знакам дружелюбия и сердечности, с какими пройдет визит Хрущева в Соединенные Штаты Америки,- есть свое объяснение.

Достаточно вспомнить, что подобными первыми контактами на международной арене едва обозначались и оттепели в бастионах "холодной войны" . По- своему эта война держала миллионы людей в напряжении и неведении, оставляя за избранными право начать в любой миг войну горячую. Однако мир начал меняться. Спустя 26 лет после официального дипломатического признания Советского Союза Соединенные Штаты решились пригласить к себе главу Советского правительства. Америке понравился Хрущев. Честной и смелой постановкой сложных проблем, контактностью, способностью понять собеседника, его настроение: если серьезно, так серьезно; в шутку, так в шутку; с напором, так с напором.

Каждый американец, на улице или на железнодорожной станции, в цехе завода, столовой самообслуживания, среди пышных декораций Голливуда, на изысканном обеде, каждый журналист (а моих коллег в "хвосте" Хрущева было около пяти тысяч - рекордное по тому времени число) открывал в Хрущеве не только и не столько политического деятеля великой страны, сколько живого искреннего человека. Они поверили, что он приехал с дружескими намерениями. Маршрут поездки лежал через многие американские города. С запада на восток и обратно. Спустя три месяца несколько советских журналистов, сопровождавших Никиту Сергеевича, написали книгу "Лицом к лицу с Америкой" . Она вышла большим тиражом, издавалась на многих языках. Не знаю, куда подевались экземпляры этой книги с иных полок, но когда ко мне обращаются с просьбой дать прочесть, предупреждаю, что сохранился у меня один экземпляр. Спрашивал книгу в разных библиотеках - нигде нет. Да и шутка сказать: миновало без малого тридцать лет! О том, что и как происходило в Америке в ту пору, яснее станет из отчета самого Никиты Сергеевича о поездке. Прилетев в Москву, он прямо с аэродрома направился в Лужники, где во Дворце спорта произнес речь, наметки которой продиктовал в самолете. Правда, записи эти ему, как часто бывало, не понадобились - говорил он не по бумажке. Приведу несколько отрывков из этой речи.

См. Речь Хрущева по возвращении из США в СССР

Во время пребывания в Соединенных Штатах Америки Хрущев выступил и на заседании Генеральной Ассамблеи ООН. Он внес предложение о всеобщем и полном разоружении. Больше чем кто-нибудь другой Хрущев знал, как далеки мы были в то время от такой радужной перспективы. И вместе с тем первое слово было сказано. Хрущев призывал к решительному шагу, высвечивая цель, предвидя тяжесть пути к ней, подчеркивая, что Советская страна готова со всей возможной активностью начать работу по переустройству мировых взаимоотношений от разобщенности - к единству, от распрей - к дружбе, от несправедливости - к честности и доверию.

За несколько дней до этого выступления у Никиты Сергеевича был непротокольный разговор с Д. Эйзенхауэром в Кэмп-Дэвиде , летней резиденции президента. Вспоминали вторую мировую войну, знаменитые сражения. Вдруг Эйзенхауэр спросил Хрущева, каким образом Советское правительство регулирует выделение средств на военные программы.

"А как вы, господин президент?" - поинтересовался, в свою очередь, Никита Сергеевич. Эйзенхауэр развел руками, прихлопнул по коленке:

- "Прибегают ко мне наши военные, расписывают, какие у русских потрясающие военные достижения, и тут же требуют деньги - не можем мы отстать от Советов!"

- "Вот так же и у нас, - подхватил мысль президента Хрущев,- приходят военные, расписывают, какие потрясающие достижения у американцев. И требуют денег. Мы ведь не можем отстать от Соединенных Штатов!" Гость и хозяин рассмеялись.

Никита Сергеевич часто пересказывал этот эпизод. Видно, неспроста заговорил Эйзенхауэр с Хрущевым о том, кто взвинчивает гонку вооружений. В конце своей президентской карьеры он предупредил нацию о не поддающемся контролю влиянии военно-промышленного комплекса США .

Этот комплекс может стать самодействующей политической силой, способной втравить Америку в страшные авантюры. Наша страна демонстрировала свое миролюбие конкретными действиями. На январской сессии Верховного Совета СССР 1960 года Н. С. Хрущев так охарактеризовал динамику развития Советских Вооруженных Сил СССР за несколько десятилетий. В 1927 году они насчитывают 586 тысяч человек; в 1937-м - 1433 тысячи; в 1941-м - 4207 тысяч; в 1945-м - 11365 тысяч; в 1948-м - 2874 тысячи; в 1955-м - 5763 тысячи; в 1955-1958 годах - 3623 тысячи. От имени Советского правительства на этой сессии он внес предложение провести очередное сокращение советских войск еще на 1200 тысяч человек. Наши вооруженные силы составят 2423 тысячи солдат и офицеров - это меньше того уровня, который обусловливали западные державы. Верховный Совет СССР принял это предложение. "Известия" публикуют дружеский шарж. Перед строем солдат - Н. С. Хрущев. Звучит команда: "Каждый третий - выходи!" На этой же сессии было принято Обращение Верховного Совета СССР к парламентам и правительствам всех государств о мире. Кажется, на земном шаре становилось спокойнее.

Ссылки:
1. ХРУЩЕВ ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ (1959-1964 гг)

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»