Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Алеша (Вакар Алексей Кириллович, воспоминания К.Б. Вакара - его отца)

Вакар Алексей Кириллович на www.geni.com

Источник:  "Дорога": воспоминания К.Б. Вакара

Ночью прошла гроза. Утро было душное и жаркое, от влажной земли поднимался пар. Подкатил на своем "Москвиче" Володя Антипов - лесник с хутора, что в 12-и километрах от деревни. Он приехал забирать из ремонта свой трактор и попросил отогнать его машину на хутор. Приехав на тракторе, он собирался отвезти меня домой на машине. Что-то поделав по дому, я решил поехать пораньше с тем, чтобы сходить в лес и осмотреть подставухи, которые мы поставили с Алешей в конце мая.

Алеша занялся машиной. В плавках, босиком в этот жаркий день, он сверлил дырки. Я подумал, что надо бы обуться, работая с электричеством в такой сырой день, но дрель пластмассовая, безопасная и я промолчал по своей привычке избегая давать указания. Спросил не надо ли помочь. "Да нет, папу, здесь дела на одного".

На хуторе поболтал с Татьяной - женой Володи, но в лес идти не захотелось, почему-то потянуло домой. Не дождавшись Володю пошел пешком. Летний, умытый ночным дождем лес, в ярком солнце, звоне птиц, напоенный ароматами зелени и цветов. Шел ни о чем не думая, но не было той радости, которая всегда охватывает меня в лесу.

На пол дороге навстречу машина, наш знакомый, коллега по ИАЭ. "Там с Алешей что-то случилось, увезли в Переславль, садись". 15 минут езды в полном молчании. На улице деревни машина навстречу из Переславля с Мишей и Леной. "Жив?" Лена отрицательно покачала головой.

Появление на свет Алеши было очень непростым. Но, слава Богу, никаких последствий тяжелых родов не осталось.

Жили мы тогда в Кропоткинском переулке. Два старые двухэтажные домики целы и по сей день и, надеюсь, будут сохраняться как уголок старой, дворянской Москвы. Однако старина этого арбатско- причистинского района не способствовала удобству жизни. Жили мы в комнатке, размером напоминавшей коридор (2х6 м). Кроме нас и семьи отца в квартире жило еще две, правда малочисленные семьи. Общая интеллигентность населения квартиры, к сожалению, не спасала от разного рода трений, а порой и кухонных скандалов.

Приехала к нам Катя - девочка, которую прислала нам из под Киева тетка Олена - сестра лениного отца. Приехала она еще до своего свершенолетия. Тогда нам удалось прописать ее в Москве, в Москве же получила она паспорт, а впоследствии вышла замуж и осталась в столице уже навсегда. Катя очень любила Алешу, постепенно освоила городской образ жизни и много сделала доброго для нашей семьи в деле алешиного, а потом и мишиного воспитания,.

В этой темной комнате - окно выходило в стену громадного соседнего дома, мы прожили вчетвером, а после рождения Миши впятером до 1958 года. Жизнь у нас тогда была достаточно трудная. Лена из п/я 1323, где она работала по распределению и получала довольно высокую зарплату, перешла в Акустический институт с окладом м.н.с. - 120 руб. Меня летом в год рождения Алеши забрали на трехмесячные военные сборы , оставив мне 1/2 оклада - 65 руб. Лена была в это время в декретном отпуске и ничего не получала. А поскольку ни со стороны моего отца, ни со стороны лениной матери мы практически не получали никакой материальной, да и моральной помощи, сведение концов с концами было сложной задачей, тем более, что материальную базу семьи создавать приходилось с нуля.

Большую помощь и в то время, да и в последующие годы нам оказала семья А.П.Александрова . Кстати, как потом выяснилось, Мака оказалась моей, правда очень дальней, родственницей. Несомненно, что примеры жизни не только нашей семьи, но и семьи Александровых сказались на формировании жизненных устоев и интересов наших детей.

Алеша всегда был очень спокойным ребенком. Правда, в первые месяцы жизни, отоспавшись днем, по ночам он тихо разговаривал сам с собой, вертелся на кровати и. несмотря на полное свое благодушие, спать маме не давал. Для него был сшит очень теплый спальный мешок и Алеша спал на улице даже в относительно сильные морозы. Чтобы его не засыпало снегом, над дверью сарая втыкался лист фанеры. Болел Алеша как и все дети, не больше, но верно и не меньше среднего уровня. Во всяком случае все тревоги с этим связанные давно забылись. Вырос Алеша здоровым и сильным, а через периоды детских болезней проходят все.

Летом часто выезжали мы на дачу Александровых в Зеленоградскую .

В 1955 году после ссоры с отцом уехали даже в начале марта. Каждый день мы ездили на работу, а с Алешей оставалась Катя . Пользуясь чужой дачей, мы старались делать все, что можем по уходу за домом и садом. Сил было тогда больше и хоть и уставали, да проходила, забывалась эта усталость и в памяти остались тишина, весеннее небо, снежные сугробы и встречающий нас маленький сын.

Даже при острой нехватке средств, в семье была установка на справедливое распределение лакомств, фруктов - всем поровну, пусть понемногу, но всем. Годовалый Алешка, не получая вдоволь яблок и апельсинов, быстро отыскал на огороде грядку с луком - зимняком и тем пополнял витаминные свои потребности.

Алеша ходить, а потом разговаривать научился рано. И здесь вступил в силу еще один "воспитательный" принцип: относиться к сыну как к равноправному члену семьи, не отмахиваться ни от одного вопроса, привлекать к обсуждению тех или иных задач и выслушивать его мнение. Ну, а вопросов у растущего человека становилось все больше и больше, тем более, что мы всегда старались знакомить с многообразием жизни, окружающего мира.

Если присмотреться к деятельности ребенка, то легко заметить, что в процессе игры он демонстрирует наличие огромной энергии, но активная деятельность часто прерывается короткими паузами отдыха. Это позволило нам выработать тактику воскресных походов на весьма значительные расстояния. Главным при этом было не давать длительных, систематических нагрузок. При ходьбе к определенной цели путь прерывался изучением цветка, муравейника, ездой верхом на папе и т.д.

Хорошая память устроена так, что хранит лишь доброе, светлое, а все плохое или даже просто серое стирается, не оставляя следа. Именно поэтому четырехлетний период жизни на Кропоткинском сохранил нам летние поездки, жизнь на даче Александровых, первые походы с палаткой. За эти годы мы с Алешей жили на Московском море, плавали по верхней Волге с Александровыми до Углича , а потом по Оке. Алеша привык к палаточной жизни, к развлечениям у костра, лодке, широким водным просторам. Эту тягу к походам, к лесу он сохранил на всю жизнь.

И еще остались в памяти друзья. Нас часто навещали, помогали и советом, и действием, и подарками. Дарили нам предметы хозяйственного обихода, которые так были нам нужны.

С 1956 года я стал ездить в экспедиции сначала в Сухуми , а потом на Дальний Восток. Это немного улучшило наше материальное положение, но создало дополнительные трудности домашнего быта для Лены. Правда, я думаю, что в воспитании наших детей мои, а потом и ленины экспедиции, сыграли немаловажную роль: где-то за нами стояли океаны, корабли, шторма, романтика не книжная, а живая, для наших ребят входящая в дом вместе с родителями.

После того как родился Миша, Алеша стал уже "старшим". А с переездом на ул. Вавилова начался новый большой период жизни нашей семьи.

Алеша пошел в детский сад. Детский сад был в нашем же доме, поэтому надо было только помочь Алеше одеться и он сам шагал на свою "службу".

Летом Лена неоднократно работала на Большой Волге и несколько лет подряд забирала туда ребят, где они жили в одной местной семье вместе с детьми хозяев, в Лена приезжала вечером на катере.

С детсадовских времен не сохранилось у Алеши друзей. Тогда семейная компания включала детей наших сослуживцев по АКИНу .

В это время проявилась у Алеши черта характера - быть не таким как все. Чтобы показать свое превосходство над более старшими девочками - дочками хозяйки на Большой Волге, Алеша очень быстро освоил арифметику, легко оперируя миллионами и миллиардами и добился своего.

В играх детей мы старались не запрещать всякие рискованные мероприятия, а принимать в них участие, прививая одновременно понятие о технике безопасности. Это правило, как и много других простых и вместе с тем мудрых, мы восприняли от семьи Александровых . Может быть благодаря нашему участию, поскольку ребятам не было причины скрывать от нас свои действия, период поджогов и взрывов обошелся без серьезного травматизма.

Летом всей семьей мы проводили отпуска на Кольском полуострове - на Ловозере , на верхнем Днепре, на Волге под Рыбинском. Как правило- со старшими Александровыми. Теперь уже и не восстановишь, что главное, какое основное впечатление вынесли ребята из того или иного похода, но, наверное, атмосфера доброжелательности, новые места, широкие просторы, рыбалка, съемка любительских кинофильмов, шуточные представления у костра и многое другое, чем заполнена жизнь вдалеке от городов, в палатке в лесу или у берегов рек и озер - важные факторы формирования характера наших сыновей.

В 1961 году Алеша поступил в школу. Первые классы не были отмечены какими-либо выдающимися событиями. Никогда Алеша не блистал хорошими отметками - где-то вокруг четверки с плюсом. Но и безобразий он никаких не учинял. Поэтому родителей школа не беспокоила.

В 5-ый класс Алеша перешел в другую школу с английским уклоном преподавания.

Зимой в воскресные дни мы обязательно шли на лыжах. В конце пятидесятых годов сразу за тем местом где теперь расположен Черемушкинский рынок, в одной трамвайной остановке от нашего дома, начиналась городская свалка, а за ней леса, поля, овраги. Свалку обходили стороной. Санаторий Узкое, куда мы обычно добирались на лыжах, был уже очень далеко. Потом Москва стала быстро распухать. Мы стали ездить на автобусе сначала до Узкого, а потом все дальше и дальше. Последние маршруты проходили где-то в районе Внукова. Ездили с какой- нибудь едой, устраивали привал в лесу, разжигали костер. К тому времени относятся обретение постоянных спутников и друзей - семей Мазеповых и Никольских . Хорошая дружба завязалась у Алеши с Алешей Мазеповым , которая сохранилась до самой смерти Алеши Мазепова. Эта первая в сознательной жизни Алеши смерть близкого человека произвела на нашего сына очень тяжелое впечатление.

В 1962 году мы приобрели нашу первую автомашину - "Запорожец" и почти сразу - разборный катер "Дельфин". Эти приобретения дали нам новые возможности в проведении воскресных дней и отпусков.

Где-то на эти годы приходится наше общее увлечение железной дорогой. Подвижной состав и элементы пути - немецкая модель "НО". Эта игра растянулась на несколько лет. Были сделаны макеты станций, туннель, мосты. Пути были проложены вокруг всей детской комнаты. Постепенно наращивалась система электрофикации, действовала блокировка, светофоры, автоматические стрелки. В конце концов схема стала столь сложна, что разбираться можно было только по частям. Это увлечение стало для Алеши неплохой школой освоения основ автоматики. Да и Миша постиг многое на практике. Весь подвижной состав, а его около 50 единиц, и рельсы сохранились до сих пор. Самое увлекательное, что этой игрой занималась вся мужская часть семьи.

Важным кусочком нашей жизни были новогодние праздники, которые устраивали Александровы, а потом и мы сами, конечно не с таким размахом. На праздники готовились постановки, проводились репитиции, шились костюмы, готовились декорации. Подготовка занимала вместе с обсуждениями планов, созданием сценария и текста не меньше месяца и наши ребята, как правило, принимали в этом равноправное участие.

Кроме того, к концу школьных каникул, а иногда к дню рождения АП у Александровых готовились специальные детские праздники - спектакли, где актерами были ребята. Эти спектакли Мака снимала на кинопленку.

Какое-то лето Лена уж очень плотно работала на ВНС и подстроить свой отпуск к моему ей так и не удалось. В это лето я взял ребят с собой в экспедицию в Сухуми. Жили мы совсем рядом со станцией на берегу моря. Наша хозяйка присматривала за ребятами, да и экспедиция была достаточно вольготной, что позволяло поездить по окрестностям. Но, конечно, главным впечатлением было четырехдневное плавание на нашем маленьком научном суденышке - "Сигнале", переделанном из рыболовного сейнера. В первый день нас всех основательно укачало, спали на палубе втроем, укрывшись брезентом. Но уже на следующий день прикачались, с аппетитом ели флотский харч, мальчишки лазили по всему судну, купались в открытом море, прыгая с борта в синюю воду, какая бывает только вдали от берегов. Заходили в Ахали Афони, Пицунду, Сочи.

В августе мы втроем плавали на "Дельфине" по верхней Волге и р. Медведице в тщетной надежде, что мама все же сможет хоть на какое-то время присоединиться к нам.

В одну из поездок на охоту Алеша впервые стрелял из моего ружья. Это была великая неосторожность с моей стороны, т.к. двумя месяцами раньше Алеша, повторяя перед телевизором на только что натертом полу некое балетное "па", упал и сломал ключицу. Выстрел из ружья стоил ему вторичного перелома. Слава Богу, это была самая серьезная травма в Алешиной жизни.

В школе подобрался очень дружный класс. Дружбу со многими одноклассниками Алеша сохранил на всю жизнь. До сих пор собираются ребята на Алешин день рождения. В старших классах много ездили по стране. В этом большая заслуга учителей школы, которые организовывали экскурсии в разные города, используя связи со школами-интернатами, где можно было жить во время каникул и дешевизну билетов в зимневесенние школьные каникулы. Так Алеша побывал в Молдавии, Прибалтике, Ленинграде, Средней Азии.

В школе Алеша занимался самбо. Особой тяги к спорту у наших ребят не было, но освоить приемы самообороны Алеша считал необходимым для обретения чувства уверенности.

К седьмому классу Алеша сильно вырос, окреп. К этому времени сложились и основные черты его характера. Наряду с общительностью, Алеша очень сдержан в проявлении чувств, мало говорит о себе. Его честность, порядочность, скромность, готовность придти на помощь как-то подразумевались сами собой. И вместе с тем всегда было желание в чем-то быть впереди, чем-то отличаться от всех. Правда, эта черта характера проявлялась так, что никогда никого не задевала, не порождала недоброжелательства.

Очень рано объявился у Алеши интерес к радиотехнике. Много времени проводил он в школьном радиоузле, перечитал массу литературы, быстро усвоил то, что в этой области знали мы, тем более, что шестидесятые годы характеризовались бурным вторжением полупроводниковых элементов, требовавших совсем иных технических решений, нежели те ламповые устройства, к которым привыкли мы. Последние годы в школе Алеша прочно занимал место начальника школьного радиоузла.

Увлечение радиотехникой и физическими экспериментами вообще поддерживалось нами и богатыми возможностями свалок близьлежащих академических институтов. Особенно большой улов в виде приборов и радиоэлементов (иногда даже в нераспечатанной заводской упаковке) бывал перед революционными праздниками, которые в нашем отечестве принято было отмечать дополнительным выбрасыванием на ветер миллионов народных рублей. За счет этих поступлений домашняя лаборатория хотя и бессистемно, но быстро разрасталась. Несколько позже, когда у ребят начали появляться карманные деньги, их любимым магазином стал "Учколлектор", где они покупали приборы и материалы для всяких опытов.

Зачастую какие-либо идеи появлялись у Миши, а Алеша, со свойственной ему серьезностью, их осуществлял. В старших классах Алеша принимал участие в районных и городских олимпиадах по физике и математике, занимая частенько призовые места.

Следует упомянуть еще один аспект нашего взаимодействия с детьми. Ребята росли во времена, которые теперь бодренько называют застойными. К сожалению застоя в политическом оболванивании начиная уже с детского сада не наблюдалось. Важно было, чтобы наши дети с одной стороны, не перекрыли себе дорогу неосторожными высказываниями, а с другой стороны, не допустить, чтобы сыновья выросли кретинами с мозгами, начиненными тухлым ливером. Здесь всегда приходилось лавировать, но главный принцип сводился к одной идее: не доверять голословным утверждениям, лозунгам, призывам, думать, сравнивать, анализировать самому, убеждения не брать готовыми, а вырабатывать самостоятельно. Думается, что этот путь оказался правильным (замечу, что и наши высказывания мы предлагали воспринимать критически и в случае несогласия обосновывать свою позицию). Оба сына не стали скептиками или циниками, научились трезво оценивать события и если и принимали чью-либо позицию, то после ее критического осмысления.

Несколько в ином плане, но близко к этому стоял выбор жизненного пути. Мы призывали ребят сделать выбор самостоятельно. Совет - пожалуйста, но если его спрашивают. Помощь - пожалуйста, но если она нужна. Убеждение (мы всячески старались, чтобы оно было ненавязчивым) шло по такой схеме: любая работа, если она делается добросовестно, заслуживает уважения, нет работ престижных или непристижных; сфера деятельности волей-неволей определяет круг знакомых и друзей; жизнь целесообразно построить так, чтобы она была многогранна, работа увлекала, а не только давала заработок, окружение состояло из людей духовно богатых; это означает - труд в интеллектуальной сфере.

Многое сыграло свою роль, возможно и реализация этой схемы тоже. Но фактом остается, что и Алеша и Миша сами выбирали себе институты, сами готовились без всяких платных репититоров (по физике и математике Лена им помогала), сами поступали с первых заходов, несмотря на отнюдь не блестящие аттестаты зрелости.

Но все это будет потом, а в 1965 году зимой мы всей семьей, к великому ужасу экспансивного директора, заявились в горнолыжный лагерь Алибек . Спали мы вчетвером на двух сдвинутых кроватях в довольно холодном бунгало. Но кругом были горы, "гордый красавец Эрцог...", голубые снега под ярким солнцем и первые уроки горнолыжного спорта.

Эти уроки для меня и Лены не имели продолжения, а Алеша с Мишей через годы пронесли любовь к этому спорту, постепенно обзавелись классным инвентарем и достигли немалых успехов. В Алибеке сложилась прекрасная компания, куда входил и В.В. Мигулин - зав кафедрой МГУ, которую мы с Леной кончали. Долгие вечера были заполнены воспоминаниями, рассказами, шутками.

Летом этого же года мы проделали чисто мужской компанией турне на "Запорожце". Кроме меня и ребят был еще мой брат Андрей , старше Алеши аж на 3,5 года. Мы проехали по маршруту: Москва - Симферополь - Алушта - Феодосия - Старый Крым - Бахчисарай - Ялта - Севастополь - Симферо- поль- Полтава - Киев - Москва. Наш верный "Запорожец" показал себя с самой лучшей стороны. Мы ухитрялись забираться в такие укромные уголки, что даже в людном Крыму можно было без опаски бегать нагишом. Осмотрели скалы Димерджи, пещерные города, пещеры Ай-Петри, развалины Херсонеса, красочные парки и дворцы побережья.

В Севастополе знакомый моряк сводил ребят на военный корабль. Только в Севастополе мы жили на балконе у моего знакомого прямо над главной улицей города. А в остальных случаях - в палатке, выбирая для ночлега живописные, укромные уголки.

И с этого же года начался многолетний период летних отпусков на Нижней Волге между Волгоградом и Астраханью. Компании год от года менялись, но, пожалуй, чаще мы ездили с Александровыми и если не вместе, то где-то рядом.

Для Алеши с Мишей это было время освоения азартной ловли жерехов под руководством Никольского, спокойного извлечения судаков (наставник АП), ловли раков бредешком при моем активном участии, освоение парусного дела, практических занятий по устройству и ремонту подвесных моторов, катания на водных лыжах. И конечно, масса съеденных помидоров и арбузов. Каждый год шумный праздник 20 августа - день рождения мамы. И хоть налетали порой низовки, у всех нас Нижняя Волга осталась в памяти как нечто солнечное, просторное и радостное.

Вот так быстро пролетели Алешины школьные годы. Много было и воскресных поездок. Неоднократно ездили в Воронеж . Особенно хорошо было ездить на "Запорожце" вчетвером (а вообще бывало ездили и восмером, как это удавалось да еще с грузом - ума не приложу!). Задняя спинка снималась, пространство между сидениями закладывалось вещами, а из мягких предметов делалось большое логово, где ребята могли спать, читать книжки, возиться...и пели хором: "...а дорога серою лентою вьется, тянется дождем смотровое стекло..." И не мыслили мы другой жизни, жизни без дорог, без леса и, наверное, друг без друга.

В последних классах Алеша научился играть на гитаре и пел песни, которые теперь называют авторскими: Визбора, Окуджавы, Никитиных. Голос у Алеши был небольшой, но приятный, он не фальшивил, а в песни, как и во все, что он делал, вкладывал кусочек своей души.

Учителя хорошо относились к Алеше, они ценили его широту знаний, справедливость, выдержанный характер. Пожалуй, чуть ли не единственные трения были с директором школы по поводу его шевелюры, глядя на которую и другие ребята стали отращивать длинные волосы. Директор называл это вакаровщиной и боролся с повальным увлечением ребят этой модой всеми средствами, но без видимого успеха.

Миша поступил в эту же школу в 1968 году. Учился он на том же уровне, что и Алеша, но был гораздо непоседливее, его шалостям не было конца и родителей приглашали в школу для бесед чуть ли не каждую неделю. Однако Мише все прощалось не только в силу его доброго, открытого характера. Сказалось и хорошее отношение, и общее уважение, сложившееся в школе к его брату.

В 1971 году Алеша поступил в МФТИ (Московский физико-технический институт). Годы учебы в МФТИ в силу специфики этого института прошли как-то сумбурно. Правда, может быть это так нам кажется. Только первые два курса существуют нормальные лекции и семинары. Эти два года Алеша жил в общежитии в Долгопрудном. Уже с третьего курса студентов распределяют по институтам, где они и работают, там же проходят у них лекции и семинары. Видимо из-за разобщенности студентов, ФИЗТЕХ не прибавил Алеше новых друзей.

Распределен был Алеша в Институт атомной энергии к нашему однокурснику В.Д. Русанову , а оттуда его сразу откомандировали в ИФП - Институт физических проблем, с которым в то время велись совместные работы по исследованию плазмы. Алеше была поручена разработка методов измерения диагностических параметров плазмы. Эта обширная тематика, которой Алеша занимался много лет уже и после защиты диплома. Эти работы велись под непосредственным руководством П.Л.Капицы . Алеша скептически относился к пожилому академику, считая, что Петр Леонидович уже не способен воспринимать новые, современные методы. Быть может это и так, но Капица создал определенный творческий дух в институте, атмосферу исканий, высокой требовательности и отношения к Науке, как к богине. Эта обстановка творчества и требовательности к получаемым результатам как нельзя более соответствовала внутренней сущности нашего сына. Он вписался в физпроблемовский коллектив и был принят как свой, что само по себе является высокой оценкой Алеши.

На Физтехе Алеша увлекся подводным плаванием, работал в секции и получил удостоверение легкого водолаза. В 1972 году он в составе экспедиции ездил на Баренцево море и принимал участие в исследовании прибрежной флоры и фауны. Мне удалось достать два акваланга и механизмы, из которых Алеша сконструировал зарядную установку.

После Нижней Волги мы стали проводить наши отпуска в Карелии и на Кольском полуострове . В 1972 году плавали по заливам Белого моря . И с этой поездки, вначале вместе с нами, а потом уже и без нас ребята стали ездить на север.

Запомнился почему-то один маленький эпизод. Алеша должен был приехать на Белое море несколько позже нас и мы с Леной пришли его встречать. Для этого надо было проплыть на лодке километров 10 и 6 километров пройти пешком по лесной дорожке. Станции как таковой давно уже нет, есть несколько остатков станционных построек и поезд останавливается на 20 секунд. Поезд должен был прийти глубокой ночью. Темень и тишина полные. Ничего живого, даже ветра. Поезд стал слышен за много километров, потом шипенье, лязг буферов и поезд ушел. Снова воцарилась первозданная тишина. Я крикнул в темноту: "Алеша!" и мы услышали в ответ: "Эгей.." Сколько было таких незаметных казалось бы штрихов, мало значащих по отдельности, но сливающихся в цельную, богатую разностороннюю жизнь.

В 1973 году Алеша ездил со стройотрядом в Ельдигино , что не далеко от Москвы по Ярославской дороге. Мы навещали его однажды. Как всегда немногословный, сдержанный: "Все нормально...Ну зачем эта еда...", он был рад нашему приезду. Алеша стал взрослым человеком и если все события его жизни детских лет были нам известны, то теперь многие детали проходили мимо нас. И не потому, что Алеша что-то утаивал, просто он считал, что всякие "мелочи" не стоят внимания, не понимая, что для родителей мелочей не существует.

В том же году мы купили "Жигуля", "Запорожец" был подарен Алеше. К тому времени он уже получил права.

Первой нашей поездкой в 1974 году на двух машинах было турне: Пушкинские горы - Псков - Новгород. Кроме нас ездила Лида Никольская с Костей_ник . Уезжали мы в сторону от трассы, останавливались у рек и озер. После Михайловского Алеша, который ехал впереди, на скользкой после дождя дороге, притормизил перед поворотом, машину занесло и "Запорожец" уехал с правого невысокого откоса в болотину. Машина сделала вдоль продольной оси поворот на 270 градусов и легла на левую дверь. Ни Алеша, ни Лида, которая ехала вместе с ним рядом, не получили даже синяков. Остановившись, мы немедленно докрутили машину еще на 90 градусов и выпустили пассажиров. За всю Алешину жизнь это была единственная его авария. Повозившись на соседней полянке день, мы привели помятую машину в состояние, при котором на ней можно было ехать дальше.

Дорогой мы с Алешей обсуждали проблему ремонта машины и приняли решение ремонтировать ее своими силами. Для этого купили сварочный аппарат, нужные инструменты у нас были. Уехав в Усолье, где к тому времени мы сторговали дом, но еще не успели его оформить, мы с Алешей 11 дней очень плотно занимались машиной. Исправили продольную винтообразную деформацию, вытянули и выравняли крышу, сделали новое заднее крыло и кучу мелких правок. Алеша быстро освоил сварочное дело и научился варить электросваркой даже тонкий металл. Надо сказать, что не было такой работы будь то слесарное, сварочное, плотницкое дело, которое Алеша не осваивал бы на хорошем, я бы сказал, профессиональном уровне. После покраски следы аварии можно было разглядеть только зная о ней. "Запорожец" жил в нашей семье до 1980 года и доставил еще много радости.

Еще несколько слов об Усолье . На многие годы растянулись строительные дела. Здесь и перестройка основного дома, и постройка теплицы, домика, который стал называться Алешиным и многое другое. И везде принимал участие Алеша, ко всему приложены его руки. Здесь, в Усолье, кусочек его жизни, его труда, его души.

11 апреля 1975 года Алеша женился на Елене Ивановне Пушкиной , своей однокласснице, в тот же день, что женились и мы 22 года назад. Они стали жить в семье Пушкиных, где им отвели маленькую комнатку в неудобной хрущевской квартире. Здесь Алеша с семьей прожили до 1974 года, когда мы получили квартиру от ИАЭ.

Выросли наши сыновья, окончили институты, обзавелись семьями, входя в трудовую жизнь. Многому научили мы Алешу и Мишу, но настало время, когда они стали знать и уметь больше чем мы и многое делать лучше. Такова жизнь и так должно быть.

В 1976 году родился Денис . Первые годы жизни в уходе за Денькой большое участие принимала семья Пушкиных. Нам трудно судить, что именно заложено в Деньке теми годами жизни, поскольку с переездом на ул. Вавилова, главную воспитательную функцию взял на себя Алеша, который относился с большой серьезностью к этой задаче. Он никогда не формулировал своих принципов, но считал, что мы с Леной уже не можем правильно воспитывать Дениса и незаметно ограждал сына от нашего влияния. Иногда это было немного обидно, но в принципе Алеша был прав - редко когда влияние дедушек и бабушек дает положительные результаты. Дети всегда должны изначальное восприятие мира получать в преломлении своих родителей, а не людей старшего поколения.

Институт Алеша закончил в 1977 году, был оставлен в ИАЭ, но еще несколько лет продолжал работать в Физпроблемах. Лишь после смерти П.Л. Капицы совместные работы постепенно были свернуты и Алеша уже полностью стал работать в ИАЭ.

На следующий год после окончания института Алеша без всяких затруднений сдал экзамен на кандидатский минимум по английскому языку - он достаточно хорошо владел языком и свободно говорил. А вот с политическими науками у Алеши всегда были нелады. Окончив курсы по политэкономии, он провалился на экзамене и вновь решился сдавать только в 1989 году, к великой своей радости получив четверку.

Объем выполненных Алешей работ по диагностике плазмы, разработанные и внедренные им методы измерений позволили по новому увидеть многие физические процессы и вполне соответствовали кандидатской диссертации. К тому времени и число опубликованных статей и авторских свидетельств перевалило за 20. Однако Алеша считал, что в работе недостает теоретических основ и даже не делал попытки оформить практически готовую работу как диссертационную. Высокая требовательность к себе, отсутствие стремления побыстрей шагать по иерархической лестнице - одна из главных черт Алешиного характера. Убедить его изменить решение было почти безнадежно, правда, и решения он принимал обдуманно.

Характерный штрих: Алеша начал курить еще в школе, вначале скрывая от родителей, а потом уже официально. Но приняв решение бросить, он с 1978 года ни разу не взял в рот сигарету.

Увлечение охотой пришло где-то в начале восьмидесятых годов. В зимнее время Алеша со своей сугубо охотничьей компанией ездил в подмосковные леса с лицензиями на отстрел лося или кабана. Не всегда эти поездки были успешными, но время от времени что-то Алеша привозил. Но главными были летние походы в августе на северный Урал, в Коми АССР, в Архангельскую область. Небольшой компанией, сложившейся за несколько лет, выбирали достаточно сложный и напряженный в физическом отношении маршрут километров на 200 - 300. Уж не знаю каковы были их охотничьи успехи - Алеша всегда рассказывал о своих походах весьма скупо - но сильным молодым мужикам необходимы хорошие нагрузки, ощущение взаимопомощи и тишина незатоптанных просторов.. А охота лишь предлог и врядли давала существенную добавку к суточному рациону.

В 1980 году мы на четырех машинах ездили на Кольский полуостров, на Колвицкое озеро , а потом жили на озерах в районе Пояконды . Ездили ребята из Алешиной лаборатории, Сева Ржевкин с семьей , Алеша с Денькой.

Очень живописные места, масса грибов, ягод. Рыбалка была довольно скудная, а дождей предостаточно. Но большая дружная компания, красивейшие места и изрядный запас напитков сделали поездку запоминающейся. Алеша как-то ненавязчиво играл роль старшего и мы с удовольствием наблюдали за нашим сыном: его спокойную манеру поведения, уверенность в себе и совершенно естественное согласие с миром природы.

Большая дружба связала Алешу с Женей Крашенинниковым , начальником группы, в которой Алеша работал. Кроме полного взаимопонимания по научным вопросам, совместных походов они неоднократно подряжались на строительство дачь и садовых домиков. Это давало хороший приработок к скудному заработку инженера в научно-исследовательском институте. В совместной работе важно полное согласие, когда каждый в данный момент знает что надо делать, когда не надо долго объяснять что и куда надо нести, что подать, где помочь. Поэтому я любил работать с Алешей, который умел предугадать нужное действие, работал без суеты, но с полной отдачей.

На работе к Алеше могли обратиться сотрудники с любым вопросом и всегда находили у него ответ, возможность помочь или, на худой конец, подсказку - в какую дверь стучаться. Особенно обширные знания были у него в радиотехнике, вычислительной технике, программировании.

Увлечение вычислительной техникой воплотилось в создание домашней ЭВМ, которая, постепенно усложняясь, превратилась в компьютер неплохого класса.

Зимой, как правило, Алеша всей семьей ездил на Карпаты на горных лыжах. Всегда это была большая компания, жили одной семьей и приезжали загорелые с массой впечатлений. Часто ездили в Яхрому на спортбазу ИАЭ.

В 1983 году мы с Алешей ездили на Онежское озеро . Вначале жили на западном берегу, потом переехали на восточный. Поездка получилась очень спокойной и доброй. Морская ширь озера, солнце, сосновые боры, чудесные пляжи.

В 1985 году Алеша переехал в Строгино. Теперь мы стали жить в одном районе вокруг ИАЭ. Одним из первых следствий получения квартиры было появление Тинки - шолкого спаниэля с грустными глазами. И перед мысленным взором навсегда останется картинка: бегущая по дорожке между грядок нашей деревенской усадьбы Тинка, радостно размахивающая коротким хвостом, а за ней нагруженный сумками Алеша: "Здравствуй, папу!"

Алеша очень много делал для дома. Он и в магазин ходил, и белье сдавал в прачечную, и о Денькином кормлении после школы заботился -

Лена-маленькая долго работала очень далеко от дома, под Внуковым. Вечно он был озабочен какими-то хозяйственными проблемами. Удивительно, как у него хватало времени успешно двигать науку.

В последние годы Алеша и Миша приходили к нам обедать. Как обычно Алеша приходил вовремя, а Мих опаздывал. Обед проходил в обсуждении научных проблем. Сферы их деятельности были очень далеки от того, что знали и умели мы с Леной, многое в их беседах было непонятно нам. Но что было хорошо понятно так это их увлеченность своим делом. Без всякой снисходительности Алеша делился своими знаниями и, думается, во многом помог Мишкиному становлению как физика.

Нам трудно судить о том как сложилась семейная жизнь Алеши, был ли он счастлив. Никогда не слыхали мы от него даже простого замечания в адрес Лены-маленькой, а об его заботливости, думах о доме, о Денисе я уже писал. Во всяком случае Лена-маленькая жена нашего сына, родной и близкий нам человек, кусочек того целого, что зовется семьей.

В 1989 году в мае загорелся Алешин домик. Его удалось спасти - сгорела только крыша, все имущество и стоявшие рядом автомашины вовремя убрали. Потом мы все это очень быстро и дружно восстановили, поработав 2 воскресенья. В конце мая ездили с Алешей ставить подставухи. Ходили по весеннему лесу, звенящему птичьими голосами. Нам перешел дорогу красавец марал с великолепными рогами и две оленухи. Строили планы на летний отпуск.

Потом был веселый шашлык на лесном кордоне у Володи Антипова под сенью многолетних берез. Алеша веселый, радостный.

А 24 июня Алеши не стало. Нелепось, человек, привыкший иметь дело с сотнями киловольт не принял элементарных мер безопасности, занимаясь сваркой. Тот самый аппарат, купленный много лет назад для ремонта "Запорожца".

И можно сколько угодно говорить теперь: "Если бы..." Если бы сделать то-то, если бы я был рядом, если бы...Ничего исправит нельзя. Можно только попытаться исправить самого себя.

Растет Денис Алексеевич, теперь уже на четвертом курсе МАИ , и мы видим в нем черты нашего сына, который так много успел сделать в жизни и еще больше не успел.

Ссылки:
1. Богданкевич Михаил Олегович
2. "ДОРОГА" (неопубликованные воспоминания и размышления К.Б. Вакара)
3. Катя
4. Течение жизни (К.Б. Вакар около 1970-80-х гг)
5. Вакар Алексей Кириллович
6. Течение жизни около (К.Б. Вакар около 1953 г)

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»