Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

ОГРАНИЧИМСЯ СОКРАЩЕННЫМ СОСТАВОМ СИСТЕМЫ А-35

США не спали. В мае 1970 года они завершили программу испытаний МБР "Минитмен-3" с разделяющимися головными частями индивидуального наведения и приступили к постановке ее на боевое дежурство. Первые ракеты оснащались пассивными ложными целями и имели механизм самоликвидации обтекателя головной части. После отделения боевых блоков обтекатель разрывался на десятки осколков, которые создавали дополнительные помехи радиолокаторам ПРО. Система наведения и управления полетом ракеты была защищена от рентгеновского, нейтронного и гамма излучения, а также от воздействия электромагнитньгх импульсов.

Тяжелые средства активных помех радиолокаторам ПРО были также разработаны, но в целях увеличения мощности ядерного боезаряда на ракете не устанавливались. Советские специалисты знали о том, что средства активных помех прошли успешные испытания в США, но некоторое время не обладали сведениями о том, установлены ли они на боевых "Минитменах". Это побуждало готовиться к худшему варианту.

Проанализировав возможности новой американской ракеты, наши специалисты пришли к выводу о том, что комплексы "Енисей" не в состоянии отразить удара многозарядной МБР, оснащенной средствами преодоления, и что в целом создаваемая система А-35 не может защитить Москву даже от нападения одной межконтинентальной баллистической ракеты "Минитмен-3".

Перед руководством страны, Министерством обороны и разработчиками системы встала сложнейшая проблема: что делать дальше? Это был один из самых тяжелых и драматичных периодов в истории развития отечественной ПРО.

В мае 1970 года все работы на комплексах "Енисей" были остановлены до принятия решения ЦМОГ . Г.В.Кисунько все-таки удалось усовершенствовать стрельбовые комплексы, которым присвоили название "Тобол" . После этого решили ограничиться тремя "Енисеями", бесконечные настройка и доработка которых вызывали головную боль, и наращивать средства первой очереди "Тоболами", разместив по одному комплексу в Загорске , Клину , Наро-Фоминске и два комплекса на отстававшем объекте в Нудоли . К 1970 году монтаж и настройка оборудования всех пяти стрельбовых комплексов "Тобол" завершились. Началась стыковка средств в составе комплексов для подготовки к испытаниям. 18 августа 1970 года на головном объекте 5811 в Клину состоялось заседание ЦМОГ, которая приняла решение об устранении замечаний, организации боевого экспериментального дежурства и о завершении заводских испытаний. В октябре завершились заводские испытания головного комплекса, 8 декабря начались государственные испытания. Был установлен новый (уже не все помнили, который по счету) срок сдачи первой очереди системы сокращенного состава в марте 1971 года - к открытию 24 съезда КПСС .

В сокращенный состав должны были войти только три стрельбовых комплекса "Енисей", однако все понимали, что реально, с полным перечнем доработок по замечаниям заказчика, может быть сдан лишь один "Енисей" в Клину. Более того - и его сдача висела под угрозой, настолько огромен был перечень замечаний, которые требовалось устранить. В декабре 1970 года по специальной программе, под руководством М.Г. Мымрина , были проведены государственные испытания специальной боевой части новой конструкции противоракеты А-350Ж .

В начале 1971 года головной комплекс в Клину первой очереди сокращенного состава системы А-35 был представлен на государственные испытания. Руководил ими Герой Советского Союза, генерал-полковник Афанасий Федорович Щеглов , его заместителями были заместитель министра радиопромышленности В.И.Марков и начальник 5-го управления 4-го ГУ МО , генерал-лейтенант М.И.Ненашев .

Рассказывает генерал Ю.В. Вотинцев .

"В марте 1971 года работа комиссии А.Ф.Щеглова завершалась. Я находился на Балхаше, когда позвонил главный инженер управления полковник Василий Александрович Едемский и доложил о том, что назначено заключительное заседание с вопросом о принятии головного комплекса на вооружение. Выслушав, я понял, что готовится непоправимое и немедленно вылетел с полигона.

В 4-м ГУ МО собрались М.Г. Мымрин, В.И. Марков, Г.В. Кисунько, П.Д. Грушин, М.И. Ненашев. Председательствующий Михаил Григорьевич Мымрин сообщил о завершении работы комиссии. Акты всех подкомиссий оформлены. Рекомендуется принять головной комплекс, затем - первую очередь системы А-35 на вооружение и продолжить ее создание. Я был ошеломлен.

Мы, военные, категорически возражали против этого еще на этапе испытаний и требовали вернуть систему промышленности на доработку. А члены комиссии настаивали на том, что испытания головного комплекса можно считать законченными, и его нужно принять на вооружение, что строительство объектов следует продолжить, после чего провести испытания системы А-35 в полном составе. Я был категорически против. Пришлось вступить в жаркий спор с В.И.Марковым. М.И.Ненашев молчал. Наконец, Мымрин заявил:

- Мы все акт подпишем. А вы, Юрий Всеволодович, если угодно, пишите свое особое мнение.

Совершенно неожиданно с места поднялся молчавший до сих пор Петр Дмитриевич Грушин и сказал:

- Как член ЦК КПСС, я не позволю обманывать народ, партию и правительство. В ближайшей перспективе по межконтинентальным баллистическим ракетами ракетам морского базирования США система работать не способна. Необходимо передать ее войскам ПРО и ПКО в эксплуатацию, а нас, разработчиков, обязать решить проблему модернизации, чтобы затраченные средства не оказались бросовыми.

Выступление члена ЦК П.Д.Грушина оказалось решающим. Комиссия приняла его рекомендацию. Однако Кисунько, Марков и другие, согласившись с решением о принятии в эксплуатацию, а не на вооружение, настаивали на продолжении создания всех объектов, предусмотренных проектом. На следующий день я обо всем доложил главнокомандующему. Он возмутился:

- Как же меня могли подвести, подбрасывая ложную информацию? Берите все в свои руки и держитесь, а я сообщу о разногласиях Устинову.

Вскоре состоялось совещание у Дмитрия Федоровича. Изменивший к этому времени свое мнение А.Ф.Щеглов доложил о том, что первую очередь системы не следует принимать на вооружение и что строительство второй очереди надо остановить.

После некоторых раздумий Дмитрий Федорович недовольно сказал:

- Я не понимаю возражений военных. Мы создаем первую в мире систему. В ней заложены огромные возможности по модернизации. Останавливать строительство нецелесообразно, да и невозможно: все записано в бюджете и в Госплане!

В кабинете воцарилась тишина. Неожиданно, обращаясь к Устинову, ее прервал Байдуков:

- Дима, если ты сегодня не согласишься с мнением военных, то имей в виду: завтра я подгоню бульдозеры и снесу все построенные под Москвой объекты!

Мы замерли. Так разговаривать с Устиновым мог только Байдуков. Как ни странно, Дмитрий Федорович смягчился и изменил точку зрения:

- Ладно, согласимся с мнением военных. Ограничимся сокращенным составом. Мы одержали победу. Решением ВПК было предусмотрено завершение строительства двух узлов дальнего обнаружения и четырех отдельных противоракетные центров. И - все! До сих пор считаю наши действия правильными".

Ссылки:
1. РАКЕТНАЯ ОБОРОНА: УСПЕХИ И НЕУДАЧИ

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»