Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

По мнению академика Опарина [Войнович В.Н. в Москве]

Москва по контрасту с провинцией показалась мне центром свершившейся революции. Люди, считавшиеся московской интеллигенцией, отличались от провинциальных интеллигентов бОльшим свободомыслием, которое, впрочем, у многих не шло дальше осуждения сталинизма, да и то к этому их подтолкнули решения ХХ съезда КПСС .

Образованные люди делились на левых и правых, но не как теперь. Левые любили Ленина, а правые Сталина. Ленин все еще считался хорошим и добреньким, а Сталин злым и плохим. Левые все еще надеялись на наступление хорошего коммунизма, правые больше верили в сильную руку. Со временем правое-левое поменялись местами, теперь сталинисты новых поколений (как ни странно, они все еще есть и, кажется, еще много лет будут) считаются левыми, а их оппоненты правыми. Впрочем, правые отличаются от тогдашних левых тем, что Ленина они уже разлюбили или никогда не любили, а эти идола своего не сдают.

Мертвый Ленин когда-то считался вечно живым, но мертвый Сталин оказался живее. Я Сталина не любил с детства, а что касается Ленина, то до поры до времени верил образованным людям на слово, что он хороший.

Тогда у молодых поэтов в моду опять вошел Маяковский как трибун и сатирик. Следом за ним постепенно входили или возвращались в моду Хлебников , Северянин , Введенский , Хармс , Крученых .

В "Магистрали" я впервые услышал имя Лев Халиф . Говорили, что этот необыкновенный, очень талантливый поэт приехал из Ташкента. Живет на рубль шестьдесят в день, пишет потрясающие стихи. Одно из его стихотворений ходило по рукам, а потом было растащено на автографы:

"Из чего твой панцирь, черепаха? -?

я спросил и получил ответ:

-Он из пережитого мной страха,

и брони надежней в мире нет".

Халиф был парень задиристый, когда он появился в Москве, кто-то предрек, что обязательно станет героем фельетона "Халиф на час". Фельетон такой в самом деле потом появился, но сначала была публикация в "Литературной газете" с предисловием Назыма Хикмета , из которой я запомнил:

Руки в пустоте карманной стынут,

И ты немного зол на то.

Скоро урны сделаем золотыми,

Плевать на золото. 

Молодые поэты выступали в каких-то клубах, кинотеатрах, с открытых эстрадных площадок в парках. как-то я попал в клуб какого-то завода. Там выступал молодой, как мне сказали, гений - Игорь Холин:

Обозвала его заразой,

и он, как зверь, за эту фразу

подбил ей сразу оба глаза.

Она простила, но не сразу. Или:

Пригласил ее в гости.

Сказал: "Потанцуем под патефон!"

Сам - дверь на замок.

Она - к двери, там замок.

Хотела кричать, обвиняла его в подлости.

Было слышно мычанье и стон.

Потом завели патефон.

В "Магистрали" был свой гений примерно той же школы - Сева Некрасов . Одно из его стихотворений я читал в переводе на чешский язык и все понял. Потому что оно выглядело, как мне помнится, так:

Охох! Эхэх! Ухух! Иих!

Некоторые старшие поэты писали тоже загадочно. Как сочинитель частушек Виктор Боков : "Сидит снегирь, / На груди - заря. /Домой, в Сибирь / Хочу - нельзя. А вот стишок Михаила Кудинова :

Пришел гость, проглотил гвоздь.

По мнению академика Опарина,

Незваный гость хуже татарина. Когда автор прочел этот стишок по телевидению, разразился большой скандал. Секретарь Татарского обкома партии написал жалобу в ЦК КПСС, у пропустивших в эфир эту, как тогда выражались, идеологическую диверсию были большие неприятности.

Ссылки:
1. Войнович В.Н. и литобъединение "Магистраль"

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»