Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Войтинский Владимир Осипович (Иосифович) Богомолов (1924-2003)

См. в Википедии Богомолов, Владимир Осипович (Иосифович)

Источник - Википедия 

Богомолов, Владимир Осипович (Иосифович)  (до 1953 года Войтинский; 3 июля 1924, деревня Кирилловка (по другим данным Кириллово), Московская губерния — 30 декабря 2003, Москва) — советский и российский писатель.


Из книги В. Богомолова «Сердца моего боль». Документы

Справка Особого отдела Комитета Государственной Безопасности при Совете Министров СССР по Прикарпатскому военному округу № ск/46 от 6 февраля 1957 г. о том, что [Владимир Богомолов] действительно состоял на службе в Красной Армии с октября 1941 г. по апрель 1942 г. и с июня 1943 г. по сентябрь 1944 г., а затем с сентября 1944 г. по 29 ноября 1949 г. проходил службу в органах МГБ: с 22 октября 1945 г. по 8 января 1946 г. на острове Сахалин, с 8 января 1946 г. по 9 декабря 1948 г. — на полуострове Камчатка, с 9 декабря 1948 г. по 29 ноября 1949 г. — в Прикарпатском военном округе. На основании Постановления СНК СССР № 2358 от 14.9.45 г. служба в льготном исчислении засчитывается: на острове Сахалин один месяц службы за полтора месяца, на полуострове Камчатка один месяц за два. Подпись: начальник сектора кадров Особого отдела КГБ по ПрикВО полковник Адоевцев. Печать. 

В 1938 году окончил семь классов средней школы № 71 КиОНО г. Москвы (5-й и 6-й классы окончил в школе № 62 ФрОНО), бросил школу (экзамены за 8-й класс сдал экстерном уже в г. Севастополе) и в июле 1939 г. уехал работать счетоводом, моряком, помощником моториста в селах Туак, Куру-Узень в Азово-Черноморском «Рыбтресте» Алуштинского и Ялтинского районов Крыма для оказания помощи семье. В мае 1941 г. вернулся в Москву, с началом Великой Отечественной войны пошёл добровольцем в Московский противопожарный полк МПВО в Филях. Подав заявление добровольцем, в период с июля по октябрь становится курсантом полковой школы младших командиров одной из воздушно-десантных бригад 4-го или 9-го ВДК. В конце октября-ноябре 1941 г. попал на Калининский фронт под Москвой (фронт был образован 17 октября) в качестве курсанта, не поехав в эвакуацию в Татарскую АССР, куда 26 июля 1941 года были направлен он сам и все члены его семьи — сестра и мать. Был контужен, в месте назначения в эвакуации появился только 28 ноября 1941 года после пребывания в эвакогоспитале в Бугульме. По другим данным с ноября 1941 г. по апрель 1942 г. — командир отделения разведки одной из воздушно-десантных бригад 4-го или 9-го ВДК полковой школы младших командиров одной из воздушно-десантных бригад 4-го или 9-го ВДК. Был тяжело ранен в апреле 1942 г., предположительно в ходе апрельских боёв под Вязьмой 4-го воздушно-десантного корпуса во время Ржевско-Вяземской операции, попал в госпиталь в Ташкенте, и затем в Бугульме (по месту эвакуации его семьи).

Заключение Военно-врачебной комиссии от 19 июля 1942 г. о предоставлении отпуска на долечивание после тяжёлого ранения и контузии в апреле 1942 г. и длительного пребывания в госпиталях гг. Ташкента и Бугульмы. 

«…для нашего поколения было неестественным, диким, непонятным всякое иное решение и поведение..», — говорит Владимир Богомолов // жур. Москва, 5-8, 1975, стр. 189
В. Богомолов вспоминал: «...отправиться в армию меня подбили двое приятелей, оба были старше меня. <...> Спустя три месяца, в первом же бою, когда, залёгшую на мёрзлом поле, роту накрыло залпом немецких миномётов, я пожалел об этой инициативе. Оглушённый разрывами, я приподнял голову и увидел влево и чуть впереди бойца, которому осколком пропороло шинель и брюшину; лёжа на боку, он безуспешно пытался поместить в живот вывалившиеся кишки. Я стал взглядом искать командиров и обнаружил впереди — по сапогам — лежавшего ничком взводного, — у него была снесёна затылочная часть черепа…»

Повторно попал в армию на основании Наряда Штаба Округа за № ОМ/Х/2750 oт 06.05.1943 15 июня 1943 г. по призыву Акташским РВК Татарской АССР. 22 июня 1943 г. направлен старшим команды в г. Ижевск Удмуртской АССР, в Ленинградское Краснознамённое артиллерийско-техническое училище (ЛКАТУ), выпускавшее младших воентехников-лейтенантов, и располагавшееся в Ижевске до 1944 г. На момент призыва кандидат в члены ВКП(б) — 18 (19) лет. С конца 1943 года в войсковой разведке. Форсировал Днепр. Воевал на Северном Кавказе, участник освобождения Тамани (Новороссийско-Таманская операция), освобождения Житомира (Житомирско-Бердичевская операция), Кировоградской наступательной операции, — предположительно в составе 115-й гвардейской отдельной разведывательной роты 117-й гвардейской стрелковой дивизии. 12 января 1944 года вторично ранен, лежал в госпитале. После освобождения Минска до сентября 1944 года в подчинении Разведуправления/Управления Контрразведки Штаба 3-го Белорусского фронта и соединениях 2-го Белорусских фронтов, награждён Орденом Отечественной войны I степени за бои июня-июля 1944 г. по освобождению Белоруссии.

В сентябре 1944 г. переходит из войсковой разведки в органы военной контрразведки, Главное управление контрразведки «Смерш» Наркомата Обороны СССР Форсировал Вислу. Участвует в освобождении Польши, в боевых действиях в Восточной Пруссии и Германии.

С августа 1945 года около месяца на территории Маньчжурии. В конце октября 1945-го года получил назначение на должность командира разведроты в 126-й лёгкий горно-стрелковый корпус, переброшенный из южной Германии на Чукотку. В августе 1946 года Богомолов был переведён с Чукотки на Камчатку.. По другим данным, с 22 октября 1945 г. по 8 января 1946 — подразделения военной контрразведки на Сахалине, в числе других примерно 500 военнослужащих, переведённых в ноябре 1945 г. на территорию Южного Сахалина в органы МВД и контрразведки из Амурской области

В 1945—1946 гг. на территории Южного Сахалина действовали многочисленные вооружённые банды. В момент их ликвидации изымалось огромное количество оружия, а также ликвидированы диверсионно-террористические и шпионские группы. Велась работа по выявлению бывших солдат, офицеров японской армии и полицейских, проживавших на нелегальном положении, скрывавшихся в тайге. <...> милиционерам, совместно с сотрудниками госбезопасности, удалось провести ряд успешных оперативно-поисковых мероприятий и обнаружить склады с оружием и боеприпасами, военно-технические базы, созданные японцами после капитуляции. <...>
От крупных операций по прочёсыванию лесов переходили к отдельным, хорошо подготовленным, которые проводились, как правило, мелкими подразделениями. Особое внимание уделялось активному ночному поиску, выставлению засад и секретов на путях возможного передвижения банд.<...> В 1946 г. было ликвидировано 13 вооружённых банд (60 чел.), состоявших из бывших японских военнослужащих и членов военизированных формирований (отрядов «Боётай»), представлявших собой серьёзную опасность. <...> было вскрыто и ликвидировано 18 грабительских вооружённых групп (72 чел.), из которых 43 — военнослужащие. <...> Кроме ликвидации банд и грабительских групп, совместными действиями милиции и сотрудников госбезопасности, на Южном Сахалине была ликвидирована японская диверсионная группа из 10 резервистов во главе с бывшим заместителем начальника Штаба Японских Вооружённых Сил на Карафуто, подполковником Чикуси Фудзио. Этот отряд под командованием капитана Китаяма поджёг центральную часть г. Сикука (ные Поронайск), в результате большая часть города уничтожена огнём, а убытки исчислялись суммой в 6 млн. 699 тыс. руб. 

Затем, после ранения и госпиталя — направлен на Камчатку, военная контрразведка, 3-е Главное управление МГБ СССР, где служил по 9 декабря 1948 г.
Деятельность контрразведки на Камчатке в 1947—1950 гг. описана в документальном очерке Владимира Слабуки и Натальи Шкут.

В Советском Союзе с 1947 года действовала государственная программа привлечения рабочей силы в восточные области страны для их освоения и развития. Вместе с вполне законопослушными гражданами на берега Тихого океана устремились бывшие пособники гитлеровцев из числа советских граждан: полицаи, каратели, власовцы, сотрудники Абвера и гестапо, которым удалось разными способами избежать справедливого возмездия. Они надеялись в глуши Камчатки, Чукотки, Колымы, Сахалина и Курильских островов отсидеться до тех времён, пока не забудутся их преступления.
<...>. Чекисты северо-востока страны в конце 1940-х - начале 1950-х годов выявили 12 пособников гитлеровцев, в том числе сотрудников германских спецслужб. 

С 9 декабря 1948 г. переведён на борьбу с бандеровцами на Украину в Прикарпатский ВО, подразделения МГБ, далее в Германии. Приказом от 29 ноября 1949 года в звании лейтенант, 3 Главное управление МГБ СССР был комиссован на основании состояния здоровья, связанного с прохождением военной службы.

Заканчивал войну в Германии, но затем была японская, и он повоевал ещё в Манчжурии и на Южном Сахалине. Получил ранение, а после госпиталя его упекли... на Чукотку.
Богомолов провёл под арестом 13 месяцев - в тюремных камерах, причём девять месяцев из них в карцерах. И всё потому, что на одном офицерском совещании, где разбиралось ЧП, взялся перечить начальству и наговорил лишнего. После отсидки был отпущен без суда. Его освободили, что называется, вчистую, не оставив никаких обвинений. За весь срок было выплачено денежное содержание, предложили путёвку в Дом отдыха. А он хотел другого - хотя бы просто извинений от официальных органов. И послал запрос в военную прокуратуру, из которой получил ответ: стаж службы вам засчитывается, денежное содержание выплачено.

После увольнений в запас в конце 1949 г., согласно некоторым интервью в течение 1950—1952 г. служил в аналитическом отделе ГРУ по американской оккупационной зоне в Западном Берлине. В течение 1950—1951 гг., (более вероятно, с 1949 г.) капитан Разведуправления Штаба ГСВГ или ГШ, далее в подчинении Комитета информации при Совете Министров СССР, образованного путём слияния служб военной и внешней разведки, в Берлине. После возвращения функций военной разведки из Комитета информации в Генеральный Штаб Советской армии — в ГРУ Генштаба. В Германии был арестован, попал внутреннею тюрьму МГБ во Львове, через год освобождён, срок пребывания в тюрьме по решению Военной прокуратуры зачтён как офицерский стаж, комиссован с II группой инвалидности, вышел на пенсию в 1951 или 1952 г.

В июне 1952 года — экстерном закончил среднюю школу рабочей молодёжи № 57, в 1952-1954 годах обучался на специальности «Русская литература» в Московском государственном университете. На втором курсе оставил университет, признав для себя некоторый разрыв между преподаваемыми академическими и прикладными знаниями в области литературы, только в последних из которых, по его мнению, он нуждался. С момента выхода повести «Иван» в 1957 г. и до конца жизни категорически отказывался вступать в Союз писателей, несмотря на регулярные и настойчивые приглашения
В 1990-е годы занимал активную гражданскую позицию, в частности, несколько раз обращался к высшему руководству России с требованием оказать государственную поддержку военным офицерам, проходившим службу в Прибалтике, и оказавшимся при распаде СССР лишёнными основных социальных гарантий.
В 1995 году вступил с публичную полемику с Георгием Владимовым о роли генерала Власова в судьбе России:.

Некоторыми публицистами отстаивается версия что с июля 1941 по май 1942 Владимир Войтинский жил в Татарской АССР как эвакуированный с матерью, в общем алфавитном учете (неполном) раненых и больных, лечившихся в госпиталях в период Великой Отечественной войны, Богомолов (Войтинский) Владимир Иосифович (Осипович) не значится, а 6-й гв. воздушно-десантный полк 1-й гв. воздушно-десантной дивизии был сформирован 13.12.42 г. на базе 9-й гв. воздушно-десантной стрелковой бригады. 9-я гв. воздушно-десантная бригада была сформирована в августе 1942 г. и в состав действующей армии не входила.
На основании чего подвергается сомнению вся военная биография писателя и сам факт несения им военной службы. 
В своём интервью журналистке Ольге Кучкиной автор книги «Война всё спишет» фронтовик Леонид Николаевич Рабичев, в годы войны сражавшийся в рядах 31-й армии, заявил, что военная часть официальной биографии Богомолова (Рабичеву он был известен под фамилиями Войтинский и Богомолец) не соответствует действительности («он придумал себе биографию»), что в боевых действиях Богомолов не участвовал, наград не имеет. Кроме того, Рабичев заявил, что повесть «Иван» была написана Богомоловым в период его проживания на квартире у Рабичева, а в своих книгах Богомолов использовал его письма и рассказы о войне. Позже, после публикации опровержения в «Литературной газете», Рабичев признал несколько существенных фактических ошибок в своём интервью, но от основного тезиса (недостоверности военной биографии Богомолова) не отказался..
В то же время эта версия опровергается другой стороной на основании публично доступных документов ЦАМО свидетельствующих, что Владимир Богомолов (Войтинский) был призван на фронт Акташским РВК Татарской АССР 15 июня 1943 г., а также опубликованного в 2008 г. в составе двухтомного собрания сочинений Владимира Богомолова Заключения военно-врачебной комиссии от 19 июля 1942 г. о предоставлении Владимиру Войтинскому (Богомолову) отпуска на долечивание после тяжелого ранения и контузии в апреле 1942 г. и длительного пребывания в госпиталях гг. Ташкента и Бугульмы перед призывом на фронт по его году рождения в 1943 г.(справка-выписка Архива военно-медицинских документов Военно-медицинского музея МО РФ. Личный архив В. Богомолова). 
Также, по мнению другой стороны, приведённые журналистами сведения о порядке формирования воздушно-десантных бригад чрезмерно упрощены и не в полной мере соответствуют действительности. В частности, в предложенной журналистами схеме не учитывается личный состав, попавший в них из госпиталей, служивший до этого в воздушно-десантных корпусах более раннего этапа формирования, и разные составы бригад 1-го и 2-го формирования, как и источники их формирования в разные годы (см. раздел Доброволец и примечания к нему полковой школы младших командиров одной из воздушно-десантных бригад 4-го или 9-го ВДК).

Писатель Георгий Владимов, в письмах Льву Аннинскому, опубликованных журналом «Знамя», писал о надуманной непубличности Богомолова. Также Владимов, не конкретизируя источника, пишет о том, что в сотруднике СМЕРШа Таманцеве Богомолов описал себя в молодые годы. Сам Богомолов в переписке с читателями в середине 70-х ответил так: «Я действительно в юности был участником Отечественной войны, с 1943 года занимался разведкой, и не только войсковой. <…> Насчет „автобиографичности“ Блинова, то сходство тут только возрастное. Люди, знающие меня близко, довольно дружно утверждают, что автор более всего выражен в Таманцеве, в Аникушине и в… генерале Егорове. Как говорится, со стороны виднее, и я даже не пытаюсь опровергать эти утверждения. 19 апреля 1975 г. В. О. Богомолов — Э. Ф. Кузнецовой».
Среди людей, знавших Богомолова лично, нет единого мнения насчёт его службы в СМЕРШе. Так, писатель Владимир Акимов пишет о Богомолове: «В контрразведке он не служил никогда, хотя и принимал участие в одной из операций СМЕРШ». А литературовед, профессор Михаил Васильевич Минокин писал о том, что Богомолов в годы войны служил в частях военной контрразведки, а после войны располагал ценными фактами и свидетельствами сослуживцев.
Борис Криштул в своей книге пишет, что сам Богомолов уклончиво уходил от ответа на вопросы, служил ли он в СМЕРШе или нет.

Награды
Награждён орденами и медалями, шесть боевых наград, включая четыре (пять) боевых ордена. 4 ноября 1967 года указом Президиума ВС СССР награждён орденом «Знак Почёта» за сценарии к фильмам «Зося» и «Иваново детство». В 1984 году был награжден орденом Трудового Красного Знамени, от присутствия на вручении отказался. В 2001 году награжден премией «Новой газеты» им. А. Синявского «За достойное творческое поведение в литературе», от вручения отказался. В том же 2001 году Богомолову присуждена премия имени разведчика Николая Кузнецова, от вручения отказался. В 2003 году награждён дипломом и медалью ЮНЕСКО «За выдающийся вклад в мировую литературу» за «гуманизацию жестокого военного ремесла».

Родственники
Отец Владимира Богомолова (по некоторым сведениям — отчим) — Войтинский Иосиф Савельевич (1884—1943), петербургский юрист, специалист по гражданскому и советскому праву, помощник присяжного поверенного округа Санкт-Петербургской судебной палаты до революции. С 1924 по 1929 гг. — член Президиума Российской ассоциации научно-исследовательских институтов общественных наук (РАНИОН), затем в штате Института советского строительства и права при Коммунистической Академии. С 1924 г. — профессор факультета общественных наук МГУ, после преобразования юридического факультета МГУ в Московский юридический институт (МЮИ) в 1931 г., возглавляет кафедру трудового права до самого ареста. В 1933—1935 гг. Войтинский — профессор Высшей школы профсоюзного движения при ВЦСПС. В марте 1934 г. Квалификационной комиссией при Наркомате юстиции ему присвоено звание профессора по кафедре трудового права. В декабре 1935 г. без защиты диссертации Президиумом Коммунистической Академии при ЦИК Союза ССР присуждается ученая степень кандидата юридических наук. 6 марта 1938 г. был арестован органами НКВД вместе с целым рядом других советских ученых-юристов. До суда случился обширный инсульт с утратой дара речи. Военный трибунал Московского военного округа вынес приговор о принудительном медицинском лечении в закрытых медицинских учреждениях. До начала Великой Отечественной войны находился в Москве, а затем был эвакуирован в закрытую психиатрическую лечебницу г. Казани. По официальным данным 24 января 1943 г. Иосиф Савельевич умер в результате общего атеросклероза сосудов.
Заседание суда: 8 октября 1940 г., обв.: по ст. 58-8, 58-11; Решение суда: принудительное лечение. Умер 26.1.43 в г. Казань, в спец. псих. больнице. 
Мать — Надежда Тобиас, дочь виленского адвоката, работала машинисткой в московском журнале «Знамя».
До 10-ти лет В. Б. жил у родителей матери в подмосковном посёлке Кириллово.
Владимир Богомолов — племянник Войтинского Владимира Савельевича (Wladimir Woytinsky) (1885—1960), видного марксиста-меньшевика, с 1918 и по 1920-е — официального представителя Правительства в изгнании меньшевистской республики Грузия (1918—1921) в Швейцарии и Германии, Лиге Наций, эмигранта, экономиста, занимавшегося политическими исследованиями, советника президента США Ф. Д. Рузвельта в годы ВМВ. В. С. Войтинский в 1919 уехал в Рим, с 1922 жил в Берлине, после прихода Гитлера к власти переехал в Швейцарию, затем во Францию, в 1935 в США.
Сын Владимира Богомолова — Александр Владимирович Суворов, родился 20 ноября 1956 г. У него фамилия матери - Светланы Филипповны Суворовой (1924—2012), официальной жены Владимира Богомолова в 50-х годах.

Ранняя повесть «Иван» (1957) (впервые опубликована в журнале «Знамя») была экранизирована Андреем Тарковским в 1962 году под названием «Иваново детство». К 1998 году повесть была переиздана 219 раз на 40 языках. Автор серии рассказов — «Первая любовь» (1958), «Сердца моего боль», «Кладбище под Белостоком»(1965), «Зося» (1963).
Стал широко известен и очень популярен после выхода романа «В августе сорок четвёртого» («Момент истины», 1973), впервые опубликованного в журнале «Новый мир», 1974). Роман, благодаря напряжённому сюжету и убедительной документалистике (рапорты, донесения, правительственные телеграммы и т. п.), воспринимался как новый взгляд на события Великой Отечественной войны. Роман переиздавался более 130 раз и был дважды экранизирован, но из-за ряда сложностей к массовому зрителю дошёл только фильм 2000 года «В августе 44-го…» режиссёра Михаила Пташука. Отличие фильма от романа заключается в смещении акцентов на изображение служебных будней офицеров советской военной контрразведки. Следует заметить, что Богомолов неоднократно отказывался от экранизиций романа, и только личная беседа с актёром Евгением Мироновым, сыгравшим главную роль в фильме, убедила его. Однако разногласия с режиссёром Пташуком привели Богомолова к отказу от признания фильма, который в итоге получил одно из альтернативных названий.
В последние годы Богомолов работал над романом с условным названием «Жизнь моя, иль ты приснилась мне…», при жизни в печать отдал две главы — «В кригере» и «Вечер в Левендорфе». Действие главы «В кригере» («Новый мир», 1993, № 8) происходит осенью 1945 года на Дальнем Востоке: разместившаяся в «кригере» (вагон для перевозки раненых) группа отдела кадров раздаёт вернувшимся с фронта офицерам нерадостные направления в дальние гарнизоны. В повести виден новый взгляд на послевоенную реальность в СССР.
В архиве остались ранний роман «Академик Челышев» и повесть «Десять лет спустя».

Факты и мифы
В середине 1970-х Богомолов обратился к югославскому лидеру Броз Тито, когда заподозрил, что перевод его романа «Момент истины» на сербо-хорватский язык достаточно сильно отходит от оригинала. Издание было остановлено.
Владимир Богомолов был одним из немногих, кто якобы имел так называемый документ допуска «три К» — свободный доступ к закрытой части любых архивов.
В период создания романа «Момент истины» Владимир Богомолов, бывший офицер ГРУ Генерального штаба, получил поддержку и консультации по документальному материалу, использованному в нём, от Ивана Ильичёва, начальника ГРУ Наркомата Обороны СССР в 1942—45 гг., работавшего в те годы в МИДе, Героя Советского Союза полковника в отставке Владимира Карпова, с которыми автора связывали длительные личные, а с Ильичёвым — и служебные отношения.
Pоман по ряду политических причин никогда не издавали в Польше. Наиболее подробно причины категорического неприятия в Польше романа Богомолова и отказа от издания его на польском языке были изложены в так называемом «Открытом письме писателя Анджея Дравича», частично опубликованном на русском в журнале «Синтаксис № 2» (1978). Причины сводятся к психологическому неприятию резко негативной характеристики в романе Богомолова действий польской Армии Крайовой на территории Западной Белоруссии, Западной Украины и Литвы, направленных против военнослужащих Красной Армии, органов власти и местных жителей после освобождения данных территорий в течение 1944 до 1945-1946 гг. На судебном процессе сообщалось, что: «в результате террористической деятельности АК-NIE в период с 28 июля по 31 декабря 1944 года было убито 277, и тяжело ранено 94, а в период с 1 января по 30 мая 1945 года убито 314 и тяжело ранено 125 солдат и офицеров Красной Армии». Для польской интеллигенции 1970-x в условиях возрождения польского реваншизма идей «Великой Польши от моря до моря» подобная оценка оказалась неприемлемой.
Похоронен Владимир Богомолов на Ваганьковском кладбище.


Ссылки:
1. Эрна Ларионова и Алексей Штейман, август 1946 года
2. День третий после Хрущева в манеже. 4 декабря 1962 года
3. Войтинский Владимир Савельевич (1885—1960)
4. Суворова Светлана Филипповна (1924—2012)

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»