Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

ПЕРВЫЙ ЭТАП РАЗВИТИЯ СПРН. КОМАНДНЫЙ ПУНКТ И КОМПЛЕКС "КРОКУС"

В конце 1972 года были разработаны и представлены заказчику "Дополнения к эскизному проекту комплексной системы ПРН", где впервые обоснована возможность функционального и информационного взаимодействия систем ПРН и ПРО . В 1973 году началась реализация выработанной концепции. Коллективами Научно-тематического центра и НИИДАР с участием 2-го НИИ Минобороны и эксплуатирующих частей объектов была проведена программно- алгоритмическая модернизация командного пункта комплекса РО и ГКВЦ-2 системы А-35 .

Рассказывает В.Г.Репин .

"На первом этапе развития СПРН предстояло создать командный пункт системы, завершить работы на пяти радиолокационных узлах в районах Мурманска, Риги, Севастополя, Гульшада и Иркутска, обеспечить функциональное и информационное взаимодействие с радиолокационными узлами системы А-35 в Кубинке и Чехове, а также с Центром контроля космического пространства в Ногинске.

Состав введенных и вводимых РЛС раннего и дальнего обнаружения обеспечивал обнаружение нападения МБР и ракет подводных лодок с основных ракетоопасных направлений и основательный контроль космической обстановки.

Командный пункт системы создавался так, чтобы в дальнейшем без модернизации мог выполнять все свои функции в полномасштабной системе последующих этапов. Предстояло также создать и ввести в действие комплекс средств "Крокус" на центральных командных пунктах Верховного Главнокомандующего и Генерального штаба. Первоначально предполагалось ввести в состав системы первого этапа и космическую подсистему УС-К .

Однако, из-за значительного смещения сроков ее готовности, от этих планов пришлось отказаться. После окончания государственных испытаний головного образца РЛС "Днепр" центр тяжести работ переместился на КП СПРН. С отставанием от сроков шло строительство нового здания и оснащение его инженерным оборудованием. Серьезные задержки произошли из- за вычислительного комплекса в составе новейших высокопроизводительных ЭВМ главного конструктора М.А.Карцева. Сжатые сроки создания КП вынудили М.А.Карцева делать свою машину, что называется с колес, без изготовления, отладки и испытаний опытного образца. Отлаживали ЭВМ непосредственно на объекте и по результатам работ вносили массу изменений в конструкцию и технологию изготовления".

Рассказывает Ю.В.Рогачев .

"Вычислительный комплекс для командного пункта СПРН на базе трех ЭВМ М-10 был задан нашему институту 29 сентября 1969 года. Заказчик присвоил комплексу индекс 5К31. В дополнение к ЭВМ в его состав включались три комплекта устройств сопряжения с аппаратурой объекта 5Я34. Машина должна была иметь производительность не менее 5 миллионов операций в секунду, внутреннюю память не менее 5 мегабайт. Полный комплект оборудования ЭВМ размещался в 31 шкафу и десяти пультах. ЭВМ содержала 386 ООО микросхем.

Летом 1971 года Загорский электромеханический завод получил полный комплект конструкторской документации, а в сентябре 1973 года поставил в Солнечногорск первый комплект устройств машины. В декабре 1974 года все три ЭВМ вычислительного комплекса прошли испытания на соответствие техническим условиям".

Рассказывает генерал В.П.Панченко .

"Время поджимало, поэтому сразу после установки ЭВМ, до завершения испытаний, проводилась отладка новых боевых программ. Шла она трудно. Долгое время не удавалось добиться устойчивой работы нового вычислительного комплекса с новой боевой программой. Каждые два - четыре часа происходили сбои ЭВМ с обнулением информации. Наработка на отказ составляла 10-15 часов.

Причины сбоев разработчики боевой программы объясняли неустойчивой работой ЭВМ, а разработчики ЭВМ - ошибками в боевой программе. Совещания по этим вопросам проходили примерно так.

Выступает представитель ЦНПО "Вымпел":

- Да, программа еще имеет некоторые ошибки, но 80 процентов сбоев и отказов происходят по вине ЭВМ.

Выступает представитель НИИ ВК:

- Да, ЭВМ имеет некоторые дефекты, но по обшей статистике, 20 процентов сбоев и отказов происходят по вине ЭВМ, остальные 80 процентов - по вине боевой программы.

В это время начала работу комиссия по приемке ЭВМ М.А.Карцева на вооружение. Председателем комиссии был назначен главный инженер Войск РКО генерал В.А. Едемский . Несмотря на все усилия разработчиков, устойчивость функционирования ЭВМ повышалась незначительно. Хотя наработка на отказ увеличилась до 40 - 50 часов, она, все же была значительно меньше той, что задавалась техническими условиями. Некоторые военные руководители считали, что ЭВМ нельзя принимать на вооружение. Однако другой вычислительной машины с такими характеристиками не было. Кроме того, войска уже накопили достаточный опыт эксплуатации ранее созданных НИИ ВК машин 5Э73 и их модификаций, когда при грамотной эксплуатации и отработанной боевой программе количество отказов было снижено в несколько раз по сравнению с данными, полученными на испытаниях.

Проанализировав статистику сбоев и отказов, динамику их уменьшения по мере устранения дефектов ЭВМ и боевой программы, мы вместе с главным инженером командного пункта Л.И.Гуториным и начальником отдела ЭВМ В.М.Будаевым высказали генералу В.А.Едемскому свои соображения и выразили уверенность, что со временем устойчивое функционирование нового вычислительного комплекса будет обеспечено.

Внимательно выслушав нас, Василий Александрович потребовал четко обосновать наши предложения, подкрепить их статистическими данными и пообещал, что предложения будут рассмотрены комиссией. Вскоре комиссия рекомендовала принять новую ЭВМ на вооружение, обязав и разработчиков программ, и разработчиков ЭВМ в сжатые сроки провести необходимые доработки. Такое решение оказалось правильным. Командные пункты СПРН, космической системы предупреждения и РЛС "Дарьял" много лет работают с вычислительными комплексами, построенными на базе этой ЭВМ и ее модификаций. Машина оказалась удачной. Однако в то время генералу В.А. Едемскому крепко досталось за то, что он рекомендовал на вооружение ЭВМ, не соответствующую заданным характеристикам".

Продолжает В.Г.Репин.

"Трудились мы круглосуточно, в три смены. У меня и моих ближайших помощников А.В.Меньшикова , Б.А.Головкина , В.Г.Макеева , В.П.Траубенберга , А.Л.Григорьева режим работы был такой. 7.30 - прибытие на объект и получение свежей информации непосредственно на рабочих местах. 8.00 - оперативное совещание по итогам работы ночной смены, уточнение планов и задач на текущие сутки, работа по выполнению этих задач с 1,5 - 2-х часовым перерывом на обед и отдых. 24.00 - оперативное совещание с подведением итогов работы за сутки и корректировкой задач ночной смене. 1.00 - убытие с объекта на квартиру, ночной ужин, краткий сон. Далее - по кругу. Необходимо было отладить целый комплекс вновь разработанной аппаратуры отображения информации и управления, ввести в действие множество направлений передачи данных на радиолокационные узлы, взаимодействующие объекты систем ПРО, ККП и оповещаемые объекты комплекса "Крокус". На этих последних особо-режимных объектах в условиях их непрерывного боевого дежурства нужно было смонтировать и отладить оконечную аппаратуру "Крокуса".

Можно представить прелесть работы, когда не только прокладка любого кабеля, но и каждый щелчок рубильником требовал высочайшего разрешения. За время моей работы главным конструктором сменились четыре Верховных Главнокомандующих , и только один из них - Л.И.Брежнев - счел необходимым побеседовать со мной и поинтересоваться, как Верховному Главнокомандующему использовать информацию предупреждения о ракетном нападении. Некоторое время спустя, после ввода в действие первой очереди СПРН, он вызвал меня и полтора часа расспрашивал, какова достоверность обобщенных и точность количественных оценок ракетной обстановки, какой смысл имеют разные сигналы предупреждения, почему некоторые из них требуют только повышенного внимания, а некоторые - решительных действий (информация оповещения имела две степени опасности: степень опасности, требующая повышенного внимания лица, ответственного за принятие решения, и степень опасности, требующая немедленного принятия решения, могущего привести к необратимым последствиям)".

Рассказывает генерал В.К.Стрельников .

"На центральном пульте управления КП СПРН длиною шесть метров было около сотни цифровых малоразличимых транспарантов, а дежурили всего два человека. Здесь же было пятиметровое цифровое табло. При этом цифра "1" имела несколько различных значений, четыре из которых были противоположными и зависели от того, где и когда они высвечивались.

Здесь и на всех оповещаемых ЦКП сигнал "Внимание" означал, что обнаружена баллистическая ракета, но с недостаточной достоверностью. На командных пунктах узлов сигнал "Внимание" означал то, что табло характеристик целей переполнено. К чести главного конструктора В.Г.Репина, эти недостатки были устранены в ходе модернизации системы.

Была создана уникальная текстовая аппаратура, обеспечивающая боевой расчет с помощью дисплеев любой информацией в реальном масштабе времени.

Уже после сдачи системы, в декабре 1977 года к нам, на первую армейскую партконференцию, прибыли главнокомандующий Войсками ПВО Маршал Советского Союза П.Ф.Батицкий и член военного совета Войск ПВО генерал- полковник С.А.Бобылев . В благодушном настроении Батицкий сел за центральный пульт и начал молча его осматривать. После осмотра едем в Дом офицеров. Прямо в машине спрашиваю главкома, какие есть замечания.

Отвечает: - Были бы замечания, я б их без твоего вопроса высказал. Твои хлопцы обстановку по телевизорам (так он называл дисплеи) докладывали лихо. А вы с начальником штаба в этом разбираетесь? Отвечаю:

- Данные на дисплеях отражаются так, как мы сами предложили главному конструктору. Поэтому читать мы их умеем. Павел Федорович:

- А как к вашим предложениям главный конструктор отнесся?

Я:

- Положительно. Сделал все, что мы просили. Теперь, если что, критиковать не его, а себя будем.

Главком: - Молодцы! А то наизобретают непонятно для кого: для дураков или гениев".

Продолжает В.Г.Репин .

"В разгар работ по созданию первого этапа возник вопрос: поставим мы систему на боевое дежурство, а как потом вводить новые средства? Скоро будет готов узел в Мукачево, близка к завершению модернизация узла в Мурманске с приемной позицией "Даугава", на подходе узлы загоризонтной радиолокации, с опозданием, но будет доведена до готовности система УС- К, попозже будут готовы новые узлы в Печоре и Мингечауре... А опыт показывает, что только технологический цикл работ по испытаниям системы при вводе в ее состав нового информационного средства требует не менее 6-9 месяцев. Иначе достоверно оценить качество функционирования системы в новом составе просто невозможно. Кроме того, необходимо время для конструкторской отработки, которая задействует как уже переданные в боевую эксплуатацию, так и вновь вводимые средства. Но нести боевое дежурство на системе, постоянно находящейся в состоянии испытаний в связи с вводом все новых и новых средств, просто невозможно!

Необходимо было срочно найти выход из этой парадоксальной ситуации. Вместе с замечательным коллективом А.С.Шаракшанэ мы нашли методологическое и техническое решение этой проблемы. Эта сложнейшая работа доставила мне, пожалуй, самое большое удовлетворение в жизни.

В Красногорске , на территории управления М.М.Коломийца , был создан Научно-исследовательский центр СПРН . Главным конструктором НИЦ был назначен Б.А.Головкин . Здесь, на вычислительных средствах мы разместили дубликаты боевых программ КП СПРН и хорошо откалиброванные имитаторы потоков данных всех средств, стоящих на боевом дежурстве, о баллистических ракетах. Одновременно система передачи данных обеспечивала получение от этих средств натурной информации о космических объектах и помеховой обстановке. Вновь вводимые средства могли коммутироваться на НИЦ с командным пунктом СПРН. На всех дежурящих средствах, особенно на КП СПРН, были проведены мероприятия, гарантирующие полное разделение боевой и испытательной информации и невозможность выдачи испытательной информации на вышестоящие командные пункты.

В итоге при затратах менее одного процента полной стоимости системы был создан ее настроечно-испытательный дубликат. Это позволило при вводе в состав СПРН новых средств сократить время вывода системы из режима боевого дежурства с многих месяцев до нескольких часов".

Рассказывает профессор А.А. Курикша .

"Работы по КП СПРН были нам переданы от РТИ в 1973 году. Передача не отразилась на хороших отношениях с Ю.В.Поляком , хотя некоторые сотрудники РТИ отнеслись к ней ревниво. Поначалу нам пришлось конкурировать с прежним разработчиком алгоритма командного пункта СПРН - управлением 2-го НИИ МО , которое возглавлял Е.С.Сиротинин . Коллектив управления имел за плечами большой опыт работ по созданию КПК РО. Сжатые сроки зачастую подталкивали их к принятию простых, но эффективных решений, и в нашем коллективе сразу нашлись сторонники упрощенных вариантов. Они предлагали реализовать на новых ЭВМ "Эльбрус-1" только программы обмена информацией с новыми узлами, командным пунктом загоризонтной радиолокации и командным пунктом космического эшелона, а алгоритмы формирования информации предупреждения оставить старые на старых ЭВМ, или же просто перенести старые алгоритмы на новые машины.

Такой подход не имел перспективы, так как не решал проблемы объединения информации от разных средств. В техническом проекте алгоритмов СПРН были разработаны статистически обоснованные алгоритмы объединения данных и выработки информации предупреждения.

Высокий уровень проекта обеспечила хорошая теоретическая подготовка его основных идеологов - В.Г.Репина , Ю.С.Ачкасова , А.В.Меньшикова , З.Н.Хуторовского .

Проект был принят. Конкуренция проходила вполне корректно. Отношения с коллективом Е.С.Сиротинина складывались вполне деловые и даже дружеские. На стадии программирования начались дискуссии между сторонниками единой программы и ее модульного построения. Сначала победили представители первой школы. Но возникли большие трудности отладки при неустойчивой работе ЭВМ. Поэтому программу все же разбили на модули с простыми принципами передачи управления от модуля к модулю. Позже, при вводе КП СПРН, специалисты НИ-ИВК сравнительно быстро повысили надежность ЭВМ М.А.Карцева до приемлемого уровня. На стадии комплексной отладки между алгоритмистами и программистами, работающими в разных подразделениях СКБ-1, возникли трения. Проблему решил А.В.Меньшиков. Войдя в роль неформального лидера, он взял на себя управление и отладкой, и доработкой алгоритма в процессе отладки. В.Г.Репин благословил это начинание. Так все и работали. Еще одна трудность заключалась в том, что отлаживать программу до ввода ЭВМ было негде - изготавливаемые ЭВМ шли с завода прямо на объект. Поэтому монтаж аппаратуры и отладка программ велись последовательно, хотя выполнялись разными коллективами, которые могли бы работать параллельно. К тому же, качество изготовления и степень отработанности аппаратуры были низкими, фактически доводка ЭВМ происходила одновременно с отладкой программы. Время отработки программ составляло от трети до половины времени создания всего объекта".

Рассказывает профессор Ю.С.Саврасов .

"Первоначально выдача информации с узлов ОС-1 и ОС-2 на КПК РО не предусматривалась, так как узлы создавались для контроля космического пространства с целью выявления опасных спутников и выдачи по ним целеуказаний системе ИС .

Однако в конце 1960-х годов была поставлена задача контроля пусков баллистических ракет на юго-восточном, южном и юго-западном направлениях. Единственными работающими средствами, способными выполнить эту задачу, были нижние радиолокационные ячейки обоих узлов ОС. Так возникла необходимость срочного информационного подключения к командному пункту в Солнечногорске отдельных станций узлов обнаружения спутников и командного пункта комплекса ОС".

Рассказывает бывший заместитель Председателя ВПК Л.И.Горшков .

"Важнейшими звеньями комплексной системы предупреждения о ракетном нападении стали несколько территориально разнесенных, синхронно работающих командных пунктов. В автоматическом режиме эти КП получали сведения о техническом состоянии средств системы и информацию предупреждения. Информация предупреждения в автоматическом режиме выдавалась на оповещаемые пункты управления Верховного Главнокомандования и командования всех видов Вооруженных Сил и отражалась на специальных табло "Крокус" , а также на небольших табло, находящихся в рабочих кабинетах Верховного Главнокомандующего и других лиц. Кроме того, информация выдавалась на так называемый носимый командный пункт , размещенный в небольшом чемоданчике.

По положению, принятому Советом Обороны СССР , эти чемоданчики были закреплены за Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами Советского Союза , Министром обороны , начальником Генерального штаба и секретарем ЦК КПСС . Где бы ни находились эти лица, офицеры с чемоданчиком всегда были рядом с ними".

В 1972 году к командному пункту в Солнечногорске была подключена пятая ячейка "Днестр-М" в Иркутске, в феврале 1973 года - пятая ячейка "Днестр-М" узла в Гулыпаде и командный пункт радиолокационного комплекса ОС. В это же время КП СПРН был соединен с узлом дальнего обнаружения в Кубинке .

В 1973 - 1975 годах НТЦ и 2-й НИИ разработали "Технический проект алгоритмов КП СПРН", "Эскизный проект изделия "Крокус" и "Эскизный проект запасного командного пункта СПРН" с размещением в окрестностях города Луховицы . Летом 1976 года были завершены основные работы на командном пункте, на модернизируемых радиолокационных узлах и на объектах комплекса оповещения высшего звена руководства СССР "Крокус" .

20 августа пуски девяти баллистических ракет с подводных лодок Северного флота подтвердили правильность заложенных в систему технических решений. 29 октября 1976 года система предупреждения о ракетном нападении первого этапа на базе надгоризонтной радиолокации была принята в эксплуатацию. В ее состав вошли КП СПРН, оснащенный новой боевой программой, комплексом оповещения "Крокус" и новым вычислительным комплексом 5КЗ1, и пять радиолокационных узлов в Мурманске, Риге, Гулыпаде, Иркутске и Севастополе с РЛС "Днестр-М".

В ноябре 1976 года, в канун празднования очередной годовщины Великого Октября, первые носимые командные пункты комплекса оповещения "Крокус" (более известные под распространенным названием "ядерный чемоданчик" ) получили Верховный Главнокомандующий Вооруженными Силами СССР Л.И.Брежнев , секретарь ЦК КПСС А.П.Кириленко , министр обороны СССР Д.Ф.Устинов и начальник Генерального штаба Вооруженных Сил СССР В.Г.Куликов .

В декабре 1976 года первая очередь системы ПРН была поставлена на боевое дежурство. Существовавшие средства разведки и информации могли предупреждать о ракетном нападении на страну. Однако ни одно из них не обладало тем временем реакции и той степенью достоверности, которыми, несмотря на имевшиеся многочисленные недостатки, уже обладала система ПРН. В автоматическом режиме она была способна получать информацию, проверять ее достоверность и, "убедившись" в отсутствии ложных сигналов и сбоев, передавать главный сигнал оповещения "Ракетное нападение" на ЦКП Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами СССР, ЦКП Генерального штаба и командные пункты видов Вооруженных сил страны.

Ссылки:
1. носимые командные пункты оповещения о ракетном нападении "Крокус"
2. СПРН (Система предупреждения ракетного нападения)
3. КОМПЛЕКСНАЯ СИСТЕМА ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ РАКЕТНОГО НАПАДЕНИЯ СПРН
4. РАКЕТНАЯ ОБОРОНА: ЛЮДИ И СИСТЕМЫ

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»