Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

ОТСТРАНЕНИЕ Г.В.КИСУНЬКО

Если проблема селекции баллистических целей средствами системы А-35 относилась к разряду тупиковых, то с многозарядными целями, не оснащенными КСП ПРО , еще можно было "побороться". Это была не мера, а, скорее, полумера, тем не менее, в 1973 году Г.В.Кисунько написал инженерную записку о принципах и путях модернизации системы А-35 для обеспечения борьбы с многозарядными баллистическими целями, предложив так называемый квазиодновременный метод поражения.

В основе модернизации лежала следующая идея: если боевые блоки индивидуального наведения будут подлетать к зоне перехвата с определенными интервалами, то и противоракеты следует пускать на перехват с определенными интервалами. При этом первая противоракета должна наводиться на последний блок цели, последняя противоракета - на первый блок цели. Пущенные одна за другой, они настигнут цели одновременно, и одновременные подрывы их специальных боевых частей уже не смогут помешать радиолокаторам, сделавшим свое дело.

Квазиодновременный метод позволял распределять противоракеты по целям таким образом, что при атаке баллистических ракет противника, например, с северного направления, первой стартовала противоракета с наиболее удаленной стартовой позиции под Наро-Фоминском, а последней - с ближней стартовой позиции под Клином. При этом целеуказание одного из клинских РКЦ передавалось по системе передачи данных на один из наро-фоминских РКИ, а целеуказание одного из наро-фоминских РКЦ могло быть передано, например, на один из нудольских РКИ.

Для реализации квазиодновременного метода стрельбы решено было все радиолокаторы канала цели "отвязать" от радиолокаторов канала изделия и управлять ими непосредственно на ГКВЦ-2. Для решения проблемы предстояло создать сложнейшие программы и новый алгоритм централизованного управления боевыми действиями.

В этом же году под руководством И.Д.Омельченко началась модернизация аппаратурно-программного комплекса системы. Программно-алгоритмическое обеспечение создавалось под руководством М.Г.Минасяна , О.В.Голубева , В.Н.Пугачева , Н.К.Свечкопала .

После провала проекта "Аврора" и серии срывов сдачи в эксплуатацию системы А-35, давление на Г.В.Кисунько усилилось.

Часть оппонентов не отличались объективностью, обвиняя Кисунько в неспособности создать приемлемый вариант территориальной системы ПРО в то время, когда для многих невозможность решения этой задачи уже была очевидной.

Часть оппонентов высказывали объективные суждения о просчетах генерального конструктора и его нежелании прислушиваться к критическим оценкам.

Министр радиопромышленности В.Д.Калмыков недолюбливал Г.В.Кисунько , однако, опасаясь реакции секретарей ЦК КПСС Д.Ф.Устинова, М.А.Суслова и председателя ВПК Л.В.Смирнова, к вопросу о его освобождении от занимаемой должности относился осторожно (сыновья руководителей государства Н.Д.Устинов и Р.М.Суслов , а также дочь председателя ВПК работали в ОКБ Г. В. Кисунько ).

Рассказывает ветеран НИИРП А.К.Нелопко .

"Ближайшее окружение Г.В.Кисунько словом и делом поднимало авторитет шефа во всех сферах деятельности. Дошло до того, что в любом принципиальном научно-техническом или хозяйственном споре правым оказывался тот, кто произносил магические слова: "Так сказал Г.В.". После этого споры прекращались. Боязнь ошибок и последующего гнева начальника привела к тому, что подчиненные стремились получить указания от Кисунько по любым вопросам, вплоть до параметров туалета на Химкинской площадке.

Заместитель главного конструктора Евгений Павлович Гренгаген рассказал историю об одном работнике предприятия. Квалифицированный старший научный сотрудник очень небрежно оформлял бумаги на подпись Г.В. Кисунько. Гренгаген поинтересовался, почему он так плохо готовит документы. Сотрудник ответил:

- Нет никакой необходимости шлифовать, так как, принимая бумагу на подпись, Кисунько никогда не читает ее, а переворачивает лист и на обороте чернилами зеленого цвета молча пишет свою редакцию. Далее дело техники - переписать и отпечатать.

В поведении Г.В.Кисунько стали явно просматриваться черты авторитаризма, проявлялись вера в свою особую значимость и исключительность. Вокруг Григория Васильевича не было возможных претендентов на его пост. Не наблюдалось продвижений по службе или научного роста даже ведущих руководителей ОКБ-30.

Видимо, эти свойства его характера, вызывающие заявления в адрес министра радиопромышленности и руководителей генерального заказчика после триумфа 4-го марта 1961 года, а также ряд других обстоятельств положили начало закату его карьеры.

Однако в те далекие времена стиль руководства и поведение генерального конструктора не вызывали неприязни. Большинство из нас, молодых работников, с почтением относились ко всему, что говорил и делал Григорий Васильевич Кисунько. Оценки изменились позже".

Рассказывает заместитель начальника ОКБ "Вымпел" (НИИРП) с 1967 по 1970 год В.В.Шубин .

"Работая в Ленинградском райкоме партии, я часто встречался с главными и генеральными конструкторами, чьи предприятия были расположены в нашем районе. Познакомился с Курчатовым, Келдышем, Трапезниковым, Ильюшиным, Яковлевым, Микояном... Пожалуй, более всего сблизился с Григорием Васильевичем Кисунько. Однажды, в 1967 году, мы встретились на районной конференции. В перерыве зашли в буфет, разговорились. Он прислушался ко мне и вдруг спросил:

- Откуда вы знаете про наши системы? Ответил:

- Так я же дневал и ночевал на подмосковных кольцах. Почти десять лет отработал. И рассказал ему о своем участии в сооружении объектов 25-й системы . Григорий Васильевич тут же предложил мне перейти к нему в ОКБ на должность заместителя по строительству. Я согласился. Первым заместителем Кисунько был Иван Дмитриевич Омельченко . Евгений Павлович Гренгаген ведал вопросами науки, мне, как и условились, отвели строительство, а общими вопросами занимался Григорий Яковлевич Кутепов . Фамилия последнего до одного случая мне ни о чем не говорила. Как-то к Кисунько приехал авиаконструктор Андрей Николаевич Туполев . Мы с Кутеповым находились в кабинете генерального и решали текущие дела. Дверь отворилась, вошел Туполев и радушно пожал руку Кисунько. Ответив приветствием, Григорий Васильевич начал представлять нас: - Познакомьтесь, это мой заместитель Кутепов... Туполев мгновенно изменился в лице, побагровел и тихо произнес:

- Григорий Васильевич, пока этот... человек у тебя, моей ноги здесь не будет! Попрощался, повернулся, и вышел из кабинета. Кисунько очень расстроился. Позже я узнал от него о том, что репрессированный в 1937 году Туполев отбывал наказание в так называемой шарашке - ЦКБ-29 НКВД , где начальником был полковник Кутепов. Я удивился и спросил:

- Григорий Васильевич, зачем же вы его держите у себя? Кисунько не ответил. Кутепов был уже старым и больным человеком и проработал у Григория Васильевича до своей кончины. Конечно, генеральный всячески пытался избавиться от него - ведь и его отец был расстрелян работниками НКВД. Однако определенные силы так и не позволили ему этого сделать.

Несмотря на противодействие В.Д.Калмыкова и А.А.Расплетина , ОКБ-30 выделилось из состава КБ-1 . Самостоятельности удалось добиться, благодаря поддержке Д.Ф.Устинова. Кисунько с сотрудниками еще находились в главном здании на Ленинградском проспекте. Началось строительство собственного производственного корпуса у троллейбусного депо "Сокол". Однако, в связи с действующим запретом на промышленное строительство в Москве, многие вопросы решались медленно и со скрипом. Пользуясь своими связями в партийных органах, я добился решения, и приступил к новостройке. В 1968 году наш коллектив переехал в новое здание.

Одновременно мы приступили к строительству опытно- экспериментальной базы в Химках, а также комплекса зданий на Волоколамском шоссе, на берегу Москвы-реки. В Химках Кисунько открыл филиал, а на Волоколамку в 1968 - 1969 годах переехал отдел Олега Александровича Ушакова , занимавшийся лазерной тематикой. После переезда здесь было образовано самостоятельное ЦКБ "Луч" , научным руководителем которого стал Н.Д.Устинов , а директором - И.В.Птицын .

В этот период Кисунько столкнулся с большими проблемами. Как-то, после тяжелого дня, уставшие, мы вышли с работы и решили отправиться домой пешком, благо жили неподалеку, на Ленинградском проспекте.Посмотрев на измученного Григория Васильевича, я сказал:

- Зайдем ко мне. Посидим, отдохнем... Зашли. Я собираю на стол, а Кисунько увидел висящую на стене гитару, настроил ее и начал напевать. Я отложил тарелки и прислушался. Пел он великолепно, хорошо поставленным голосом. Импровизировал и отлично аккомпанировал себе на гитаре. Просидели допоздна. Тяжелого дня, как не бывало.

После образования "Луча" Птицын пригласил меня на коллегию Миноборонпрома и предложил должность заместителя по строительству. Я отказался, поблагодарил за доверие и рассказал об этом случае Кисунько. Зная, что Птицын согласовал вопрос с Устиновым, Григорий Васильевич промолчал.

Вскоре меня вызвали в Госстрой и пригласили на должность директора Центрального института типового проектирования . Пытаясь понять, что происходит, и почему предложения буквально валятся на мою голову, я завел разговор с Григорием Васильевичем, сразу заверив, что изменять ему не собираюсь. Он грустно сказал:

- Решай сам. У меня сейчас ситуация сложная. Тут еще и ЦНПО создали. День за днем все хуже. Так что лучше не отказывайся. В 1970 году нам пришлось расстаться".

Рассказывает генеральный конструктор ОАО "Радиофизика" А.А.Толкачев . "В Кисунько, на мой взгляд, соединялись два довольно противоречивых качества - гениального ученого и деревенского парня. Григорий Васильевич "загорался" идеей и был одержим ею. Это помогало ему, несмотря на трудности и препятствия, идти к цели. При этом он считал само собой разумеющимся, что и все те, кто его окружал, должны быть также одержимы идеей. Но люди есть люди, и вокруг Кисунько было достаточно конфликтов. Ставя перед собой цель, Григорий Васильевич не представлял, как можно свернуть с полпути. Это было немыслимо для него. Он шел к цели, преодолевая преграду за преградой, но при этом брал только ту преграду, которая мешала ему в данный конкретный момент. Многие из его окружения имели иной склад ума, и предупреждали:

- Григорий Васильевич, вскоре возникнет еще более серьезная проблема и надо заранее подготовиться к ее решению. Кисунько не понимал их и искренне удивлялся: - Зачем? Когда столкнемся, тогда и решим. А сейчас давайте бросим все силы на то, что видно невооруженным глазом".

В марте 1974 года скончался В.Д.Калмыков и министром был назначен его первый заместитель П.С.Плешаков . Д.Ф.Устинов терял веру в своего ставленника, он устал отстаивать Кисунько. Предприятия сыновей Устинова и Суслова_сын были заранее выделены из состава ОКБ Кисунько и образовали самостоятельные фирмы - ЦКБ "Луч" и ЦНИИ радиоэлектронных систем .

Разработка перспективной системы ПРО была поручена А.Г.Басистову . Смене ролей способствовали председатель ВПК Л.В.Смирнов , заведующий оборонным отделом ЦК КПСС И.Д.Сербии и заместитель министра радиопромышленности - генеральный директор ЦНПО "Вымпел" В.И.Марков .

11 июня 1975 года постановлением ЦК и Совмина "О дальнейших работах в области ПРО" были определены задачи по модернизации системы А-35 и созданию системы А-35М с задачей перехвата одной сложной многоэлементной баллистической цели. Решением министра П.С.Плешакова Г.В.Кисунько отстранен от руководства созданием систем ПРО и снят с должности генерального конструктора. Плешаков сам позвонил Кисунько и сообщил ему о решении. Кисунько возразил:

- Генеральным конструктором меня утвердило Политбюро ЦК, и не министерству снимать меня. Плешаков ответил.

- И с ЦК, и с ВПК вопрос согласован. И повесил трубку. Д.Ф.Устинов, все-таки, позаботился и "выбил" для Г.В.Кисунько специальную должность в 45-м СНИИ Министерства обороны .

Рассказывает советник заместителя министра обороны РФ, генерал Е.В.Гаврилин .

"При оценке личности и роли генерального конструктора Григория Васильевича Кисунько в решении проблем противоракетной обороны высказано немало домыслов, а сами оценки содержат, подчас, полярные суждения. Думается, к этим вопросам следует подходить всесторонне и объективно. Без сомнения, Григорий Васильевич был выдающимся ученым и конструктором. Он сыграл также одну из ведущих ролей в организации гигантской кооперации предприятий, что позволило решить сложнейшую задачу создания боевой системы. Это был талантливый, всесторонне развитый человек, способный увлечь за собой любой коллектив. Безусловно, это была яркая личность!

Однако проблема противоракетной обороны оказалась настолько сложна, что даже ему не удалось избежать серьезного просчета. Вырабатывая принципы и основные технические решения, он не сумел спрогнозировать развитие баллистических целей, с которыми предстояло бороться его системе. Это привело к тому, что боевые возможности А-35 при появлении средств преодоления ПРО снизились до нуля. Даже после проведенной модернизации возможностей системы недоставало для того, чтобы парировать развитие средств нападения с требуемой эффективностью. На мой взгляд, в этом - ошибка генерального конструктора и суть сложившейся вокруг него конфликтной ситуации. И все же, Григорий Васильевич Кисунько останется в истории великим ученым и конструктором".

Письмо читателя

2015-12-26 19:35:53 лазунько gmail@com Простой рядовой -03175-т как ком рассчёта СЕВ имел возможность видеть в 1968-1980гг насколько эффективно работала система пво-про ( до сих пор помню пуски а350ж по 8к63).. -обломки падали я -пацифист. но не побоюсь пафоса : ГВ Кисунько - один из величайших и ровня СП Королёву

Ссылки:
1. РАКЕТНАЯ ОБОРОНА: ЛЮДИ И СИСТЕМЫ
2. ПОЛИГОННЫЙ КОМПЛЕКС "АРГУНЬ"

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»